Золото испанской республики или Mоscоw gоld

(из книги Алика Гомельского “История. Невыученные уроки”)

Кратко история такова: республиканцы Испании, спасая золотой запас страны от Франко, а также стремясь прикупить оружие, опустошили кладовые страны. Золотой запас Испании на тот момент был четвертым в мире – 702,5 тонны. После войны Испании удалось получить из Парижа жалкие крохи – 40,2 тонны (или 5,7%)…

25 октября 1936-го года из Картахены в Одессу отправили 510 тонн золота (или 72,6%) на четырех советских судах. Операцией руководил Александр Орлов (он же Лейб Фельдбин, он же Лев Никольский, он же Леон Николаефф, он же Вильям Голдин, он же камрад Мигель, он же представитель «Банк оф Америка» Джордж Блэкстоун). Этот человек заслуживает не просто отдельной статьи – нескольких романов.

Уполномоченный НКВД в Испании Александр Орлов (но же Лейб Фельдбин, он же камрад Мигель, он же представитель «Bank of America» Джордж Блэкстоун).

Александр Орлов отлично владел английским, немецким и французским языками. В 1926–1927 был резидентом в Париже, в 1928 направлен в берлинскую резидентуру, в сентябре 1932 выезжал в краткосрочную командировку в США, весной 1933 был направлен в Париж во главе нелегальной оперативной группы. С 15 июля 1934 – нелегальный резидент в Англии, там ему удалось закрепить связи с известной теперь всему миру группой: Филби, Маклин, Берджес, Кэрнкросс, Блант. В декабре 1935 по американским документам для выполнения вербовочного задания выезжал в Рим, а в 1936 – Эстонию и Швецию, где успешно провёл операцию по вербовке посла одной из западных стран… В сентябре 1936 был направлен в Мадрид в качестве резидента НКВД и главного советника по внутренней безопасности и контрразведке при республиканском правительстве. Тогда же лично Сталиным на него была возложена задача по организации вывоза на хранение в СССР испанского золотого запаса. В 1935-м газета «Правда» сообщала о том, что «старший майор госбезопасности Никольский награждается орденом Ленина за выполнение важного правительственного задания». Звание «старший майор госбезопасности» приравнивалось к комдиву Красной армии, по нынешней табели о рангах его звание было бы равно генерал-майору. Таким образом, Орлов и по сей день остается самым старшим по званию из всех офицеров советской разведки, которые когда-либо бежали на Запад. С декабря 1936 он принимал непосредственное участие в организации контрразведывательной службы республиканцев. В шести созданных при его участии диверсионных школах прошли обучение не менее 1000 человек. В Испании Орлову вновь пришлось руководить работой К. Филби, находившегося со спецзаданием при франкистском правительстве. В апреле 1938 Орлов завербовал бойца Интербригады из США Морриса Коэна, будущего «атомного разведчика», связного Рудольфа Абеля (нелегал, резидент советской разведки в США) и Конона Молодого (нелегал, резидент советской разведки в Великобритании). В июле 1938 Орлов получил приказ выехать в Антверпен для встречи с представителем Центра на борту советского парохода «Свирь». Опасаясь ареста и депортации в Советский Союз, взяв 60 тысяч долларов из оперативных средств НКВД, он бежал с женой Марией Владиславовной Рожнецкой (1903–1971) и дочерью Вероникой (1922–1949) в Канаду. В дальнейшем проживал в США под именем Игоря Константиновича Берга. Интересно, как блестяще Орлов сумел защитить себя и своих близких (не только в США, но и в самой Москве) от Сталина и НКВД. Будучи уже в США, Орлов направил письмо в СССР, угрожая рассказать всю историю, связанную с вывозом испанского золота, его тайной доставкой в Москву со ссылкой на соответствующие документы, а также сдать всю известную ему агентуру и секреты НКВД. Это разоблачение в первую очередь поставило бы в неловкое положение как советское правительство, так и многочисленных испанских беженцев, поскольку советская военная поддержка республиканцев в Гражданской войне официально считалась абсолютно бескорыстной. Единственным условием было требование не преследовать семью Орлова, в том числе пожилую мать и тёщу, оставшихся в Москве, и, если его условия будут приняты, он обещает не раскрывать секретов. Об этой афере с золотом Александр Орлов (или, по документам, Игорь Константинович Берг) рассказал в США на заседании подкомитета Сената лишь 28 сентября 1955 года. Кстати, Орлов-Берг указал, что прибытие испанского золота в Москву было отмечено на банкете с членами Политбюро, а Сталин с усмешкой заявил, что «испанцы не увидят своего золота, как своих собственных ушей»…

Александр Орлов с женой.

Ещё интересная деталь – Орлов-Берг указал, что полковник Семён Кривошеин (да-да, тот самый, который в сентябре 1939-го будет обмениваться дружеским рукопожатием с Гудерианом на параде по случаю передачи нацистами оккупированного польского города Бреста советским братьям по оружию), который в Испании был камрадом Меле, обеспечил Орлову 20 грузовиков и охрану золота в Картахене.

Личность Александра Орлова была настолько яркой, что Эрнест Хемингуэй вывел его под фамилией Варлов в своём романе «По ком звонит колокол».

А теперь цифры.

Для начала – те самые поборы с советских людей на Испанию.

Внутрисоветские займы/пожертвования для Испании:

С августа 1936 до весны 1939 собрано 274000000,00 рублей.

Таким образом, ТОЛЬКО ПОЖЕРТВОВАНИЯ составили от 52 до 137 миллионов долларов!

А так как СССР оценил все прямые поставки в $202400000,00, то получается, что только пожертвования покрыли около 68% этих расходов.

Ну а теперь, собственно, о ЗОЛОТОМ ЗАПАСЕ ИСПАНИИ:

Всего: 702,5 тонны

Отправлено в Москву 510 тонн (или 72,6%), остаток в Париж – 192,5 тонны (или 27,4%). Франция вернула Испании после войны – 40,2 тонны (или 5,7%).

510 тонн – это $570511254,00.

Вместе с внутрисоветскими займами это от 622,5 до 707,5 миллионов полновесных долларов! Всё познаётся в сравнении: США, 1936 год: новый дом – $4000–6000; средняя годовая зарплата – $1700; галлон бензина (т.е. около 4 литров) – 10-20 центов, буханка хлеба – 8 центов; галлон молока – 48 центов, «Студебеккер» – $665.

Даже если вычесть стоимость всех поставок, в остатке (вернее, в чистом доходе СССР) – астрономическая сумма от $420000000,00 до $505000000,00. В переводе на «Студебеккеры» – получается колоссальный парк (от 630 до 760 тысяч автомобилей. Напомню, что в годы Второй мировой США поставили Советскому Союзу всего 200 тысяч таких грузовиков…

ВАМ ПОНРАВИЛСЯ МАТЕРИАЛ? ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШУ EMAIL-РАССЫЛКУ:

Мы будем присылать вам на email дайджест самых интересных материалов нашего сайта.