Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Левый переворот в Израиле. Часть 2

Левый переворот в Израиле. Часть 2

Начало см. Левый переворот в Израиле. Часть 1

В первой части статьи «Левый переворот в Израиле» мы говорили о том, что в Израиле де-юре у власти находятся правые, а де-факто страной управляют левые, парализуя деятельность правительства и правых сил с помощью подконтрольных СМИ, судебной системы и следственных органов. Судя по обсуждениям многие согласны с этим определением ситуации. Во второй и третьей частях статьи мы сконцентрируемся на том, ЧТО, прежде всего, необходимо сделать для нейтрализации последствий левого переворота.

Одна из основных проблем Израиля состоит в том, что наша страна находится в сердце исламского мира. Это означает, что мы находимся на передовой войны цивилизаций. В этой войне мы либо сохраним свою страну, либо будем уничтожены. Это не образное выражение, а два варианта нашего будущего. Принимая решения по внутренним ситуациям, мы делаем шаг в одном из двух направлений: жить еврейскому государству или не жить.

Эффект Азарии

Солдат должен уметь защищаться и убивать врагов. По возможности он должен делать это быстро, не принося лишних страданий врагу и умело сохраняя свою жизнь. Это главная задача любого солдата, любой армии. Все остальное – от лукавого.

Проигнорировав все доводы защиты, в том числе генералов Узи Даяана и Дани Битона, суд признал виновным Эльора Азарию в непредумышленном убийстве. С точки зрения суда, террорист был неопасен и действия солдата были необоснованными. Хотя с точки зрения здравого смысла неопасен может быть только ликвидированный террорист.

Вне зависимости от будущего приговора, суд над Азарией уже влечет за собой неприятные последствия для многих сфер жизни нашей страны. А сама обстановка вокруг суда порождает несколько вопросов:

Если Израиль каждый день вынужден бороться за жизнь своих граждан, защищая их от террора, то почему убийство террориста подлежит наказанию по законам нашей страны?

Как могло случиться, что в нашей стране состоялся столь пристрастный и необъективный суд над солдатом?

Почему члены ультралевой организации «Бецелем» не привлечены к суду за вмешательство в дела ЦАХАЛА?

Почему бдительная израильская пресса не предлагает завести дело на судей и других участников со стороны обвинения, получивших неожиданные повышения по службе в процессе ведения этого дела?

В первой части статьи мы обсуждали причины, по которым бывший министр обороны Буги Яалон увидел в ситуации с Азарией хорошую возможность для своего политического возвышения и воспользовался ею. Затем за ним и другие генералы подтянулись. Но так уж вышло, что в погоне за политическими целями был нанесен огромный ущерб нашей силе сдерживания исламского терроризма. Ни в коем случае не утверждаю, что генералы планировали наносить ущерб израильской безопасности. Однако незнание не освобождает от ответственности. А потеря силы сдерживания – это шаг в сторону падения Израиля.

В начале февраля были опубликованы результаты опроса, проведенного в израильской армии. Из него следовало, что 59% солдат считают, что в случае, если они совершат ошибку, офицеры не защитят их. На заседании парламентской подкомиссии по иностранным делам и обороне состоялось обсуждение этого опроса, где председатель комиссии Амир Охана заявил: «Это гораздо серьезнее, чем простая боязнь солдат оказаться ранеными во время боевых действий и тому подобные страхи, которые вполне естественны. Нет ничего удивительного и в том, что на них так повлияла история с Элиором Азария…»

Данные опроса порождают вопрос: «Если в процессе достижения политических целей генералы, офицеры, судьи и подстрекающие левые политики нанесли серьезный урон безопасности нашей страны, то какие будут приняты меры для наказания виновных?» Вопрос непраздный. Он относится не только к зачинщикам судебного процесса, но к и министру обороны Авигдору Либерману. Который, будучи на посту министра с мая 2016 года, постепенно изменил свое мнение от поддержки солдата до поддержки левого генералитета.

Либерман мастер политического конфликта, это известно каждому, кто знаком с его политической биографией. Однако конфликт с генералами он посчитал невыгодным для своей политической карьеры. Правая риторика и поддержка левых делом в последнее время стали отличительной чертой министра.

Министр обороны любит говорить, что он прагматик. И его прагматизм в поддержке генералов и решений суда вполне понятен. Сегодня близость с левыми хорошая гарантия для политической карьеры. Но не помешает ли эффект Азарии политическим амбициям министра?

Страх перед юридическим преследованием со стороны Армии и государства, приведет к значительным потерям во время боевых ситуаций. Это неизбежно, так как эффект Азарии – это страх, вызывающий ощущение потери связи с группой, его следствием становятся психосоматические расстройства военнослужащих, что ухудшает их способность защищаться, принимать оперативные решения на поле боя и быстро реагировать на опасность, чтобы сохранить свою жизнь.

Сила сдерживания – это не только техника, это еще боевой дух Армии и поддержка тыла. В израильском общественном сознании существует четкая установка – в армии служат не солдаты, а дети. Это означает, что эффект Азарии передается от военнослужащих к их родителям, а затем распространяется по стране, разбивая ощущение безопасности израильтян. Люди чувствуют себя преданными и незащищенными страной, ради которой они готовы отдать свою жизнь. Все это образует ничем невосполнимую брешь в нашей силе сдерживания. А демонстрация слабости – это прямой путь к объявлению джихада со стороны исламских группировок.

Знание – сила

Что мы можем сделать, чтобы в будущем избежать подобных ситуаций, разрушающих нашу безопасность? Для этого стоит пойти на нестандартные меры и создать юридический прецедент, который сделает невозможным приравнивание прав террориста к правам рядового гражданина Израиля. Это не политическая акция и не провокация. Поясню, почему можно и нужно добиться данной цели.

Детство – это критический период, когда ребенок может стать человеком. Однако система воспитания исламиста построена таким образом, что его сознание не успевает освоить качества личности, присущие развитому человеку. С раннего детства ребенок, выросший в исламской идеологии, обучается уничтожать неверных всеми возможными способами, использовать женщин как животных и слушать своего имама. Такой ребенок, когда вырастает, умеет молиться, убивать и насиловать секс-рабынь. На это настроен его дискурс. Его уже невозможно ассимилировать и перевоспитать, так как внутренний потенциал и сознание ребенка были необратимо повреждены исламской идеологией в раннем детстве. Так устроено наше сознание – что своевременно не развивается, то погибает. Получается, что террорист, с точки зрения вида, как и мы все принадлежит к приматам. Но человеком он при этом не является, так как у него остается недоразвитым его врожденное знание и его внутренний потенциал. По этой причине он становится невосприимчивым к достижениям культуры, а его врожденные способности невозможно обнаружить и применить. Другими словами, террорист по своим качествам это не человек, а человекоподобный примат с повышенным уровнем агрессии.

Именно по уровню развития сознания и качеств личности, террорист – это человекоподобный примат. Невольно возникает вопрос: «Почему наши суды, генералы и политики столь самоотверженно защищают террориста, которого даже нельзя сравнить с человеком?» Напрашивается ответ – либо они не имеют достаточно знаний о том, как происходит развитие человека, либо игнорируют достижения современной науки.

Прецедент, утвердивший неравенство жизни террориста и израильтянина, выбьет почву из-под ног левых, а также:

сделает нашу жизнь более безопасной и защищенной от террора;

сделает бессмысленными «мирные переговоры» с палестинцами, так или иначе поддерживающими террор;

сведет к минимуму международное давление на Израиль;

поможет здравомыслящим представителям европейской культуры защищать свою страну.

Вполне возможно, что достигнутый прецедент произведет воодушевляющий эффект в диаспоре и покажет насколько хороши наши еврейские мозги в борьбе против необразованных и фанатичных убийц.

Подмена понятий

«В исламе не существует такого понятия как мирный договор с неверными. Истинные соглашения возможны только с мусульманами. Мусульмане никогда не подписывают перемирия на неограниченное время. Одно из основных правил – назначить время. Когда ислам, или его представитель чувствуют, что набрали достаточно сил, чтобы вести войну, они обязаны отменить перемирие. Если они еще не чувствуют, что готовы к войне, разрешено автоматически продлить соглашение на десять лет. Принцип заповеданной войны всегда остается в силе и ждет своего осуществления, как только появится реальная возможность воплотить его в жизнь», профессор Моше Шарон.

Политкорректный либерализм столь успешно покоряет электоральное пространство во всем мире по понятной причине – он смешивает понятия и изменяет смыслы известных слов. Так он изменяет дискурсы аудитории и принуждает принимать решения, исходя из ложной информации. Израильтяне тоже попались на эту удочку, называя исламо-израильский конфликт палестино-израильским. К чему это ведет? Первый конфликт не разрешим по определению. Второй выглядит как противостояние двух народов, которое, в случае давления на Израиль, может иметь решение с помощью обмена территориями. Такое заблуждение нам может очень дорого стоить.

«В книгах мусульманской традиции сказано, что ислам возьмет власть над миром, только после того, как мусульмане сразятся с евреями и уничтожат их», профессор Моше Шарон.

Как это не покажется странным, но единственный способ победить в войне с джихадом, это не дать Хамасу, Хизбалле, ИГИЛ или кой-либо другой группировке развязать новую войну. Это наиболее прагматичный для Израиля способ достижения победы над противником – заставить противника отложить джихад на неопределенный срок. Что возможно сделать только в случае демонстрации превосходящей и непоколебимой силы сдерживания Израиля.

Министр обороны также говорит о мощном и непреодолимом ударе по противнику в случае войны. Но как быть с тем, что в Армии наших солдат учат противоестественной левой этике, когда солдат должен думать о сохранении жизни исламистов, а не своей собственной. Как быть с тем, что больше половины военнослужащих осознают, что государство и генералы не защищают своих солдат? Здесь налицо явное противоречие желаний и возможностей.

При любом раскладе сил, в случае боевых действий, Израиль будет остановлен международным сообществом в разгар битвы. Под обличительные вопли евро-либералов и исламского ООН Израиль подпишет с Хамасом очередную худну*. Белый флаг Хамас так и не поднимет, а в день памяти у нас появится сотня, а то и больше памятных свечей. С нашей стороны война – это проигрыш в любом случае.

«Защитники мусульман пытаются преподнести понятие джихад в западной обертке. Они говорят, что это «борьба» за свои интересы. Неправда!.. Это война – кровопролитная война до победного конца, пока враг не сдастся исламу», профессор Моше Шарон.

Нам необходимо перестать жить иллюзиями. Палестинцы – это передовой отряд ислама, который всеми возможными способами стремится уничтожить Израиль. Именно за это арабские страны-спонсоры терроризма дают палестинцам столь немыслимые гонорары. Играть в переговоры с исламистами – это дипломатическая необходимость. Верить в результат этих переговоров – это профессиональная некомпетентность. Нам не выстоять в одиночестве на Ближнем Востоке. Следуя путем силы, мы получим верного и надежного партнера в лице США и ограничим пространство для маневра исламистов. Надеясь на мирное сосуществование, мы станем исполнителями желаний исламских манипуляторов и невольно принудим США продвигать интересы противоположной стороны.

Наоми Любимова

* «Худна – термин в арабском языке, обозначающий «временное перемирие» или «прекращение огня», а также «спокойствие» и «затишье». Его можно трактовать двояко: как «установление тишины», так и «временное перемирие с целью набрать сил». Но оно не обозначает «постоянный мир» («сульх» или «салям») и по умолчанию имеет ограничение во времени».

Окончание следует.

Коротко об авторе. Наоми Любимова, M.Sc., имеет патенты в области междисциплинарных исследований человеческих коммуникаций, специалист по развитию потенциала человека, политтехнолог, автор книги «Рожденный успешным: в поисках Американской мечты».

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика