Зомби марксизма

В декабре мы отмечали 30-ю годовщину распада Советского Союза – коммунистической сверхдержавы, которую Рональд Рейган назвал «Империей Зла». Тем не менее, марксизм повсеместно преследует человечество. И сегодня мы можем, перефразируя Карла Маркса, сказать, что призрак коммунизма бродит не только по Европе, но и по всему миру.

Зомби марксизма

Photo copyright: Socialist Appeal, CC BY 2.0

Мы должны осознавать, что это мировая угроза. С момента создания в 1848 г. Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом Коммунистического манифеста коммунизм стал призывом к действию, который не знает границ. Но мы также должны понимать, как и в свое время понимали в Кремле, что борьба идет по всей Америке. А как только марксисты захватят власть в Америке, мир будет у их ног.

Прежде чем мы скажем, почему опасны игры с коммунизмом, мы должны помнить, что марксизму яростно противостоит та же сила, которая победила Советский Союз – американский народ. Опросы показывают, что американцы, в основном, отвергают идеи марксизма и начинают понимать, во что они могут превратиться.

Мы должны быть проницательны – сегодняшний марксизм – результат применения других стратегий и тактик. Подобно тому, как мы сталкиваемся с постоянными мутациями коронавируса, сейчас мы сталкиваемся с мутацией марксизма.

Сегодня американские марксисты имеют сторонников в коридорах власти в Пекине и Каракасе. Но будет ошибкой рассматривать их как агентов Китая или Венесуэлы, так как некоторые из их предшественников являлись советскими марионетками в 20 веке. Лидеры BLM, создатели 1619 Project и Критической расовой теории могут являться интернационалистами, которые верят в призыв Манифеста к мировой революции. Но они являются именно американским феноменом. Мы должны понимать это и противостоять им.

Сегодня Америка сталкивается с целенаправленной марксистской угрозой. Коммунисты понимают, что национальные революции, целью которых является свержение буржуазии, уже нежизнеспособны. Сегодня революцией все должно заканчиваться, а не начинаться. Революции должна предшествовать сложная работа по: 1) организации людей; 2) их индоктринации; 3) убеждению их в необходимости смены американского образа жизни. Это та самая мутация, которой мы должны противостоять.

Теперешние попытки опорочить американскую историю и, конечно, историю создания Америки, как мы видим в New York Times’ 1619 Project, превратились в кампанию по преобразованию социальной структуры страны, которая началась три десятилетия назад. Все это стало ускоряться после создания в 2013 г. BLM и затем просто взорвалось после бунтов 2020 г., связанных со смертью Джорджа Флойда. А результат? Индоктринация критической расовой теорией (CRT), что так возмутило родителей.

Цель создателей 1619 Project и CRT – изменить американскую историю. Термин «белый супрематизм», которым хотят заменить идею «Земля свободных» (Land of the Free), употребляется 38 раз в основополагающем тексте CRT. Именно BLM создал благоприятствующую обстановку для изменения американской истории, и именно на этой организации мы сосредоточим внимание.

И мы видим, что создатели BLM находятся в самом центре пагубной смуты, которая ведет к массивному разрушению нашей культуры, сравнимому только с хакерством. Они являются не просто «обученными марксистами», как представляют себя основатели BLM Патрисс Каллорс (Patrisse Cullors) и Алисия Гарза (Alicia Garza). Они были привлечены и обучены марксистами, проникнутыми этим новым взглядом на то, как построить революционное сознание посредством вербовки, организации и идеологической обработки.

Марксизм по Грамши

Сегодняшний марксизм можно адаптировать к любым обстоятельствам. Эта способность к адаптации заменила строгие идеи, выраженные в Коммунистическом манифесте. Сегодняшние успешные марксисты понимают это, но экономика не определяет все действия человека, как написал Маркс, а внутренние противоречия капитализма не будут постоянно приводить к революциям.

Эти марксисты усвоили идеи итальянского коммунистического лидера 1920-х гг. Антонио Грамши и теоретические работы его немецких современников из так называемой Франкфуртской школы, которая создала критическую теорию (из которой выросла американская критическая расовая теория). Это были те самые европейцы, которые произвели мутантные штаммы марксизма.

Теория Грамши была простой. После неудачной попытки итальянских рабочих в 1918 г. создать коммунистическое государство, Грамши писал, что пролетариат сам согласился на рабство. Каким образом? Он купился на культурную ловушку своего буржуазного угнетателя – церковь, семью, национальное государство. В результате, в государствах с развитым гражданским обществом, таких, как в Западной Европе и Соединенных Штатах, коммунистам нужно было предпринять «позиционную войну». Это предусматривало длительные усилия по организации масс и индоктринации их с помощью марксистских идей. Германские создатели критической теории по аналогичным причинам пришли к аналогичному же объяснению: рабочие купились на потребительскую идеологию буржуазии и не понимали, что их на самом деле угнетают. Современные марксисты пришли к выводу, что интеллигенция должна дать рабочим революционное понимание ситуации.

И Грамши, и создатели критической теории не столько отказались от Маркса и Ленина, сколько расширили их идеи. Хотя Маркс и писал, что революции неизбежно произойдут, когда «материальные производственные силы в обществе войдут в противоречие с существующими производственными отношениями», но Грамши считал иначе: «Вера народа и подобные идеи сами по себе являются материальными силами».

Применение идей Грамши

Хармони Голдберг (Harmony Goldberg), которая является исследователем наследия Грамши, считает, что он внес «несколько важных нововведений» в идеи Маркса и Ленина. Как выразилась Голдберг в своем «кратком введении» к идеям Грамши в 2015 г.: «Грамши поддержал утверждение о том, что успешная революция в конечном итоге потребует ниспровержения буржуазного государства… Однако господство капитализма действует не только посредством государственного насилия, но также и мобилизует гражданское общество, чтобы способствовать поддержке угнетенными существующей системы, поэтому революционное движение должно прежде всего подорвать эту поддержку».

В 1996 г. Голдберг основала Школу единства и освобождения (SOUL), где спустя семь лет основательница BLM Алисия Гарза, которой тогда было 22 года, начала свое марксистское обучение.

По мнению Голдберг, попытки подорвать поддержку рабочими американского образа жизни сегодня «должны выходить за рамки участия в реформе профсоюзной борьбы»; революционеры «должны участвовать во всех сферах общественной жизни и, главное, в идейной борьбе». Правящая верхушка всегда будет пытаться убедить рабочих, что они заинтересованы в сохранении капитализма. Именно поэтому «революционеры будут должны участвовать в длительной борьбе идей, чтобы объяснить необходимость революционных преобразований». Нужна тотальная идеологическая война. А кризис можно использовать для того, чтобы произвести переворот в обществе, однако сначала должна быть проведена подрывная деятельность в культуре.

Мульти классовый альянс, который Грамши назвал «историческим блоком», будет необходим, по словам Голдберг, «для продвижения истории вперед» путем внушения обществу новой коллективной воли». Но важно иметь в виду, что «в каждом историческом блоке есть один класс, который играет ведущую роль и служит связующей силой», согласно интерпретации Грамши.

Задача этого ведущего класса – организовать остальные классы и научить их, как заменить существующий строй социалистическим.

Гарза усвоила эти уроки за целое десятилетие до того, как присяжные оправдали Джорджа Циммермана в убийстве Трейвона Мартина в июле 2013 г. – события, которое предположительно послужило толчком к созданию BLM. Гарза сказала, что именно в SOUL она впервые узнала, что «общественные движения во всем мире использовали учения Маркса и Ленина в качестве основы для борьбы с этими системами, которые отрицательно влияют на большинство людей».

Сегодня Гарза – уже в руководстве SOUL. За последние два десятилетия Гарза и Голдберг участвовали в марксистских группах, в том числе таких, как Национальный альянс рабочих. Эта группа направила Гарзу в Фергюсон, штат Миссури, в 2014 г. после убийства полицией Майкла Брауна. Там она помогла создать общенациональную коалицию крайне левых, которая сыграла ключевую роль в успехе BLM. Гарза и Голдберг также работают с LeftRoots, активисты которого «бросают вызов капитализму, империализму, превосходству белой расы и гетеро-патриархату». Все эти группы сначала организуют людей и затем индоктринируют.

Главная стратегия в противостоянии новой марксистской угрозе заключается в понимании мутаций марксизма.

Патрисс Каллорс играет не менее важную роль, чем Гарза, в создании Фонда глобальной сети BLM. Она прошла аналогичное обучение у столь же преданного коммунистического провидца. Ее идейным наставником был Эрик Манн (Eric Mann) – бывший член Weather Underground, который основал Центр стратегии рабочих и сообществ в Лос-Анджелесе (который сам Манн в шутку называет «Революционная аспирантура Каракасского университета»).

Манн уделяет пристальное внимание трудоемкой работе по созданию мультиклассового альянса. Он считает, что это должно внушить марксистское революционное сознание населению, чтобы свергнуть то, что он называет «империалистическим поселенческим» государством, которым является Америка. Он сужает культурный фокус Грамши до расовых вопросов, которые Манн рассматривает как «материальные силы» в создании линии разлома.

В 1996 г. Манн писал: «Учитывая социальное формирование США как государства, основанного на опасном превосходстве белых, расовость всех аспектов политической жизни действует как материальная сила сама по себе, формируя и заражая все аспекты политического процесса. Таким образом, любое эффективное левое движение должно противостоять основным линиям разлома общества … В расистском, империалистическом обществе единственная жизнеспособная стратегия для левых – это создание движения против расизма и империализма».

Его версия «исторического блока» – альянс черных и латиноамериканцев. При этом он призывает к «согласованному приоритету черных» как «объединяющей силы» в борьбе против капитализма. В ключевой области борьбы с силами по поддержанию правопорядка – столь важной для его и BLM революционной стратегии – «лидерство явно вышло из черного сообщества», – отмечает он. Черные для таких людей, как Манн и Голдберг, будут революционерами в борьбе за превращение США в социалистическое государство во имя черного правосудия.

Безусловно, гораздо больших результатов все эти люди добиваются в разрушении страны и ее культуры., когда заставляют многих американцев и особенно молодёжь, поверить в то, что они должны разрушить свою страну и культуру, потому что в основе создания страны заложено превосходство белой расы. Недаром Каллорс сама говорит, что она «обученный марксист» и что единственная причина, по которой она не использует термин «коммунист», состоит в том, что он имеет плохую репутацию.

То, что вдохновляемые марксистами усилия по сокращению полицейских сил, последовавшие за решительной идеологической обработкой людей, увенчались успехом, уже достаточно плохо. Без правоохранительных органов будущий кризис, подобный кризису, спровоцированному убийством Флойда, может привести к еще большему насилию и разрушениям, чем мы испытали в 2020 г. По данным Института страховой информации, даже с участием полиции это были самые дорогостоящие гражданские беспорядки в истории США, а по данным ФБР, в 2020 г. у нас наблюдался 30-процентный всплеск убийств.

Хармони Голдберг сказала: «Для успеха революционного движения сначала должны были быть предприняты долгосрочные усилия по подрыву согласия американцев со своей системой». И эта кампания по изменению американской истории началась вскоре после того, как возникло движение BLM. Сегодня BLM и проект 1619 рассылают свои учебные программы в 14 тыс. школьных округов страны, а инструкторы CRT проводят повсеместно обучение «антирасизму».

Другой Голдберг (Zach Goldberg), кандидат в докторантуру в штате Джорджия отметил, что до оправдания Циммермана в 2013 г. термины «белые», расовые привилегии, «цвет кожи» и «расовое равенство» почти никогда не использовались. Однако в том году все начало кардинально меняться.

К 2019 г. частота, с которой New York Times и Washington Post использовали эти термины, резко возросла. Что еще более важно, термины, осуждающие Америку и ее основополагающие принципы, стали общепринятыми. «Термины «системный расизм, структурный расизм» и «организационный расизм» стали использоваться примерно в 10 раз чаще, чем в 2013 г. Иными словами, СМИ активно участвовали в насаждении контргегемонии, принятие которой необходимо, прежде чем коммунисты смогут разрушить страну.

Потребность в новой великой стратегии

Зачем все это разоблачать? Я надеюсь прояснить, почему школы обучают детей этим новым идеологиям и почему рабочих подвергают тому, что можно назвать грамшианской борьбой, направленной на повышение самосознания, и почему даже военные и церкви следуют их примеру. Создатели теории революции завербовали и обучили основателей организаций BLM. После восьми лет существования они поставили Америку на грань социальных перемен. Как только мы это поймем, мы сможем представить себе основную стратегию, которая сведет на нет их усилия.

Что будет представлять собой эта стратегия, – тема совершенно другого эссе, или, надеюсь, многих эссе. Цель этого эссе – в годовщину падения Империи Зла, сказать, что у нас возникла новая проблема.

Главная стратегия противостояния новой марксистской угрозе требует понимания мутации марксизма. Необходимо осознать тот факт, что новая угроза основывается на организации людей и их идеологической обработке. Это происходит в автобусах, дома, в школах, везде. Главная стратегия – понять, что поставлено на карту, а это не что иное, как замена ключевой американской идеи «Все люди созданы равными» – ложью о белом супрематизме. Такая стратегия должна учитывать то, что происходит в наших школах. Необходимо понять, что насилие остается ключевым фактором успеха марксизма. Уничтожение полиции, тюрем и самой судебной системы (к чему призывает Патрисс Каллорс) является частью попытки сделать общество беззащитным. Как только революционеры обратят в свою веру достаточное количество людей, то им останется только дождаться момента кризиса.

Многие американцы уже поняли это и стали выступать против критической расовой теории. Однако для успеха им нужна наша поддержка.

Mike Gonzalez, Law and Liberty. Перевод и адаптация Эльзы Герштейн.

Подпишитесь на ежедневный дайджест от «Континента»

Эта рассылка с самыми интересными материалами с нашего сайта. Она приходит к вам на e-mail каждый день по утрам.