Гражданская Революция. Статья 7: Власть и культура*

Статья «Власть и культура» является седьмой в серии статей «Гражданская Революция». В ней анализируется процесс формирования современной культуры, идентифицируются возникшие в процессе исторического развития социальные дефекты и рассматриваются перспективы исправления этих дефектов.

Photo copyright: pixabay.com. CC0

Можно заметить одну интересную закономерность. Несмотря на то, что разные народы развивались с разной скоростью, в разных природно-климатических условиях и с совершенно разной бытовой культурой, результатом их развития стала идентичная политическая культура, основанная на государственной власти. Очевидно, что такой исход мог получиться только потому, что развитие власти и государства стало объективно закономерным процессом.

Почему это так?

Зарождение человеческой цивилизации представляло собой развитие социальной культуры в дополнение к физиологической природе человека. Дикая природа доминировала в человеке и лишь дополнялась элементами социальной культуры. Межвидовая и внутривидовая борьба за выживание лежит в основе законов дикой природы, а применение силы является главным регулятором природного баланса. Те, кто были сильнее, становились победителями и начинали диктовать свои условия побеждённым. И если внутриплеменная конкуренция сочеталась с внутриплеменной кооперацией, что приводило к появлению лидеров и внутриплеменной иерархии, само организующей жизнедеятельность племени, то межплеменная борьба зачастую приводила к уничтожению побеждённых племён, в том числе, с обращением покорённых в рабство. И если для внутриплеменной организации требовались относительно простые формы организации власти, то для управления покорёнными племенами и народами, превращёнными в рабов, требовались гораздо более сложные и жёсткие институты подавления в виде полноценно оформленных органов государственного правления.

Принуждение рабов и социально-зависимых слоёв к труду в пользу властвующей элиты позволяло государствам сосредотачивать ресурсы, создавать новые виды оружия, содержать армии для новых завоеваний и расширения владений государств. Способность власти подчинять себе общество, подавлять силовым методами внутреннее сопротивление и вести победоносные войны против других народов и государств и стала главным критерием жизнеспособности государственной власти и основой культурной парадигмы возникшей цивилизации. Вся дальнейшая эволюция человечества стала базироваться именно на этой матрице политической культуры, в которой доминирующая роль силового фактора, берущего своё начало из дикой природы, сочетается с рецессивной функцией солидарного сотрудничества, превратившего людей в людей из животных. Цивилизация стала развиваться по формуле доминирования дикости над цивилизованностью. Сила и дикость стали корректироваться разумом и справедливостью при таком раскладе, но не управляться ими.

Низкая производительность рабского труда по отношению к свободному труду на фоне борьбы элит и государств за накопление богатств и экономическую мощь побудила элиты предоставить больше прав и свобод эксплуатируемому населению, придать их жизни хоть какой-либо смысл с тем, чтобы побудить их к более производительному труду. С течением времени рабы стали крепостными, рабовладельцы – феодалами, а с развитием рынков товаров и труда, возникли рабочие и капиталисты.

По мере социального расслоения и усложнения социальной структуры общества, накопления богатств и экономической власти в руках социальных групп, лишённых политической власти, происходило социальное разбалансирование. Сосредоточение гораздо большей экономической власти в руках социальных прослоек, лишённых политической власти, по отношению к властвующей элите, обладавшей политической властью, но терявших экономическую власть, приводило к победоносным революциям против властвующей элиты и захвату политической власти социальными группами, сосредоточивших экономическую власть. Революции стали механизмом смены общественного строя и политической модернизации.

Вместе с тем, с изменением политического строя не менялась политическая матрица. Государственная власть оставалась по-прежнему единственно возможным способом общественной регуляции, основанной на властном паразитировании властвующей элиты над обществом. Сменялся общественный строй, менялись элиты, но политический паразитизм властвующей элиты над обществом посредством машины государственной власти остаётся незыблемым. Меняются лишь способы и формы паразитирования.

Спрос на новые технологии способствовал развитию науки, образования и возникновению интеллигенции. Побочным эффектом этого процесса стали рост образованности населения, появление интеллектуальной элиты и развитие в обществе критического мышления. Развивались нормы морали и нравственности, и у властвующих элит появилась необходимость соответствовать этим нормам с тем, чтобы не потерять свою власть. Возникла необходимость в государственной идеологии, которая бы манипуляторными способами приводила паразитическую сущность государственной власти в соответствие с существующими нормами морали и нравственности. Так возникла пропаганда!

Религии, идеологии и даже общественные науки были превращены в государственную пропаганду с целью управляемого видоизменения общественного мировоззрения в пользу преклонения перед государственной властью и легитимации политических режимов разного толка. Инакомыслие стало преследоваться. Инквизиция и преследования за инакомыслие стали неотъемлемой частью общественной жизни.

Но это не могло разрешить конфликт между моралью, идеализирующей принципы солидарного сотрудничества людей, и аморальностью паразитической сущности государственной власти. На помощь пришёл институт права, который позволил придать реально существующим социально-паразитическим конструкциям юридические формы, визуально соответствующие нормам общественной морали. Государственная идеология и право позволили заретушировать проблему конфликта общественной морали с аморальностью государства, облачив его в праведные идейно-правовые формы. Идеология придала морально оправданный вид аморальной реальности, а право юридически закрепило этот статус-кво. Ложь стала основным инструментом легитимации государственной власти, а на помощь легитимации лжи пришли иррациональная вера и слепой фанатизм, построенные на алогизмах. Именно этим можно объяснить спрос государственной власти на всякого рода религии, псевдо-религии, идеологии, религиозный и идейный фанатизм.

Государственная власть стала врагом правды, а государственная пропаганда стала способом борьбы против правды, неизбежно сопровождающейся психическим поражением людей. Пропаганда стала инструментом распространения психопатической эпидемии конформизма населения, – болезни иррациональной любви населения к своему государству. Ложь, конформизм и фанатизм, камуфляж аморальной сущности жизненных норм морально-оправдывающими декорированными формами, дикость в обличие цивилизованности стали культурными доминантами современной цивилизации.

Политическое мошенничество стало нормой жизни. Как следствие, мошенничество стало жизненной нормой и в любых других областях жизнедеятельности, – в бизнесе, гражданско-правовых отношениях, в быту, в правоприменительной практике и т.д. Даже в странах развитой демократии, особенно, в США, совершенно нормальной считается практика создания впечатления более низкой стоимости продаваемых компаниями товаров и услуг по отношению к их настоящей цене с помощью различных умозрительных и правовых манипуляций. В результате, покупатели вынуждены платить гораздо больше, нежели им казалось перед совершением сделки, то есть их просто обманывают. В целях отказа нести ответственность перед клиентами многие компании нагромождают договоры продажи огромным объёмом информации с применением юридической терминологии, требующей специальных знаний, то есть, они используют метод информационной перегрузки с тем, чтобы не дать возможность покупателям обсудить приемлемые для них условия покупки. Тем самым, они ставят покупателя в неравные правовые условия и избегают ответственности перед потребителями. Правовые нормы применяются не напрямую, а посредством многоступенчатой правоприменительной практики, зачастую, искажая первоначальную суть этих правовых норм, что позволяет органам право применения истолковывать право в свою пользу. Основная масса правовых случаев может быть рассмотрена только в процессе длительной и дорогостоящей процессуальной процедуры, что делает невозможным для значительной части населения реализацию даже их формальных прав. И так далее.

Чего ждать от развития цивилизации, базирующейся на таком культурном коде?

Всю культуру современной цивилизации можно условно разделить на три субкультуры. Это – субкультура властвующей элиты и аффилированных с ней социальных прослоек, нацеленных на социально-политическое паразитирование с использованием средств насилия и политико-правового мошенничества; субкультура угнетённой части общества, но подчинившейся властным центрам и социально-паразитическим прослойкам следовать определенным для них правилам поведения и социально-политическим стандартам; и субкультура интеллектуальной элиты, ориентированной на инновационное развитие. Можно было бы ещё выделить четвёртую субкультуру – угнетённой, но активно протестующей части населения, но всякие ростки такой культуры подавляются государственной властью, а часть населения, исповедующая такую культуру преследуется и превращается в общественный маргинал. То есть, как самостоятельный феномен, эта субкультура не существует, так как находится в состоянии перманентного уничтожения. Если же протестующей части населения удаётся в результате революции захватить власть, то ей уготовлена судьба перерождения во властвующую социально-паразитическую прослойку.

При этом субкультура властвующей элиты является доминирующей, субкультура угнетённой и подчинившейся власти части общества органично дополняет субкультуру властвующей элиты, образуя функциональный симбиоз паразита и хозяина, а субкультура интеллектуальной элиты, будучи контра-конформной, неорганична для первых двух субкультур, но зависима от властвующей элиты, являясь её придатком с функцией инновационного ресурса.

Такое соподчинение субкультур определяет вектор развития современной цивилизации в направлении бесконечного сохранения и усиления жизнеспособности социально-политического паразитизма, что неизбежно будет сопровождаться эскалацией социальной конфликтности, учащением и усилением экономических и политических кризисов и катаклизм, генерацией всё более опасных для человечества локальных и глобальных конфликтов и войн.

Единственным выходом из создавшегося положения может быть только изменение сложившейся социально-политической парадигмы с изменением вектора цивилизационного развития в политически продуктивном направлении. Потенциал такого развития можно разглядеть только в субкультуре интеллектуальной элиты. Соответственно, необходима генерация нового культурного качества на базе исключительно субкультуры интеллектуальной элиты, которое бы позволило ей стать независимой, самодостаточной и определить новый социально-политический вектор, направленный на уничтожение социально-политических антагонизмов, реализацию принципов гражданской солидарности и инновационное развитие современной цивилизации.

Культ силы должен смениться культом интеллекта!

Игорь Горький

Эта статья – седьмая в серии публикаций «Гражданская Революция». Первые шесть статей можно найти по ссылкам:

https://kontinentusa.com/grajdanskaya-revoluciya/;

https://kontinentusa.com/vlast-i-haos/;

https://kontinentusa.com/vlast-i-sobstvennost/;

https://kontinentusa.com/vlast-i-biznes/;

https://kontinentusa.com/vlast-i-nalogi/;

https://kontinentusa.com/vlast-i-dengi/.

ВАМ ПОНРАВИЛСЯ МАТЕРИАЛ? ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШУ EMAIL-РАССЫЛКУ:

Мы будем присылать вам на email дайджест самых интересных материалов нашего сайта.