Восемь с половиной недель

Нэнси Пелоси и её парикмахер

В городе с красивым названием Кеноша в штате Висконсин, на самой границе с Иллинойсом, десять дней назад произошёл очередной неприятный инцидент с участием полицейского, и месть рассерженных граждан была страшна, потому что эту Кеношу чуть не смели с лица земли. К счастью, губернатор Висконсина и мэр Кеноши оказались не такими большими любителями идей Маркса-Энгельса-Ленина, как, например, мэр города Портленда из главного американского коммунистического штата Орегон, поэтому от совета Трампа использовать Нацгвардию они не отказались, и энтузиазм народных масс, крушивших и грабивших всё подряд, довольно быстро утих. По ходу дела семнадцатилетний Кайл Риттенхаус, охранявший частную собственность от мародёров, обороняясь от напавших на него бандитов, застрелил двоих и ранил третьего. СМИ, как и ожидалось, тут же встали на сторону бандитов и мародёров и стали описывать Кайла исключительно как бeлoгo тинейджера и, разумеется, расиста, забыв при этом упомянуть, что нападали на него не менее белые бандиты.

До выборов остаётся восемь с половиной недель, и их приближающееся дыхание уже начинает потихонечку пробиваться через маски. Отгремели сразу два полувиртуальных партийных съезда, и Джо Байден даже умудрился прочитать по бумажке более-менее связную речь, продолжавшуюся около двадцати минут. Внимательные конспирологи, посвятившие всё своё свободное время изучению записи этой речи, обнаружили, что у Байдена то появлялись, то исчезали часы и значок на пиджаке, из чего они сделали вывод, что речь была записана по частям. USA Today довольно быстро откликнулись на эту прекрасную теорию и рассказали, что это просто “оптический обман зрения”, потому что часы у него сползали под рукав пиджака, а значок исчезал, потому что Джо очень много жестикулировал и загораживал его руками. Для убедительности USA Today даже рассказали, что речь Байдена в Chase Center в городе Wilmington в штате Делавер живьём слушали несколько десятков человек — участники избирательной кампании Байдена, несколько журналистов и Сикрет Сервис, а они врать не будут. Почему Джо Байден произнёс эту речь в помещении, а не снаружи, где собралась небольшая, одетая в маски и стоявшая на расстоянии в шесть футов друг от друга, толпа его сторонников, осталось загадкой.

Бурление народных масс продолжалось довольно долго, и бедному Джо даже пришлось в понедельник выступить перед журналистами с речью, чтобы все увидели, что он может прочитать по бумажке текст в живом эфире. Правда, закончился этот эксперимент не очень удачно, потому что на вопросы журналистов Байден отвечать не стал, а в своей речи аккуратно забыл поругать aнтифу и примкнувших к ним бандитов и мародёров, зато подчеркнул новую линию партии, согласно которой хорошо организованные беспорядки в городах с ультралевыми мэрами, отказывающимися от федеральной помощи для их подавления — это вина Трампа.

Одна из главных борцов за победу коронавируса над Трампом, главный пропагандист повсеместного ношения масок, спикер Палаты Представителей Нэнси Пелоси, вернувшаяся ненадолго по месту прописки в Сан-Франциско, решила сходить в свою любимую парикмахерскую, и даже надела для приличия маску, правда, только на шею. Раньше бы на такую тривиальную вещь, как визит в парикмахерскую, никто бы не обратил внимания, но в Сан-Франциско, как выяснилось, стрижка в салонах всё ещё была запрещена, что совершенно не смутило спикера Палаты Представителей.

В результате владелец салона, сидящий благодаря Нэнси и её товарищам без работы уже шесть месяцев, окончательно поменял ориентацию, но не на ту, которая традиционно принята в Сан-Франциско, а политическую, то есть стал республиканцем, и пошёл жаловаться на Нэнси на Fox News, а Нэнси получила ласковую кличку “Мария-Антуанетта”.

Примеру Нэнси последовал мэр Филадельфии Джим Кенни, отобедавший в битком набитом ресторане где-то в Мэриленде. Филадельфийский народ, с тоской смотрящий на закрытые рестораны в их родном городе, довольно грубо прокомментировал эту выходку мэра, и Джим, чтобы оправдаться перед голодающими гражданами, лишёнными традиционных американских радостей жизни, вынужден был срочно собрать лучшие умы в мэрии и изобрести объяснение, что в том мэрилендском графстве, где он обедал, коронавирусом болело всего 800 человек, а в Филадельфии — 33 тысячи, что гораздо больше. В заключение опозоренный, но сытый мэр пообещал вернуть филадельфийцам радость ресторанной еды и даже, на всякий случай, разрешил с первого сентября ресторанам открыться “на 25 процентов”.

Великому шахматисту Паулю Кересу регулярно чуть-чуть не хватало, чтобы стать чемпионом мира, за что он получил кличку “Вечно второй”, а другой не менее великий шахматист Михаил Таль, объясняя эту кличку, говорил, что “первых много, а второй — только один”. В Вашингтоне ситуация противоположная — враг прогрессивного человечества номер один прочно занял своё место на пьедестале, зато враги номер два меняются с поразительной регулярностью. В выходные этого почетного звания был удостоен бывший первый заместитель Генерального Прокурора Род Розенстайн, назначивший Бобби Мюллера для расследования Русской Саги, придуманной Мадам, Обамой, Коми, Маккейбом, Питером Строком и другими официальными лицами незадолго до прошлых президентских выборов.

Журналист NY Times Майкл Шмидт, решив, что о Русской Саге уже немного забыли, а выборы уже на носу, срочно занялся исправлением этого недоразумения, для чего в выходные пересказал своими словами беседу с Энди Маккейбом, бывшим заместителем бывшего директора ФБР Коми, считавшим, что Мюллер (точнее, разумеется, его главный питбуль Энди Вайсман) должен был заниматься не только расследованием того, вмешивалась ли Россия в прошлые выборы и был ли у неё преступный сговор с избирательной кампанией Трампа, но и поисками угрозы для национальной безопасности в личных финансах Трампа, потому что Трамп давно хотел построить свой Trump Tower в Москве. Род Розенстайн в приватной беседе объяснял Мюллеру, что расширение расследования должно быть утверждено лично Родом, а шайка Мюллера-Вайсмана, видимо, постеснялась попросить разрешения и в финансы Трампа не полезла, потому что Род, по словам то ли Маккейба, то ли автора статьи, постоянно ставил им палки в колёса и объяснял, что нужно держаться в рамках расследования, а не заниматься, подобно специальному прокурору Кену Старру, благодаря которому вся страна, затаив дыхание, следила за романом Билла и Моники, поиском чepнoй кошки в тёмной комнате.

Особенно если её там нет, и в результате этой публикации Род мгновенно забрался на второе место в иерархии врагов. В конце материала, правда, выяснилось, что это — просто краткое изложение вышедшей через два дня после публикации книги автора статьи Майкла Шмидта, воспользовавшимся своим служебным положением для личной выгоды в виде рекламы. Почему он не рассказал о том, что ещё два года назад хорошо информированные, но анонимные мюллеровские источники, с трудом сдерживая слёзы радости, рассказывали, что Дойче Банк, например, предоставил Мюллеру информацию о личных финансах Трампа, выяснить пока не удалось.

Либералы разлюбили не только Рода Розенстайна, но и одного из главных антитрампистов — ведущего канала MSNBC Чака Тодда. Чак осмелился пригласить на передачу “Meet the Press” республиканца, бывшего губернатора Северной Каролины Пэта МакКрори. Ужасный Чак, как нам рассказали бескомпромиссные борцы со свободой слова, в августе пригласил в свою программу трех республиканцев — и ни одного демократа! Это же, добавили борцы, откровенная демонстрация предвзятости на Центральном Телевидении, поэтому Чака, сместившегося в своих взглядах вправо, надо немедленно уволить. Борцы, правда, почему-то забыли добавить, что в этой передаче, помимо приглашённого гостя, участвует несколько журналистов, довольно синхронно колеблющихся с генеральной линией партии, поэтому приглашённые республиканские гости во враждебном им окружении чувствуют себя довольно неуютно, особенно пытаясь доказать невозможность построения социализма в одной отдельно взятой Америке.

Михаил Герштейн
Источник