Михаил Кащенко | Ловушка альтруизма

В интересных публикациях (см. тут, тут и тут) газета уже касалась интересной темы альтруизма, предполагавшегося в социальных моделях в качестве естественного и, казалось бы, бесспорного (по сути аксиоматического, не требующего доказательств) фактора, способного противостоять эгоистической биологической природе отдельного индивида.

Джордж Роберт Прайс

Трагичной оказалась судьба Прайса, попытавшегося личным подвижническим служением обществу опровергнуть выводы собственной математической модели, указывающей на эгоистическую природу альтруизма. Подобный парадоксальный вывод сразу ставит под сомнение чистоту мотивации любой деятельности личности, направленной на благо общества. И Прайс попался в ловушку альтруизма, растратив все собственные ресурсы, включая и жизнь.

Разумеется, в своем подвижничестве Прайс был не одинок. Несомненным альтруистом, например, являлся один из величайших гуманистов – Лев Николаевич Толстой. От полной раздачи собственности, как хорошо известно, его спасла супруга Софья Андреевна, не без труда сохранившая благосостояние большой семьи (да здравствуют вечные семейные ценности!). У Прайса подобной опоры не нашлось.

Конечно, Толстому было и гораздо легче, чем Прайсу, над ним ведь не висел дамокловым мечом вывод собственной математической модели, безальтернативно, на первый взгляд, обесценивающий деятельность подвижника.

Примем (опять же в качестве аксиомы!) любимую математическим сообществом (и не без веских оснований!) формулировку – «природа говорит на языке математики». Тогда, опираясь на анализ уравнения Прайса, можно допустить, что все акты служения обществу, не сопровождающиеся материальным вознаграждением (включая волонтерство и даже самопожертвование), диктуются эгоистическими соображениями, например, тщеславием, пусть и далеко не тождественным славе Герострата. И, безусловно, найдется множество примеров (как в прошлом, так и в настоящем), свидетельствующих в пользу такого допущения.

Однако, на мой взгляд, имеется еще одна фундаментальнейшая мотивация для гражданина развитого социума.

Действительно, человеку, как состоявшейся личности, для сохранения своей уникальности требуется самоуважение, отсутствие которого неизбежно ведет к распаду личности. Значит, подвижничество может быть и следствием стремления личности сохранить свою цельность, поскольку человек осознает: поступая иначе, он перестанет уважать сам себя. Но нет ничего более страшного для личности человека!

Ясно, что в данном случае эгоизм выступает как основа альтруизма, присущего только достаточно развитому человеческому обществу.

Таким образом, из кажущейся надежной ловушки альтруизма, базирующегося на эгоизме, имеется достойный выход. И это убедительно подтверждают политические реалии сегодняшнего бурлящего американского социума.

Именно альтруизм, связанный с самоуважением, подхватил на свои могучие крылья миллионы граждан, прибывших в Вашингтон или вышедших на мирные акции солидарности с действующим Президентом в других городах. Они доказали, в первую очередь самим себе, что не могут оставаться равнодушными наблюдателями уничтожения страны.

А вот эгоизм иного разлива, направленный не на созидание, а на разграбление страны, уничтожение своих оппонентов, игнорирование элементарных норм морали, возродивший из мрака истории охоту на ведьм и черносотенщину, ничего общего с альтруизмом не имеет.

Главное, чтобы каждый истинный гражданин и патриот США осознал: никакие социальные ловушки не страшны, если сто миллинов граждан синхронизируют свою активность для выполнения исторической миссии – достойного выбора пути развития страны!