Гражданская Революция | Статья 6: Власть и деньги*

Статья «Власть и деньги» является шестой в серии статей «Гражданская Революция». В ней анализируется роль денег в жизни общества, извращение функции денег государством и предлагаются способы профилактики подобного извращения.

Photo copyright: pixabay.com. CC0

Деньги – это зло! Эту фразу можно часто слышать, но, как показывает практика, её, как правило, произносят те, у кого деньги есть, объясняя своё нежелание произвести оплату тем, кто в деньгах нуждается. На самом деле, деньги – одно из самых удивительных изобретений человечества, лежащих в основе прогресса человеческой цивилизации. Лично я очень люблю деньги, причём, самой бескорыстной любовью.

Да, деньги можно легко превратить в зло, а мир – в ад, если извратить функцию денег. И вот как это происходит.

Развитие разделения труда на заре человеческой цивилизации привело к развитию товарообмена. Прямой товарообмен позволял людям обмениваться товарами, в которых они нуждались, но он не мог достоверно обеспечить равноценный обмен из расчёта тех реальных затрат, которые были необходимы для производства обмениваемых товаров. Обмен происходил, в первую очередь, по принципу полезности товара, то есть из расчёта остроты нужды в этом товаре для его приобретателя. Игнорирование равноценности при таком обмене приводило к тому, что одни участники обмена выменивали товар с гораздо большей ценностью, чем тот товар, на который они обменивали. И наоборот. Это способствовало развитию ценностного дисбаланса в товарообмене, торгового паразитизма и подавляло развитие торговли.

Для решения проблемы неэквивалентного товарообмена его участникам объективно потребовался товар, который бы наиболее универсальным образом мог стать мерой стоимости, в единице которого можно было бы измерять ценность и стоимость других товаров с точки зрения затрат на их производство. Так возникли деньги – товар, который наравне с наличием потребительских качеств одновременно стал мерилом ценности и стоимости других товаров. В результате, этот товар стал вдвойне востребованным – как для потребления, так и в качестве инструмента обмена на другие товары.

В разных культурах и на разных исторических отрезках развития такими товарами были бараны, топоры, зерно, пряности и так далее. Однако наиболее универсальным товаром для использования в качестве денег, который не теряет своей стоимости со временем, а также оказался удобным для деления и гибкой количественной оценки, стало золото.

Обладая перечисленными качествами, золото смогло в наибольшей степени выполнять функцию меры стоимости и накопления, то есть денег, хотя и не стало идеальным средством для этого. Деньги нужны для того, чтобы точно измерять сколько энергии с точки зрения средне общественной эффективности затратил производитель на производство товара с тем, чтобы в процессе товарообмена получать товары с эквивалентными затратами энергии на их производство. Но для создания такого инструмента нужны были эконометрические знания и технологии, которых на тот момент развития человечества не было. А золото, несмотря на значительные погрешности в его способности точно определять средне общественные затраты энергии на производство товаров, тем не менее, методом исторического отбора было признано товаром, максимально приближённым к своей способности выполнять функцию денег.

Решение проблемы создания настоящих денег могло бы произойти по мере развития технологий и генерации энергетической единицы, например, киловатта в качестве универсальной и точной единицы измерения энергетической ценности товара. Однако в процесс развития института денег вмешалось государство.

Деньги оказались способными не только измерять стоимость, но и выполнять функцию накопления, обогащения и присвоения экономической власти. Они стали бесценным инструментом в установлении власти социальных паразитов над обществом. Для этого всего лишь надо было органам власти запретить свободное обращение денежных товаров и методом принуждения и репрессий установить монополию государства на изготовление денег. Технологически это выглядело размещением клейма, символизирующего государственную власть, на слитках различных металлов, выполнявших функции денег, таких как медь, бронза, серебро, золото и так далее. Этим актом государственная власть, по сути, попыталась заполучить все общественные блага в свою собственность или распоряжение.

Все товары стали измеряться деньгами. А право печатать деньги стало монопольным правом государственной власти. Власть и аффилированные с ней социальные группы получили возможность обогащаться не посредством своей производительной деятельности, а посредством печатания денег. Институт денег был обесчещен институтами государственной власти и был превращён в грязный инструмент паразитизма властвующих элит.

Слитки металла с государственным клеймом были объявлены единственно законными деньгами. Они стали стоить дороже, чем непосредственно сам слиток, только по факту этой объявленной легитимности. Более того, принудительная номинация количественного курса, обозначенного клеймом на слитке металла, позволила власти назначать деньгам ценность гораздо выше ценности самого металлического слитка. Это искусственное завышение стоимости используемого для изготовления денег металла и возникшая разница между номинальной и реальной стоимостью металлических слитков с государственным клеймом позволили государственной власти присваивать себе часть стоимости, содержащейся в произведённых производителями товарах, в процессе обмена денег на товары, и наоборот, в размере разницы между номинальной и реальной стоимостью денег.

Но и этого власти оказалось мало. Ограниченное количество металла ограничивало возможности государства неограниченно печатать деньги. А сопутствующим эффектом привязки денег к металлу явилось то обстоятельства, что металлические слитки и без государственного клейма, хотя и по заниженной стоимости, но объективно могли выполнять и выполняли функцию денег, образуя дополнительно к системе государственного денежного обращения «чёрный» рынок неподконтрольного государству денежного обращения, фактически подрывая монополию власти на деньги. С тем чтобы покончить с этим, государственная власть пошла на более отчаянный шаг и ввела в оборот бумажные деньги, которые объективно стали ничем не обеспечены, а количество их эмиссии стало ничем не ограничено. Тем самым, власть государства и властвующих элит над богатством и собственностью людей посредством денег стала абсолютной. Для того чтобы присвоить чьё-либо богатство и собственность, государство перестало нуждаться даже в том, чтобы его отнять, стало нужным всего лишь напечатать деньги и с помощью этих денег забрать всё, что власти нужно. Именно с этого момента деньги превратились в абсолютное зло, а мир – в ад!

С момента введения в оборот денежных знаков государственная власть и властвующая элита, по сути, превратились в организованную преступную группу, промышляющих фальшивомонетничеством под прикрытием атрибутов государственной власти. А государственная казна и центральные банки стали финансовыми пирамидами, одурачивающими население в пользу властвующей элиты. Инфляция, девальвация, перманентное обесценение денег и циклические кризисы, вызываемые дисбалансом товарной и денежной масс, стали неизбежными атрибутами современной цивилизации. Экономические кризисы провоцируют политические кризисы, а политические кризисы – войны. Именно так мир с помощью денег превратили в ад, в котором мы вынуждены жить!

Общество не может быть справедливым без справедливых денег. Главная функция денег ради которой они существуют, заключается в том, чтобы измерять стоимость производства товаров и услуг в единицах энергетических затрат с точки зрения их средне общественной эффективности. В современном мире наиболее универсальной энергией является электроэнергия, а единицей измерения электроэнергии является киловатт. Соответственно, именно киловатт, а не рубль, доллар или шекель должны измерять стоимость товара, по крайней мере, до тех пор, пока не будет открыт или создан ещё более универсальный тип энергии с иными единицами измерения. Электроэнергия не является абсолютной в современном мире, но современные знания и технологии позволяют расчётным способом переводить одни единицы измерения энергии в другие. Таким образом, энергию не электрического происхождения можно рассчитать в условных киловаттах и именно условные киловатты могут и должны стать наиболее адекватной единицей измерения затрат энергии и стоимости денег.

Товары производят производители, а не банки и не органы власти. Соответственно, ради справедливости следует заметить, что и право денежной эмиссии естественным образом должно принадлежать производителям товаров и услуг. Право банка как эмиссионного института может заключаться только в том, чтобы контролировать производителя и позволять ему выпускать деньги на такую сумму, на которую производитель произвёл вновь созданную стоимость, содержащуюся в товарах и услугах.

Кроме того, энергетические затраты на производство товаров и услуг для общества могут быть не любыми, а только приемлемые обществом, фактически сложившиеся на рынке, то есть из расчёта не индивидуальных, а средне общественных энергетических затрат. Расчёт стоимости из индивидуальных затрат может быть применим только к инновационным товарам и услугам, ранее никем не производимых. И товар может считаться товаром только тогда, когда он востребован, имеет не только меновую, но и потребительную стоимость, что должно быть подтверждено фактом покупки этого товара. Кроме того, произведённые товары имеют свойство амортизироваться и терять свою стоимость со временем. Соответственно, деньги как зеркальное отражение стоимости товаров, участвующих в товарообороте, должны также амортизироваться со средней скоростью амортизации товаров.

Тогда схема товарно-денежного оборота может выглядеть следующим образом. Производитель производит товар и в процессе производства в дополнение к стоимости сырья, использованного для производства товара, создаёт новую стоимость, или вновь созданную стоимость. Фактом продажи произведённого продукта на рынке производитель подтверждает его товарные качества, после чего делает заявку в центральный банк на эмиссию денег в количестве, эквивалентном средне общественным энергетическим затратам на создание вновь созданной стоимости, содержащейся в конкретно созданном и уже проданном товаре. И в дополнение к вырученному доходу от продажи получает на своём счету в банке, выпущенные банком, деньги в количестве зеркально отражающим стоимость вновь созданной товарной массы, поступившей в товарооборот. Вырученные деньги от продаж, эмиссии и прочих денежных операций с течением времени амортизируются банком со средне общественной скоростью амортизации. Всё это в совокупности позволит иметь количество денег в обороте эквивалентно энергетической ёмкости товаров, находящихся в обороте на каждый конкретный момент времени.

Товарная и денежная масса балансируются, а получателями вновь выпущенных денег становятся производители тех товаров, благодаря которым увеличивается товарная масса в товарно-денежном обороте. Доступ социальных и политических паразитов к паразитированию посредством денег перекрывается. Паразитизм излечивается и становится историей. Ад отступает, гармония наступает, а к деньгам возвращается их первоначальная девственность!

Что-то не так? Тогда придумайте лучше!

Игорь Горький

* Эта статья – шестая в серии публикаций «Гражданская Революция». Первые пять статей можно найти по ссылкам:

https://kontinentusa.com/grajdanskaya-revoluciya/;

https://kontinentusa.com/vlast-i-haos/;

https://kontinentusa.com/vlast-i-sobstvennost/;

https://kontinentusa.com/vlast-i-biznes/;

https://kontinentusa.com/vlast-i-nalogi/.

ВАМ ПОНРАВИЛСЯ МАТЕРИАЛ? ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШУ EMAIL-РАССЫЛКУ:

Мы будем присылать вам на email дайджест самых интересных материалов нашего сайта.