Заметки о социализме

“Свобода и равенство несовместимы. Свобода есть, прежде всего, право на неравенство. Равенство есть, прежде всего, посягательство на свободу, ограничение свободы”. (Николай Бердяев, Русский философ)

Photo copyright: Elvert Barnes, CC BY-SA 2.0

Мне, прожившему в СССР 45 лет, странными кажутся желания многих американцев устроить социализм в Америке. Я помню Сталина. Когда он умер, мне было 20 лет и всё, что я напишу о том времени, основано на моих впечатлениях, на моей памяти. Никто не сможет упрекнуть меня в том, что я вычитал это из книг сталинских ненавистников или услыхал от бабушки. Я был молод, с цепкой памятью и хорошо понимал, что происходит вокруг. Я был студентом Ленинградского технологического института, одного из самых престижных в стране, куда можно было попасть, только выдержав конкурс в 12 человек на место после шести сокрушительных экзаменов. Особенно трудно было еврейским юношам и девушкам. Нас просто откровенно «резали» на экзаменах и евреи попадали туда только, если имели способности намного выше средних и отличались очень стойким характером и крепким здоровьем! Для нас каждый экзамен длился по три часа и более. Вопросы были из университетского курса! И это тоже был социализм!

Выдающийся марксист Сталин объявил в 1934 г., что в СССР социализм уже осуществлён. Минуя pacсуждения о таких известных вещах, как чудовищный террор в стране, о миллионах людей, pacстрелянных без суда и миллионах медленно умиравших в сотнях концентрационных лагерей, о миллионах умерших с голоду, я скажу известную всем советским людям истину. Социализм держится на страхе! Только на страхе! На терроре, подобном террору в гитлеровской Германии или в Камбодже. Люди боялись за свою жизнь, жизнь семьи и друзей! Смертельно опасно было сказать что-нибудь не то или прочитать запрещённую книгу. Из этого же страха люди доносили друг на друга властям, потому что недоносительство было не менее опасно, чем нежелательное действие. Даже тем, кто первым переставал аплодировать на собраниях при упоминании имени «Великого Сталина», грозили страшные кары и часто лагеря. Эти собрания были похожи на приступы массовой истерии. Аплодисменты длились по 5–10 минут, люди падали в обморок на этих буквально шаманских представлениях. И всем руководил невиданный в цивилизованных странах страх! А в основе этого страха были смертельная опасность критиковать власть и полное отсутствие свободы слова и свободы мысли!

Всё это давно известно интересующемуся западному читателю. Об этом написаны горы литературы, переведённой с русского и написанной западными авторами. Особенно это стало понятно после того, как рухнул советский социализм. Он рухнул только потому, что при первых проявлениях элементарной свободы слова в стране исчез страх. Без страха, без массового террора социализм существовать не может! Социализм – это прежде всего диктатура однопартийной системы и мы вплотную подошли к этому.

В 2002 г. я написал статью «Исторические параллели», в которой pacсказывал об опасных тенденциях, появившихся в американской жизни. О том, что американское общество строит коммунизм, ещё не понимая этого (практической разницы между социализмом и коммунизмом не существует. Это чисто идеологические ярлыки). Уже тогда правительство, пресса и интеллигенция провозгласили всеобщее равенство людей и pac не перед Законом, что закреплено в американской конституции, а равенство во всём, начиная с умственных способностей и культуры и кончая такими качествами, как природное трудолюбие, квалификация, мораль, семейные устои и стремление к порядку и законности. Я писал о том, что те же лозунги были характерны для коммунистического общества в СССР, благополучно рухнувшего к тому времени. Эти тенденции в Америке не исчезали, а становились всё более явными и привели теперь к оголтелому, агрессивному нападению на каждого, кто с этим равенством не согласен и просто не видит его! Ведь общество всеобщего равенства – это общество бедных, слабых и глупых, основанное на насилии. Уравнять богатого с бедным можно, только отобрав у богатого его богатство. Уравнять слабого с сильным можно, только отняв у сильного его силу, а уравнять глупого с умным можно, лишь превратив ум из достоинства в недостаток. Ясно, что без насилия и террора этого не достичь. Мало того, проще всего отобрать у неугодных саму жизнь. Как говорил Сталин: «Нет человека, нет проблемы!».

Всё это азбучные истины, о которых было известно ещё минимум четыре тысячи лет назад. Но беда в том, что борцы за всеобщее равенство и азбукой-то овладели с трудом и ничего этого не знают. А те, кто знают, из страха перед насилием и боясь за свою общественную репутацию, затыкают рот всем, кто утверждает обратное. Хотя, казалось бы, всем ясно, что из человека с плохой памятью не сделаешь учёного, а из человека, неспособного даже к элементарной математике, не сделаешь инженера. Каждый день школа дает нам убедительные доказательства этих истин. Попробуйте сделать из человека без музыкального слуха приличного музыканта. Из малорослого парня – гиганта баскетболиста. Глупый вопрос, скажет любой. Тут и насилие не поможет! Поможет, говорю я! Достаточно уничтожить тех, кто отличается от неких выдуманных стандартов. И проблема решена. А до этого придумать политическую систему или теорию, применение которой автоматически заставит замолчать всех неугодных. И её придумали в середине 90-x годов. Это политкорректность!

Я не раз писал об этом. Её применение позволило сторонникам всеобщего равенства заставить замолчать не только критиков политкорректности, но и тех, кто только молчит и не желает на всех трибунах кричать о любви к чёрным, коммунистам, представителям т.н. ЛГБТК+, голым феминисткам и др. Весь этот бред с восторгом подхватили американская интеллигенция, пресса и телевидение. Эта «интеллигенция» явно не знает, с чего началась французская революция и чем она закончилась. Что русская революция началась с того же и закончилась таким террором, который и Робеспьеру не снился! Лозунг «Свобода, равенство, братство» во Франции и в России очень быстро привёл к кровавому террору. Иначе и быть не может. Как только неимущие, неграмотные и часто злобные люди, а их всегда большинство, получают свободу, они немедленно начинают убивать всех тех, кто трудолюбием и талантом или даже по наследству от таких родителей пробились в средние и высшие слои населения. Это социальный закон природы. Вспомните лозунг французской чepни «Аристократов – на фонарь!». И на гильотину привели Гения, гордость человечества, великого учёного Антуана Лавуазье.

Этот закон действовал в Древней Греции, античном Риме, действует он и сегодня. Нет в природе равенства и яркой иллюстрацией этого является поведение наших афроамериканцев (будем политически корректны). В стране много представителей иных pac, включая и бeлых, живущих на грани бедности. Но никакая pacа, никакой народ ничего подобного погромам, учиняемым афроамериканцами, не делал и не делает. Вы хотите, чтобы их считали равными всем остальным? Вы можете сто раз кричать мне в лицо pacист, но кто обвинит меня во лжи? А вот в отсутствии политкорректности обвинить меня можно. Эта самая политкорректность является понятием, противоположным понятию истина. И честный человек не станет пользоваться политкорректностью в ущерб своей чести. Несмотря ни на какие гонения и угрозы!

И вот я спрашиваю читателя, не видит ли он, что в сегодняшней Америке уничтожение свободы слова неизбежно приведет к установлению, скажем физического, но не юридического равенства? Причём не уничтожения сверху, по приказу какого-нибудь президента или иного начальника. Такой приказ в Америке до сих пор невозможен. И как оказалось, не нужен. Эту свободу уничтожили американская интеллигенция, СМИ, школы и университеты. Год за годом я наблюдал уничтожение, убийство свободы слова в самой свободной стране мира, как до сих пор повсеместно называют Америку!

В 1985 г. я начал работать в Хьюстонском университете на кафедре физики. Не было дня, чтобы я не благодарил судьбу, американский народ и правительство за предоставленную моей семье возможность жить и работать в этой удивительной стране. Мы с женой занимались любимой работой, хорошо зарабатывали, моя старая мама получила пенсию и медицинскую страховку, дети прекpacно учились и впереди нас ждала счастливая жизнь. Мы даже купили новый дом, о чём в СССР мог мечтать только сумасшедший! Но уже тогда я начал замечать, что не всё в Америке достойно восхищения.

Проходя по огромному кампусу университета, представлявшему собой прекpacный парк, я увидел на аллее многочисленные столы с книгами, за которыми стояли очень молодые и очень неприятные внешне люди. Они продавали и вовсю рекламировали коммунистическую литературу. Неряшливо изданные дешёвые книги и журналы с портретами Ленина, Сталина, Кастро, Троцкого и Че Гевары. Я оторопел! Как, подумал я, в американском университете свободно продают и рекламируют сочинения лидеров мировой революции? Людей, провозгласивших целью своей жизни разрушение капитализма! Людей, разрушивших уже свои страны, погубивших десятки миллионов людей и делающих всё возможное, чтобы отравить сознание молодых студентов и готовить их к разбою! Я был ещё неопытным американцем. Мы прилетели в Америку в 1979 г. и многого ещё не знали. Я попросил заведующего лабораторией объяснить, что происходит. И он спокойно ответил: «У нас свобода слова!» Как, спросил я, возможно ли доводить свободу до абсурда, до того, что позволено прямо призывать к революции и разрушению страны? Шеф ответил: «Так у нас принято». И добавил дружески: «Особенно не шуми об этом. Не зли людей».

Мы узнали о разрушительном и безобразном движении хиппи, о существовании коммунистической партии в Америке, находившейся полностью на содержании СССР. О том, как буквально насмерть затравила американская интеллигенция благородного сенатора Маккарти за его попытку очистить страну и даже Конгресс от коммунистов. Мы узнали о насильственной, с участием полиции и национальной гвардии, десегрегации американских школ. Многое мы узнали тогда об истинной свободе слова в Америке и к чему она ведёт при неумеренном употреблении!

Мы стали замечать нелепые и глупые попытки американского общества найти подходящий термин для замены общепринятого слова нeгр, т.е. просто чёрный в переводе с латыни. Чего только не придумали – нацменьшинство, афроамериканцы и прочее.

Чем слово нeгp обиднее слова чepный? Почему слово бeлый тоже сочли недопустимым, я объяснить не берусь. Так у нас принято. Ну и заменили слово бeлый никому не известным и непонятным “caucasian”. Где родились мы и где Кавказ? Всё чаще мы стали сталкиваться с тем, что американское общество, поощряя все эти нелепости вплоть до коммунистической пропаганды, всё агрессивнее нападало на тех, кто пытался воспротивиться этому, понимая, куда нас ведут глупые прогрессисты. Еще в те далёкие и «вегетарианские» 80-е годы я отмечал агрессивность и глупость, теперь полностью охватившие страну. Мой коллега, молодой физик, а не глупый журналист, пытался убедить меня в том, что чepные по всем параметрам не уступают бeлым в умственном развитии и даже по интеллектуальным достижениям. Его, бедного, так в школе учили! Я говорю ему: «Прошу тебя, назови мне имя хотя бы одного чёрного, прославившегося в чём-нибудь, кроме спорта и джаза. Назови мне крупного учёного, архитектора или хотя бы гроссмейстера». И что я слышу в ответ? Физик-теоретик, не дворник или официант, кричит мне злобно: «Ты pacист!» Да, я pacист в твоём понимании. Но ведь это не ответ на мой вопрос. Дай мне имена и этим докажи мне, что я заблуждаюсь. «Ты pacист и я с тобой разговаривать не хочу». На этом и кончилось. Но вы прекpacно знаете, что сегодня это кончилось бы доносом начальству, в соответствующие общественные организации, публичной травлей и потерей мною работы! Такие дела происходят теперь сотнями по всей стране!

В университетах теперь часто до погромов доходит! Что там я, ничтожный Марк Зальцберг? Лауреат Нобeлевской премии по физиологии и медицине гениальный профессор Джеймс Уотсон, открывший совместно с Френсисом Криком свойства и структуру ДНК, вещества, хранящего и передающего наследственную информацию живых организмов, был недавно затравлен своими коллегами и прессой за отсутствие политкорректности в его лекциях. А ведь это же самое открытие называли эпохальным. В своё время Уотсона и его коллег называли гениями, решившими тысячелетнюю загадку жизни! Да так оно и есть!

В 2008 г. лабораторию и кафедру Уотсона в Калтехе закрыли и лишили его работы и заработка. Он, старый ученый, вынужден был продать свою золотую медаль лауреата, потому что ему нужны были деньги. В 2019 г. Джеймс Уотсон был лишён почётных званий и членства в академиях наук всего мира после того, как он в очередной раз повторил свои утверждения о связи уровня интеллекта с pacовым происхождением в документальном фильме, показанном на американском канале PBS. Как это сделали практически, мне установить не удалось. Отняли у него при помощи полиции все его дипломы? Конфисковали множество золотых медалей за научные заслуги? Не знаю, как реализовали этот абсурд. В СССР таких просто сажали в тюрьму и убивали. Пример – профессор Николай Иванович Вавилов, выдающийся генетик, академик многих академий мира и СССР. У нас за инакомыслие пока не убивают и не сажают в тюрьму. Ещё нет, скажем мы.

А как тут не вспомнить суд инквизиции над Галилео Галилеем или сожжение на костре Джордано Бруно за то, что их открытия не соответствовали учению Аристотеля, жившего в трёхсотые годы до христианской эры. Америка докатилась до инквизиции в XXI веке! Идиотское требование политкорректности, т.е. узаконенного вранья, проникло в точные науки, где критерием истины было и будет только соответствие результатам эксперимента и законам природы. Правительство не преследовало Уотсона, как это делали в СССР! Самое страшное состоит в том, что его лишили работы и доброго имени его же коллеги, прекpacно понимающие, что он прав! Но зависть бездарей к гению есть тоже Закон природы. Страх тоже.

Дело дошло до того, что Президента Трампа травили как дичь все четыре года за его выдающуюся работу на благо Америки и, явно проиграв на выборах, пошли на прямую уголовщину по подделке результатов голосования. Всё это есть результаты политкорректности. Её пропагандисты предпочли посадить в Бeлый дом корыстного, слабоумного 78-летнего старца с явными признаками деменции. Чем это обернётся для страны, их не заботит. Их вдохновляет ленинский лозунг: «Морально всё, что способствует победе коммунизма»! Боюсь, что к этой победе мы и двигаемся со страшной скоростью.

Марк Зальцберг