Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Аналитика | Гражданская Революция. Статья 2: Власть и хаос

Гражданская Революция. Статья 2: Власть и хаос

«Власть и хаос» является второй в серии статей «Гражданская Революция». В ней разоблачается злокачественная суть государства и предлагается новый принцип организации власти.

Государственная власть вне зависимости от того, кем она является, кровавой тоталитарной диктатурой или передовой демократией, не перестаёт убеждать своих подданных в том, что она обеспечивает своим гражданам крайне необходимый им порядок, защищая их, тем самым, от хаоса и его разрушительных последствий. Тогда чем объяснить непрекращающиеся в мире локальные войны, агрессивные действия одних стран против других, внутренние гражданские конфликты, политические преследования и репрессии, голод, нищету, массовые потоки беженцев в самых разных странах мира? Гигантские ресурсы расходуются на вооружение, разработку и создание всё более совершенных и технологичных орудий убийств, а над миром периодически витает призрак мировой войны. Неужели это и есть тот самый порядок? Тогда что же такое хаос, от которого нас пытается защитить власть?

В дикой природе естественный баланс достигается посредством межвидовой и внутривидовой конкуренции в борьбе за жизненные ресурсы и выживания наиболее приспособленных к внешней среде обитания видов и особей внутри вида. Естественный отбор определяет порядок. В социальной природе, по сути, происходит внутривидовая борьба, в которой правила конкуренции видоизменены по мере дополнения законов дикой природы законами развития общества. Это обстоятельство радикально меняет механизмы поведения, но новый тип возникающего порядка принципиально не изменился. Возник социальный отбор, при котором инструменты физического насилия дополнились механизмами социально-организованного, то есть властного или политического принуждения.

Родоплеменные войны приводили к возникновению рабов в лице побеждённых и рабовладельцев в лице победителей, положив начало социальному структурированию общества. Для консервации достигнутого победителями социального порядка стали формироваться органы организованного социального насилия в лице власти и государства. Развитие этнокультур и разделения труда привело к пёстрой социальной фрагментации общества и возникновению множества социальных групп, положение которых в социальной структуре всегда определялось тем, относятся ли они к победителям, контролирующих государственную власть, или к побеждённым, контролируемых государственной властью. Близость к государственной власти и инструментам применения насилия стала основным критерием благополучия, как отдельных личностей, так и целых социальных групп.

Сосредоточение власти в руках элит привело к образованию государств, борьба между которыми за ресурсы и территории положила начало межгосударственным войнам, предопределивших развитие человеческой цивилизации от её возникновения до наших дней. По сути, подавление одних социальных групп и индивидов другими внутри общества и межгосударственные войны в локальном и глобальном масштабах стали тем самым порядком, который продолжают навязывать обществу институты государственной власти. Создание самого мощного оружия и средств подавления стало целью и идеалом развития государства, а гонка вооружений, перманентные войны, гражданские конфликты и связанные с ними лишения являются неизбежными последствиями деятельности государств.

Военное превосходство одного государства над другим определяется его военной мощью, которая, в свою очередь, зависит от экономического и технологического потенциала. Степень развития этого потенциала напрямую зависит от мотивации производительных сил к креативному созиданию. Раб, будучи полностью подневольным, не обладает такой мотивацией. Это побудило институты власти искать другие формы политического взаимодействия с обществом, при котором бы рабы получили максимальный объём прав и свобод для мотивированного труда, но при этом оставались бы управляемыми, подчиняемыми и зависимыми. Так, получила развитие тенденция расширения прав, свобод и либерализации политических систем.

Люди в либеральных и демократических обществах перестали выглядеть рабами, но не перестали ими быть. Их социальная функция по-прежнему заключается в том, чтобы они исправно ходили на работу, работали и создавали материальные блага и ресурсы для их последующего распределения и перераспределения по правилам, установленных политическими элитами, и в целях паразитического процветания этих элит. Социальный баланс в либеральных и демократических обществах далеко не абсолютен, ибо его достижение и поддержание происходит на фоне максимальной эксплуатации политической элитой своих граждан, что содержит в себе неразрешимый антагонизм. Несмотря на более прочный социально-политический баланс, даже передовые демократии испытывают массу социальных проблем, порождаемых социально-политическими конфликтами, которые усугубляются ещё и тем обстоятельством, что им приходится не просто сосуществовать с автократиями и диктатурами, но и соприкасаться с массой проблем, продуцируемых этими режимами. К социальным протестам и конфликтам, таким образом, добавляются войны, проблема беженцев, экстремизм и терроризм. И цепочка причинно-следственных связей, провоцирующих развитие общественного хаоса в его самых одиозных проявлениях, стала неизбежным и объективно обусловленным следствием общественного порядка, устанавливаемого государственной властью.

В чём же причина неспособности государства добиться социальной гармонии?

Отличие естественной природы от социальной заключается не только в методах ведения конкурентной борьбы, но и в механизмах мотивации. В дикой природе главной мотивацией является борьба за пищевые ресурсы. Одни виды жизни становятся пищей для выживания других видов, образуя, таким образом, целую пищевую цепочку. Пищевые ресурсы также необходимы для жизнедеятельности людей, но этого недостаточно. Люди обладают способностью к мышлению, к пониманию жизни и смерти, и, в отличие от животных нуждаются в понимании смысла жизни. Простое психобиологическое существование не является достаточным мотивом для жизнедеятельности людей, если они не доведены до состояния животных.

Обладая разумом и будучи одновременно частью естественной и социальной природы, люди ищут смысл и удовлетворение в жизни, реализуясь психофизиологически и социально. Они нуждаются в своём общественном признании и самореализации. Страсть мужчины к женщине и наоборот оказалась для людей более актуальным мотивом, наполняющим жизнь смыслом, нежели тривиальный поиск пищи. В истории немало примеров, когда любовная страсть становилась причиной революций, дворцовых переворотов, возникновения и исчезновения государств и иных событий, резко менявших ход истории.

Классики психологии обнаружили, что именно энергия любовной страсти в сублимированной версии лежит в основе творческих способностей и творческих достижений личности. Парадокс феномена заключается в том, что, взаимно дополняя, мужчина и женщина образуют законченную логическую целостность, но, при этом, в своём отношении друг к другу они зачастую имеют абсолютно разное понимание друг друга и достаточно разные намерения и интересы. Поиск гармоничной конструкции сочетания несовпадающих между собой намерений и интересов при одновременном наличии взаимной и зачастую непреодолимой страсти есть не только искусство любви, но и самый действенный побудитель творческого и интеллектуального развития личности.

Вместе с тем, энергия любовной страсти может приводить к абсолютно разному результату в зависимости от той среды, в которой она реализуется. Общество возникло и изначально стало развиваться по правилам силовой конкуренции, а ролевые различия мужчины и женщины в быту привели к тому, что именно страсть мужчины к женщине и борьба мужчин, в частности, между собой, за власть над женщинами стали доминантой жизни общества.

Такая социальная конструкция привела бы к полностью неуправляемому хаосу, поэтому механизмы сдерживания этого хаоса стали совершенно необходимыми. Институты власти, различные религии и идеологии стали теми инструментами, которые упорядочивали в обществе распределение женщин между мужчинами таким образом, чтобы такое распределение осуществлялось в пользу властвующей элиты, но, при этом, не приводило к полному хаосу. Гаремы с множеством жён и наложниц у первых лиц государства были не только нормой жизни в древнем мире, но и символами процветания государств. А мужчины относились к женщине как к существу.

По мере развития прав и свобод изменялось и положение женщины в обществе. На смену прямого принуждения женщины мужчиной пришла её материальная и социальная зависимость от мужчины. Не могу согласиться с Карлом Марксом, что деньги были призваны выполнять только функции меры стоимости, средства обращения и средства накопления. Если углубиться в историю и суть проблемы, то можно обнаружить, что деньги, в том числе, изобрели мужчины для того, чтобы покупать женщин.

Современные концепции равенства полов лишь демонстрируют формальность государственной правовой парадигмы. Функционально гендерное равенство не только далеко не достигнуто, но и не достижимо посредством существующих правовых конфигураций. Женщины по-прежнему в значительной степени продолжают оставаться объектами сексуальной эксплуатации мужчин.

Дело в том, что равенство между мужчиной и женщиной невозможно в силу их существенных физиологических различий, которые в их социальном преломлении ведут к абсолютно разной социальной ответственности, объективно заложенной в поведении мужчины и женщины. И проблема не в женщине, а в том, что мужчина не умеет рожать и в этой связи не может быть равным женщине. Уравнивание мужчины и женщины в правах – это то же самое, что пытаться превратить мужчину в женщину или наоборот. Это недостижимо в принципе, а попытки сделать это могут привести лишь к искусственному синтезированию некого психосоциального уродства.

Сам вопрос должен быть поставлен совершенно иначе. Для того, чтобы была достигнута социальная гармония между мужчиной и женщиной, источник власти и принятия властных решений не должен располагаться где-то во вне, а сама женщина, как и сам мужчина должны являться источниками власти. Это позволяло бы всем гражданам независимо и самостоятельно делать выбор и принимать решения.

Более того, этим принципом должны руководствоваться все социальные группы, а не только гендерные. Просто социальные различия по гендерному принципу наиболее наглядно демонстрируют суть проблемы. Дело в том, что чисто умозрительно можно предположить, что конфликты между этнокультурными группами можно разрешить, если уничтожить их различия и привести к единой идентичности, заставив всё население разговаривать на одном языке, верить одному Богу, разделять одну идеологию и жить по единым правилам и традициям. Как это происходило и происходит в империях. Как, например, это происходит в современной России, где кремлевские политические инженеры сконструировали новую этнокультурную общность в виде российского народа, гипотетически объединяющего в себе все народы и этнокультуры, когда-либо захваченные и оккупированные империей при этнокультурном и политическом доминировании русской нации. Что же касается уничтожения гендерной идентичности, то такие гипотетические допущения невозможны, так как современные технологии пока ещё не позволяют синтезировать из мужчины и женщины некий третий пол.

Только такая социально-политическая конструкция, которая позволит стать каждому члену общества самостоятельным источником власти, сможет обеспечить социальную и политическую гармонию, позволит защитить общество от хаоса, а членам общества полноценно жить. Только суверенитет личности в противовес суверенитету государственной власти может быть единственно приемлемым политическим принципом цивилизованного общества. Политическая система, основанная на государственном суверенитете, способна лишь формально – юридически обеспечить свободу и равноправие граждан. А функционально она воспроизводит и поддерживает жизнеспособность социально-патогенной, варварской политической конструкции, несущей с собой самые отвратные варианты и сценария хаоса, обрекающего миллионы людей на мучения и страдания. И это де-факто доказано всей историей человеческой цивилизации.

Игорь Горький

* Эта статья – вторая в серии публикаций «Гражданская Революция». Первую статью можно найти по ссылке: https://kontinentusa.com/grajdanskaya-revoluciya/

Контактный электронный адрес автора: sov.civ.corp@gmail.com. Более подробное рассмотрение проблем, обозначенных в статьях можно найти в книгах:

– Игорь Горький. Гражданская Революция. Jacksonville, FL, U.S.A, 2017. ISBN: 0692866368 (www.amazon.com/Grazhdanskaya-Revolutsiya-Russian-Igor-Gorkiy/dp/0692866361);

– Igor Gorkiy. Civil Revolution Jacksonville, FL, U.S.A, 2017. ISBN: 0692902686 (www.amazon.com/Civil-Revolution-Igor-Gorkiy/dp/0692902686).

ВАМ ПОНРАВИЛСЯ МАТЕРИАЛ? ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШУ EMAIL-РАССЫЛКУ:

Каждый понедельник, среду и пятницу мы будем присылать вам на email дайджест самых интересных материалов нашего сайта.

Подпишитесь на нашу email-рассылку

В понедельник, среду и пятницу мы будем присылать вам на email дайджест самых интересных материалов нашего сайта:



Яндекс.Метрика