Закат халифата

23 марта произошло знаковое для всего Ближнего Востока, да и не только для него, событие: Сирийские демократические силы (СДС) при непосредственной поддержке коалиции, ведомой США, ликвидировали последний оплот “Исламского государства” (ИГ) в городке Багхуз на восточном берегу реки Евфрат.

Photo copyright: Marine Corps photo by Sgt. Matthew Callahan

Таким образом, квазигосударство, в котором на пике его могущества в 2014 году проживало более 8 млн человек и которое по площади превосходило всю Сирию, полностью перестало существовать. Подпольные ячейки ИГ еще имеются во многих местах Ирака и Сирии. Более того, в обеих странах остатки “халифата” продолжают и партизанско-террористическую борьбу. Но сколько-либо значимых населенных пунктов или постоянно удерживаемой территории у организации уже не осталось.

Что касается Сирии, то некоторое количество боевиков, видимо исчисляющееся сотнями, действует в пустыне на западном берегу Евфрата, то есть в части страны, в целом подконтрольной Асаду. Но, в любом случае, речь идет о незначительных силах, давно не предпринимающих масштабных действий.

Правда, на довольно чувствительные уколы они еще способны. Так, в конце февраля в пустынной местности между Пальмирой и Дейр аз-Зором исламисты устроили засаду на проезжавший внедорожник, в результате чего были убиты, как минимум, три российских офицера (два полковника и майор), а также их переводчик-сириец, тоже в звании полковника (по другой версии — водитель-россиянин). Из сирийских источников противоречивая информация об этом неординарном событии стала поступать практически сразу; несколько позднее о нем сообщила и вещательная корпорация ВВС. И лишь месяц спустя гибель своих военных признало российское министерство обороны.

Но вернемся к последним дням “халифата” именно как территориального образования.

СДС, основу которых составляют курдские Отряды народной самообороны (YPG) при поддержке американцев и их западных союзников сыграли важнейшую роль в победе над ИГ. А ведь в 2014 году все развивалось для курдов как нельзя скверно. Один из двух их кантонов на северо-востоке Сирии, с центром в Кобани, был практически уничтожен. Под контролем его мужественных, но неумелых защитников оставались считанные сотни метров территории до турецкой границы. Именно на этом этапе их спасла американская авиация. Так началось военное вмешательство США в Сирии, ставшее решающим фактором в борьбе с ИГ.

С того времени многое изменилось, и возникли СДС, в которые, кроме курдов, вошли ополчения местных арабских племен, отряды некоторых оппозиционных Асаду группировок, а также ряд христианских милиций. В итоге под их контролем оказалась практически вся территория восточнее Евфрата (здесь еще имеется пара небольших анклавов, подконтрольных Асаду) и два крупных плацдарма на западном берегу с городом Манбидж и гидроэлектростанцией в Табке. И хотя это менее трети территории Сирии, здесь находится львиная доля ее нефтяных месторождений, обе крупные гидроэлектростанции, непропорционально большая часть сельскохозяйственных земель, а также бывшая столица “халифата” – Ракка.

Последний этап боев развернулся на юге, поблизости от иракской границы. Из Ирака и других частей Сирии сюда отступили исламисты (многие из них – иностранцы) с целью дать врагам последний бой. Кроме того, с ними оказались и их жены, в большинстве своем прибывшие из разных стран мира, чтобы приобщиться к организации.

Решающее наступление СДС на “карман” ИГ у Багхуза при поддержке американской авиации и сил специального назначения началось 9 февраля. Однако последняя его стадия, когда под контролем исламистов оставалась полоска земли в пару квадратных километров, а затем и сотен метров, затянулась. И дело даже не в том, что часть боевиков отказывались сдаться (многие все же предпочли верной смерти плен). Проблема была в том, что значительную часть этого клочка земли занимал палаточный лагерь, в котором собрались жены террористов и их дети, не пожелавшие уходить. Американцы имели техническую возможность сровнять весь этот табор с землей за считанные минуты, однако в итоге возиться пришлось неделями.

Кадры с места событий, в том числе и самоубийственных атак с участием некоторых женщин, выглядели впечатляюще. Но всему приходит конец, и не желавшие погибать в итоге сдались. Жены и дети были отделены от мужей, и теперь они, по всей видимости, окажутся в лагере для беженцев в глубине подконтрольной СДС территории.

На данный момент на повестке дня стоит дальнейшая судьба боевиков и членов их семей, тем более что очень многие из захваченных не являются сирийцами. Так как СДС действуют в союзе с американцами, то волей-неволей их бойцам пришлось более или менее соблюдать цивилизованные нормы, когда пленных, какими бы чудовищами они ни являлись, не только не пускают в расход на месте, но кормят и даже лечат.

Держать лагеря на своей территории у СДС нет никакого резона. Поэтому наиболее логичным выглядит передача пленных странам, чьими гражданами они являются, и, возможно, режиму Асада. Вопрос лишь в том, кто захочет их принимать, а приняв – наказывать за содеянное.

Наиболее удачным в этом плане является иракский вариант. Среди иностранных членов ИГ иракцев больше всего, и их передача СДС Багдаду осуществлялась уже неоднократно. Там, как говорится, их ждут с “распростертыми объятиями”. Судьба пленных в тюрьме у иракских шиитов, вероятно, будет очень непростой. В этом контексте вспоминается фраза Джона Сильвера из “Острова сокровищ”, когда оставшимся в живых оппонентам он пообещал, что те позавидуют мертвым.

А вот кому передать граждан, например, Бельгии или Франции – это другой вопрос. Примут ли их эти страны, и если да – по какой статье будут судить? А ведь для суда в цивилизованном мире нужны веские доказательства. В любом случае, если в итоге боевики окажутся на Западе, причем с любыми для себя последствиями, это будет для них в самом прямом смысле счастливый билет в рай после того ада, который они устроили очень многим сирийцам и иракцам, а затем сами пережили при осаде Багхуза.

Чисто с человеческой точки зрения интересна дальнейшая судьба многочисленных жен, вернее вдов-иностранок, и их детей. Женщины, по идее, заслуживают наказания как сообщницы своих изуверов-мужей, а вот как быть с детьми?

Предполагалось, что сам глава ИГ “халиф” Абу-Бакр аль-Багдади мог находиться в Багхузе, но на момент написания этих строк ни о его гибели, ни о пленении ничего не известно. Возможно, допросы пленных прольют свет на данную загадку уже в ближайшие дни или недели. Аль-Багдади, являющийся главным символом террора, – по-прежнему приоритетная цель американцев, да и не только их.

Основные ресурсы ИГ в Сирии и Ираке, включая и собравшихся со всего мира иностранцев, уничтожены. “Халифата” больше нет, как и нет той самой колоссальной популярности в исламском мире, которую он имел, скажем, в 2014-2016 годах. Вместе с тем идея ИГ жива. Его последователи активно действуют и в Нигерии, и в Европе, и в Афганистане, и на далеких Филиппинах.

Само собой, жива идея и в суннитских арабских странах. Волна спала, но “спрос” на исламизм джихадистского толка по-прежнему велик. Раньше была “Аль-Каида”, затем ее на второй план отодвинуло ИГ, а в будущем, возможно, возникнет новое популярное движение. А если не возникнет, то и сторонников ИГ, что называется, хватит на всех. Они наверняка напомнят о себе еще не раз не только на Ближнем Востоке, но и во всем мире.

Если говорить о Сирии, то в нынешних условиях нет причин считать, что ИГ в обозримом будущем снова станет здесь силой, способной захватывать и контролировать значительные территории. Цель, ради которой США изначально вступили в сирийскую войну, полностью и успешно выполнена, хотя это и заняло 4,5 года. Теперь главный вопрос огромного военного и политического значения – выведут ли американцы свои войска из этой страны. На данный момент, несмотря на многократные заявления Дональда Трампа, никаких практических подвижек в этом направлении не было. Пентагон и все окружение президента не переставали уговаривать его изменить это крайне вредное для США и всех американских союзников в регионе решение. Тем более что потери американцев в Сирии мизерные, а затраты на содержание контингента численностью от нескольких сотен до пары тысяч человек — весьма незначительны.

Судя по источникам в США, по крайней мере, незначительный контингент в Сирии останется. Если это так, причем на длительный срок, то подобный сценарий будет крайне важен для всех союзников США, начиная с СДС и кончая Израилем, в том числе в плане противостояния иранской экспансии в этой стране и недопущения усиления режима Асада. Теперь остается дождаться окончательного решения администрации Трампа.

Давид ШАРП
“Новости недели”

ВАМ ПОНРАВИЛСЯ МАТЕРИАЛ? ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШУ EMAIL-РАССЫЛКУ:

Мы будем присылать вам на email дайджест самых интересных материалов нашего сайта.