Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Дональд Трамп, демократы и контроль за оборотом огнестрельного оружия

Дональд Трамп, демократы и контроль за оборотом огнестрельного оружия

«Когда правительство боится народа, это свобода. Когда народ боится своего правительства, это тирания».
Томас Джефферсон

6506854325_5f8e93bb6e_z

7 июля молодой чернокожий человек по имени Мика Хавьер Джонсон (Micah Xavier Johnson) расстрелял в Далласе полицейских, находящихся при исполнении своих обязанностей. После совершения преступления Джонсон укрылся в одном из ближайших зданий. Как обычно в таких случаях, с преступником вели переговоры, убеждая его сдаться. Во время этих переговоров Джонсон сказал, что он «очень обижен и расстроен» из-за того, что полицейские застрелили чернокожих. Поэтому он хочет убивать белых, особенно белых полицейских.

В доме Джонсона были найдены бронежилеты, винтовки, боеприпасы, а также всё необходимое для изготовления бомб. Из его аккаунта в Facebook видно, что он имел контакты с такими одиозными расистскими чёрными организациями, как The National of Islam, The Black Riders Liberations Party, The New Black Panther Party и African Defense League. Убийца был сторонником организации Black Lives Matter (BLM) «Черные жизни имеют значение». Формально Джонсон не был членом ни одной из этих организаций. Но он был под сильным влиянием их расовой ненавистнической риторики. Таким образом очевидно, что Джонсон совершил преступление на почве расовой ненависти.

Как же отреагировали на это новое массовое убийство Обама, Хиллари Клинтон и Дональд Трамп?

Обама сразу же обвинил в этом преступлении «мощное оружие», которое использовал Джонсон. Он был вооружён полуавтоматической винтовкой SKS и пистолетом. SKS – это советский карабин образца 1943 г., который неоднократно модернизировался. Сегодня этот карабин производится в некоторых странах Восточной Европы и в Китае. Карабин SKS не является штурмовым оружием. Обама игнорирует тот факт, что причиной расстрела Джонсоном белых полицейских была переполнявшая его расовая ненависть.

Находясь в Польше, президент, обращаясь к трагедии в Далласе, сказал: «Мы пока можем не знать мотивов этой атаки». Джонсон не скрывал свои расистские взгляды. Он заявил, что хотел убить белых и в первую очередь белых полицейских. Яснее не скажешь. Но для Обамы мотивы Джонсона – трудноразрешимая проблема. Другое дело, когда в Миннесоте и Луизиане полицейские убили чернокожих, оказавших им сопротивление. Обама сразу же, не имея никаких доказательств, обвинил полицейских в белом расизме. Кстати, в Миннесоте полицейский, застреливший чернокожего, не был белым. В Луизиане чернокожий был вооружён пистолетом и угрожал полицейскому, пытавшемуся задержать его. Это зафиксировано в полицейском отчёте, который никто не оспаривает. Но для Обамы эти факты ничего не значат. Он упорно говорит о белом расизме. Поэтому все обвинения Обамы – политическая провокация.

Далее президент сказал: «У афроамериканцев и выходцев из Латинской Америки шансов попасть под полицейское расследование в три раза больше (чем у белых – Г.Г.)… Афроамериканцы в два раза чаще белых подвергаются аресту. У афроамериканцев шансов получить обвинение в совершении преступления в два раза больше, чем у белых». После таких слов складывается впечатление, что полицейские останавливают чернокожих, начинают вести против них расследования или предъявляют им обвинения только из-за их цвета кожи. Какой уровень преступности среди чернокожих по сравнению в другими этническими группами. Сколько из убитых и арестованных чернокожих оказывали сопротивление полицейским и угрожали их жизни? Найти ответы на эти вопросы у Обамы невозможно. Антиполицейская риторика президента является расистской. Она накаляет расовое напряжение в стране и раскалывает её.

Хиллари Клинтон сказала, выступая 13 июля на CNN: «Я считаю, что законопослушные ответственные американцы имеют право носить оружие. Но я также считаю, что существуют конституционно допустимые шаги, которые мы можем предпринять, чтобы оружие не было в руках преступников и террористов при условии соблюдения Второй поправки».

esfasgdf

Во-первых, почти восемь лет в Белом доме находится Обама. Первые четыре года демократы имели большинство в Конгрессе. За эти годы они ничего не сделали, чтобы оружия не было в руках преступников и террористов. Да и что можно было сделать? Запретить им покупать оружие на чёрном рынке? Во-вторых, разве Вторая поправка распространяется на преступников и террористов?

Это заявление Клинтон – обычная бессмысленная демагогия левых. К тому же Клинтон вспомнила о проблеме вооружённых преступников и террористов только за четыре месяца до выборов.

Сразу же после расстрела полицейских в Далласе Дональд Трамп сказал: «Это скорректированное, преднамеренное нападение на мужчин и женщин, обеспечивающих нашу безопасность. Мы должны восстановить доверие американского народа, чтобы быть в безопасности в своих домах и на улицах… Наша страна слишком разобщена. Расовая напряжённость возросла. Это не американская мечта, которую мы хотим оставить нашим детям». Это честное заявление, чётко указывающее на проблемы, которые следует решать.

После каждого вооружённого нападения на американцев лидеры демократов требуют ужесточить закон о контроле за оборотом огнестрельного оружия. Обама, Клинтон и их сторонники убеждают американский народ в том, что предлагаемые ими меры будут серьёзно препятствовать преступникам в приобретении оружия и поэтому снизят их возможности совершать преступления. Какие доказательства приводят демократы для доказательства своей правоты? Никаких. Таких доказательств не существует.

По данным ФБР, число убийств, грабежей и преднамеренных убийств с применением огнестрельного оружия снизилось с 1991 г. по 2014 г. на 43%, 70% и 48%, соответственно. За это же время объём продаж огнестрельного оружия возрос на 141%. Таким образом, оружия продаётся больше, а уровень преступлений с его применением падает. И это происходит без ужесточения контроля за оружием.

В Чикаго действует один их самых строгих в США законов, ограничивающих возможности легальной покупки оружия. В городе запрещено находиться с ним на улицах и в общественных местах. И тем не менее, за первые полгода в южных районах Чикаго, населённых чернокожими и латиноамериканцами, было убито 306 человек и ранено более 200. Это страшный рекорд города. Если число убийств сохранится на прежнем уровне до конца года, то Чикаго выйдет на первое место в США по уровню преступности. Жертвами этого вооружённого насилия являются в основном чернокожие. Но Шарптон и Джексон, как и BLM, громко выставляющих себя за стойких борцов за права чернокожих, об этом молчат.

В штатах, управляемых демократами, существуют очень строгие законы о контроле за оборотом оружия. Но именно в этих штатах убийства с применением огнестрельного оружия, совершаются на 42% чаще, чем в штатах, управляемых республиканцами. В этих штатах законы о контроле за оборотом оружия более мягкие. (Данные News Foundation Daily Center).

ФБР утверждает, что массовые расстрелы в США «находятся на уровне эпидемии». К массовым расстрелам относятся нападения, в результате которых число убитых превышает трёх человек. Эти утверждения ФБР противоречат его же официальным данным. Согласно им, уровень убийств в США самый низкий за последний 51 год. Левые СМИ и левые политики игнорируют эту информацию. Если массовые расстрелы превратились в эпидемию, то почему в процессе этой эпидемии снижается уровень убийств. Этот вопрос слишком сложный для Обамы, Хиллари и их сторонников.

Жёсткий контроль за оборотом оружия и даже его запрет не ведёт к снижению уровня преступлений с использованием запрещённого оружия. Эта закономерность наблюдается не только у нас, но и за рубежом.

Во Франции запрещено владение практически всех видов огнестрельного оружия. Контроль за оружием очень жёсткий. Но это не помешало убийцам использовать запрещённое оружие при совершении терактов в 2015 г.

Профессор Джойс Ли Малькольм (Joyce Lee Malcolm) в своей книге «Оружие и насилие: английский опыт» (Gun and Violence: Thе English Experience) проанализировал криминальную ситуацию в Великобритании до и после принятия закона, запрещающего владение оружием.

Этот закон был принят в 1954 г. В год принятия закона в Лондоне было совершено всего 12 вооружённых ограблений. Из них четыре с применением огнестрельного оружия. После принятия закона число вооружённых нападений стало стремительно расти. В 1974 г. было зафиксировано 1400 таких нападений. Малькольм пишет: «По мере сокращения количества законно приобретённого оружия число вооружённых преступлений возросло. Последствия от ужесточения правил владения оружием слишком опасны и трагичны для законопослушных граждан, поскольку вероятность нападений вооружённых преступников увеличивается».

Сторонники ужесточения контроля за оборотом оружия говорят, что в США самый высокий в мире уровень массовых убийств. Это ложное утверждение. США находятся на 12-м месте, пропустив вперёд Францию и Норвегию. Именно в этих странах произошли самые крупные массовые убийства с применением огнестрельного оружия. Но в этих странах оно запрещено и легально его приобрести нельзя.

По данным ФБР, с помощью винтовок различного типа совершено в 2014 г. менее 3% всех убийств. На убийства с помощью ножей и колющих и режущих предметов приходится 13%. Эти данные ещё раз показывают, что погасить преступления можно, борясь с преступником, а не с оружием, которое он использует.

Требования левых об усилении ограничений на покупку и владение огнестрельным оружием противоречат нашей Конституции. В ней, частности, говорится: «…право народа хранить и носить оружие не должно нарушаться». Вторая поправка не накладывает никаких ограничений на тип и количество оружия, а также и количество боеприпасов, которые могут иметь граждане США. Право на хранение и ношение оружия, наряду с другими нашими правами, гарантировано нашей Конституцией, а не правительством. Поэтому правительство не может ни ограничить, ни отменить их. Оно обязано их соблюдать.

Дональд Трамп в одном из своих выступлений сказал: «Право на хранение и ношение оружия защищает все другие наши права… Насильственные преступления в Балтиморе, Чикаго и других городах вышли из-под контроля (правительства – Г.Г). Наркоторговцы и члены банд дали пощёчину (правительству – Г.Г.) и свободно находятся на улицах». Трамп напомнил о том, что в Ричмонде, штат Вирджиния, была принята программа Project Exile. Согласно ей, если преступник использует оружие для совершения преступления, то он идёт в тюрьму на пять лет без досрочного и условно досрочного освобождения. Число убийств с применением оружия сразу же снизилось на 60%! «Правоохранительные органы не могут быть везде и всё время. Наша личная защита зависит, в конечном счете, от нас», – сказал Трамп. Он обвинил администрацию Обамы в том, что, ограничивая наши права на владение и ношения оружия, она оставляет нас один на один с вооружённым преступником.

Бен Карлсон, объясняя своё отношение к праву на владение и ношение оружия, заметил: «Сейчас настало время спросить себя. Почему у нас есть Конституция? Почему у нас есть Вторая поправка? Они (левые – Г.Г.) говорят, что вам не нужно мощное оружие, чтобы охотиться на оленя. Конституция была создана не для охоты на оленей. Она распространяется на людей, чтобы они могли защитить себя от чрезмерно агрессивного правительства или внешнего вторжения».

Очевидно, что людям с психическими заболеваниями, а также имеющим криминальное прошлое, продавать оружие нельзя. Поэтому каждый, покупающий оружие у лицензированного дилера, проходит проверку ФБР.

В 2014 г. ФБР запустило новую всеамериканскую программу по созданию массовой базы данных граждан США. В этой базе содержится личная информация о 52-х миллионах американцев. По данным федерального агентства Government Accountability Office, из них 30 млн. совершили какое-либо преступление или находятся под подозрением ФБР. Многие предлагают использовать эту информацию для создания списка лиц, которым запрещается продавать оружие. Но в этом списке могут по ошибке оказаться американцы с чистым прошлым. Ведь список составляли обычные люди, которые естественно могли и ошибаться. Например, конгрессмен демократ Стефан Линч (Stephen Lynch) сообщил о результатах расследования, проведённого Конгрессом США. Оказалось, что 72 сотрудника Департамента внутренней безопасности находятся в базе данных ФБР.

Сегодняшняя система проверки покупателей оружия работает плохо. Теракты в Сан-Бернардино и Орландо тому примеры. Но кроме многочисленных разговоров о реформировании этой системы ничего не делается.

Разработать систему проверки, которая бы полностью перекрывала возможности приобретения оружия преступниками и террористами, практически невозможно. Любой человек может купить оружие на чёрном рынке. Такие рынки процветают, например, в Детройте, Чикаго и Нью-Йорке. Преступник может украсть оружие у своих родственников и даже у полицейских. Нередко люди совершают преступление впервые и поэтому их нет в криминальном списке ФБР. Следовательно, любая универсальная общегосударственная проверка не является панацеей от вооружённого насилия.

Одним из эффективных способов борьбы с вооружённым нападением является вооружённый отпор потенциальных жертв преступнику. Если тот знает, что может получить пулю, то вряд ли пойдёт в такое место. Поэтому преступники выбирают зоны, свободные от оружия (Gun Free Zone). Эти зоны – заповедник для охоты на безоружных людей.

С октября 1991 г. по июль 2016 г. в США было совершено девять массовых убийств с применением огнестрельного оружия. Все они произошли в зонах свободных от оружия. Пока полиция прибывала на место преступления, было убито и ранено 423 человека, т.е. в среднем 47 человек в каждом случае. С октября 1997 г. по май 2015 г. произошло восемь вооружённых нападений, во время которых преступник встретил вооружённый отпор. Нападавшим удалось убить и ранить 37 человек. В 11.4 раза меньше! Вооружённые преступники были остановлены вооружёнными американцами, оказавшимися на месте происшествия. (Данные из «Facts: Armed Citizen Do Stop Mass Murder Active Killers.» Prepared Gun Owners, June 16, 2016).

Уже после Сан-Бернардино, Орландо и Далласа была совершена попытка ещё одного массового расстрела людей. Около трёх часов утра у входа в ночной клуб в городе Лиман (Lyman) в Южной Каролине мужчина открыл стрельбу из пистолета по выходящим из оттуда людям. Ему удалось ранить четырёх человек. Один из пострадавших смог выхватить свой пистолет и ранить нападавшего в ногу. Человек, оказавший ему вооружённое сопротивление, имел разрешение на владение и ношение оружия. Нападавший таких разрешений не имел. Этот случай левыми СМИ, естественно, не освещался.

Активный вооружённый отпор преступнику спасает десятки и сотни жизней. Но Обама, Клинтон и их сторонники делают всё возможное, чтобы забрать оружие у законопослушных американцев. Эти «борцы» за безопасность людей стоят на страже вооружённых преступников, оберегая их от вооружённого отпора со стороны выбранных ими жертв.

Кстати, в соответствии с постановлением Верховного суда США от 2005 г., правоохранительные органы не обязаны защищать жителей США от любых видов нападений на них. Самозащита – это дело каждого из нас. Об этом наполнил нам Дональд Трамп, выступая 30 июня в программе The O`Reilly Factor, сказав: «Огнестрельное оружие – это вопрос защиты».

Ужесточение правил владения огнестрельным оружием или даже его запрет не уменьшает уровень убийств с применением этого оружия. Тогда зачем Обама, Клинтон и лидеры демократов упорно пытаются свести на нет право на его владение и разоружить американский народ? Они хотят оставить американцев безоружными перед лицом деспотичного, агрессивного федерального правительства. Другого ответа на этот вопрос я не вижу.

Обама, Клинтон и лидеры демократов делают всё возможное, чтобы американский народ боялся своего правительства.

Григорий Гуревич

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика