Настоящая соль – не белая смерть

Соль нередко называют «белой смертью», источником практически всех известных болезней. Одно время о вреде соли писали так много, что казалось – конец человечества наступит очень скоро. Потом, слава Богу, взялись за парниковые газы и о соли забыли, хотя не совсем.

Photo copyright: pixabay.com

Когда я слышу очередное предупреждение о вреде соли, то каждый раз хочу спросить – о какой соли идет речь? Обычная столовая соль, полученная промышленным образом вполне, по-моему, годится на роль «белой смерти». Ее добывают в соляных копях, в подземных шахтах, очищают от всех включений, то есть привходящих минералов и солей, получают голый NaCl, куда добавляют химикаты, чтобы соль гладко сыпалась.

Несколько лет назад я наткнулся в лондонском универсаме на соль, которую выпаривают традиционным способом из морской воды в городе Мальдон. По имени города она и называется, дома мы зовем ее «Мальдоновые соли». Этот продукт поход на свежевыпавший снег. Соль громоздится блестящими кристаллами пирамидальной формы. Если взять щепотку и подавить пальцами, она рассыпается. Вкус у соли совершенно дивный. Наш московский фан клуб как попробовал, так больше ничего другого признавать не хочет.

Такую разницу вкуса можно понять, когда узнаешь, что в настоящей традиционной морской соли присутствует калий, кальций, цинк и даже следы серебра, золота и меди. О вкусной соли знают гурманы, добавляя ее в современные рецепты коктейлей, в состав карамелей, даже в шоколадные напитки.

Впервые с натуральной морской солью я столкнулся на Виргинских Островах. Один остров архипелага так и называется Salt Island. Туда не ходит паром или переправа, но можно подойти на яхте. Когда мы подошли и встали на якорь, на берегу появился пожилой алкаш, который начал что-то сердито кричать, махая руками – мол, уходите отсюда. Мы подняли якорь и ушли.

Во второй раз, года два или три спустя, удалось высадиться на берег. Руками нам никто не махал. Вскоре выяснилось, почему. Между диким пляжем и единственным на острове домом розового цвета была могила, изукрашенная морскими раковинами. Наш алкаш.

Показалась вдова, старая негритянка. Она оказалась особой гостеприимной, провела нас к мелкой лагуне, куда во время штормов перехлестывает волна, а потом в тихие летние месяцы морская вода высыхает, оставляя толстый слой соли. Остается ее только сгрести граблями и расфасовать по кулькам. Остров принадлежит британской короне, ежегодная плата за его аренду – фунт соли английской Королеве.

Мы, понятно, не захотели отставать от Ее Величества, и приобрели себе полкило естественного продукта. На вид это было нечто страшное, серо-коричневатого цвета. Мысль о том, чтобы использовать продукт в пищу, не появлялась. Потом мы попробовали и поняли, что к чему.

Через какое-то время эти полкило закончились, и я подспудно искал той соли какую-то замену. Конечно, мальдоновый продукт – это не дикий сухой остаток природного цикла виргинских островов, но его не сравнить с химической мертвечиной «натрий хлора».

Настоящая соль, господа, это не белая смерть, а белая прелесть, без которой живешь, не солоно хлебавши.

Сева Новгородцев
Источник: Facebook