Паста? Баста!

“Они любили насилие и ненавидели макароны: итальянские футуристы хотели перевернуть представление о кухне своей страны и вызвали возмущение по всему миру”, – пишет немецкий журнал Der Spiegel.

Photo copyright: pixabay.com

“В Неаполе люди организуют демонстрации в защиту пасты, рассерженные домохозяйки Аквилы составляют петицию за сохранение макаронной традиции. А в Турине известнейшие повара страны спорят на поспешно созванном конгрессе о плюсах и минусах макарон, – повествует журналистка Катя Икен. – Эмоции кипят даже на другом конце света: когда слова уже не помогают, работники двух соседних итальянских тратторий в калифорнийском Сан-Франциско забрасывают друг друга сковородками и продуктами, ранены несколько человек. Так, полный гордости, описывал происходящее человек, который нес ответственность за всю эту неразбериху: главный футурист Филиппо Томмазо Маринетти, которого его ученики называли просто F.T.”.

Маринетти посягнул на национальную святыню итальянцев – пасту. “Макароны – продукт прошлого, они делают людей ленивыми и безобразными, они обманчивы в своей калорийности, они делают людей скептичными, медлительными, пессимистичными. Патриот предпочитает рис”, – заявил он 15 ноября 1930 года в своем выступлении по радио и вызвал протесты по всей стране.

В своем “Манифесте футуризма”, опубликованном в 1909 году, Маринетти восхвалял войну как “единственную гигиену мира”, воспевал мужчину и требовал презрения к женщине. Он призывал сжечь дотла библиотеки и затопить музеи, а “почтенные города” Италии должны были быть разрушены топорами и кирками, передает издание.

“Итальянцы более или менее мужественно сносили все эти провокации, однако в своем крестовом походе против макарон скандальные футуристы все же перегнули палку, – пишет Икен. – Любители пасты подняли протест по всей стране. (…) Так, мэр Неаполя заявил, что “ангелы в раю питаются не чем иным, как вермишелью с томатным соусом”.

“Чтобы связать руки своим противникам, Маринетти опубликовал множество псевдоэкспертных заключений, единогласно предостерегавших от употребления этого продукта. Так, профессор Никола Пенде даже утверждал, что макароны лишают итальянцев мужской силы, “так как тяжесть (…) в желудке никогда не способствует вдохновению женщиной и возможности ею овладеть”.

“Маринетти не только настаивал на отмене макаронных изделий, этой “абсурдной религии итальянской гастрономии”, которая якобы делает Италию зависимой от иностранной пшеницы. Он требовал и отмены в дальнейшем любых приемов пищи – и замены их питанием порошками (…) и таблетками, содержащими синтетические жиры и витамины”, – говорится в статье.

8 марта 1931 года в Турине открылся первый и единственный в Италии футуристический ресторан. Среди прочих блюд там предлагалась, например, курица “Фиат”, начиненная шарикоподшипниками. “Однако, – отмечает Икен, – туринская таверна вскоре разорилась. А Маринетти подвела его собственная прожорливость: фотограф застал F.T. на месте преступления, когда тот уплетал внушительную гору макарон в миланском ресторане Biffi”.

“Фотомонтаж!” – тщетно ворчал главный футурист. Свой крестовый поход против пасты он проиграл – в стране в форме сапога продолжили с аппетитом есть макароны, что, по словам Катрин Денев, не навредило либидо. “У итальянцев, – так звучат приписываемые ей слова, – в голове всего две мысли, и вторая – это спагетти”.

Катя Икен | Der Spiegel
Источник

ВАМ ПОНРАВИЛСЯ МАТЕРИАЛ? ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШУ EMAIL-РАССЫЛКУ:

Мы будем присылать вам на email дайджест самых интересных материалов нашего сайта.