Защита общества – уроки Франции

Начинается месячный отсчет, к 20-летнему юбилею 9-11. Хотя многое можно было бы сказать об этом жутком событии и о том, что оно означало, эту дискуссию лучше всего сохранить. Главный момент сегодня заключается в том, что после этой годовщины, после опрометчивого ухода Байдена из Афганистана, помимо разрастания исламских репрессий по всему Ближнему Востоку, американское общество по-прежнему сталкивается с угрозами нашему гражданскому порядку.

Photo copyright: Paul Arps, CC BY 2.0

По иронии судьбы Франция – из всех мест – предлагает пример антитеррора, бдительности против преступности и отрезвляющее напоминание о том, что такое терроризм, где он обитает и как сдерживать тех, кто его совершает.

Короче говоря, по мере того, как американцы снижают обеспокоенность по поводу исламской террористической угрозы, уверенные, что они должны быть больше обеспокоены стремлением биологических мужчин-спортсменов в спортивные и раздевалки девочек, а также в части общества, одержимом тем, как опозорить наш флаг и жертвы, стоящие за ним, расовые гимны и снова закрыть экономику по случаю COVID, во Франции происходит нечто иное.

Во Франции возбудившийся «-изм» и COVID не отвлекают от воспоминаний об истории – и важности сохранения гражданского порядка. Франция знает, что значит быть неподготовленным и верить в слабую оборону, подобную линии Мажино, которая летом 1940 пала перед другим видом террора – нацистским блицкригом.

Нет, французы – в довольно неожиданном повороте событий – учат мир тому, как быть готовым к встрече и победе над радикальными идеологиями. В конце прошлого месяца французский парламент принял законопроект, усиливающий надзор за исламским экстремизмом, в частности, упреждающий радикальный террор и радикальное уличное насилие.

Как многие помнят, это не фантомная угроза, ни для Франции и ни для США.

Радикализм, будь то исламский, коммунистический, социалистический, анархистский или фашистский – насилие в цивилизованной стране, терроризирующее людей в разовых событиях, беспорядках или всплеске убийств, которое подрывает гражданское общество.

Он есть во Франции и имеет место в Соединенных Штатах.

Итак, что же сделали французы в обществе, исторически озабоченном неприкосновенностью частной жизни, гражданским правительством и гражданскими правами? Они приняли закон, озаглавленный «Закон, усиливающий уважение принципов Республики», который, по всей вероятности, является прямым ответом на исламский радикализм, сепаратизм и насилие (включая применение законов шариата отрицающих права женщин), покушение на свободу слова, религиозную свободу и светское образование.

Во Франции лидеры говорят стоп «параллельному обществу», разжигающему иное понимание того, что такое Франция. Закон отвергает исламский радикализм, переучивание того, чем являются ли французские институты и законодательство, отвергает ложные предположения о легитимности для тех, кто стремится подорвать представительную демократию.

В чем срочность?

Франция, похоже, особенно обеспокоена иностранным влиянием, нарушающим внутреннее спокойствие, возрождающим радикальные исламские идеи и любым оправданием насилию, подавляющим права граждан или отвергающим верховенство закона. Они говорят довольно прямо: ни здесь, ни снова, ни сейчас.

И наконец, бесспорные вопросы: законопроект запрещает принудительные браки, сепаратистское насилие и идеологические движения, продвигающие уличное насилие, защищая «свободу совести» и французские ценности «свободу, равенство и братство». Об этом можно было бы сказать многое, о французской озабоченности разделением религии и государства, но главное в том, что неприемлемости насильственного (исламского или любого другого) идеологический радикализм.

В то время как американские лидеры могут отрицать надлежащие правовые процедуры, свободы вероисповедания, свободы слова и свободы собраний на основе закона, ориентированного на идеологию или религию, Национальное собрание Франции утвердил законопроект подавляющим большинством, что подтверждает обеспокоенность французов этой проблемой.

В частности, закон предусматривает закрытие «организаций, провоцирующих насилие или разжигание ненависти». В то время как некоторые обращают внимание индивидуально на антихристианские, антиеврейские или вообще антирелигиозные преследования, цель закона сосредоточена на упреждение, сдерживание и против агитации насилия, продвигаемой любой «идеологией».

Интересно, что некоторые французские консерваторы проголосовали против законопроекта, заявив, что он недостаточно строг, чтобы остановить будущее идеологическое насилие, в то время как некоторые левые (традиционно более левые, чем американские демократы, но в соответствии с радикальным крылом современной Демократической партии) также проголосовали против него.

Итак, почему законопроект был принят, и какие уроки могут извлечь американцы в период, когда социалистическое идеологическое насилие растет на улицах США, и мы приближаемся к 20-летию трагедии 9-11?

Короче говоря, этот французский закон отвечает, согласно Wall Street Journal, на проблему «череды террористических атак во Франции, которые разъединило французское общество, акцентировав внимание на роль, которую система образования должна играть в превращении детей французских мусульман в граждан светской республики».

Другими словами, законопроект направлен на сокращение насилия, продвигаемого радикальными идеологиями, особенно радикальными исламскими идеологиями, и сохранение уважения к преподаванию конституционных основ и верховенства закона.

Франция – это не Америка, и наша Конституция – это не французская Конституция. На что нам следует обратить внимание?

Во-первых, когда идеологически инспирированные уличное насилие или террор вырывается из-под контроля, необходим национальный (в Америке, штатный или федеральный) ответ. Мы не должны дискредитировать в рамках закона правоохранительные органы или оправдывать идеологическое насилие, поскольку ни одно гражданское общество не может потворствовать бесконтрольным беспорядкам, отсутствию уважения к полиции или массовым убийствам.

Во-вторых, большая часть идеологически мотивированного насилия во Франции – к лучшему или худшему – была импортирована.

Реальность такова, что на границе должно оцениваться: кто может быть допущен в страну. Действенная граница влияет на гражданский порядок. Открытые границы опасны, так же как надлежащая проверка и защита границ даёт надежду на предотвращение импорта преступников и террористов.

В-третьих, то, чему учат в школах, особенно если преподают радикальные идеологии, подрывающие уважение к конституционному строю и представительной власти, имеет громадное значение. Во Франции радикальная идеология, которой учат, является радикальным исламом, в то время как здесь большую озабоченность вызывает радикальный социализм или марксизм, упрощённые на подобие описания внешнего вида катодной трубки.

Наконец, бдительность в отношении терроризма, радикальных идеологий, которые стремятся оправдать террор или насилие в гражданском обществе – должна оставаться высокой. По мере приближения 20-летия трагедии 9-11 мы возвращаемся к угрозам, требующим заблаговременного внимания. Сегодня, в то время, когда следует различать радикальный ислам и радикальный марксизм.

Франция должна защищать гражданское общество таким, каким его понимает французский народ.

Американцы должны быть не менее бдительными. Мы должны защищать наши свободы, равные возможности, конституционное наследие и историю – в школах, поселках, городах, штатах и нашей нации в целом. Французское внимание к гражданскому порядку напоминает нам – защищайте то, что любите.

Источник: Роберт Б. Чарльз Protecting Society – Lessons From France – AMAC – The Association of Mature American Citizens

Перевод: Борис Архипов

American Citizens

Подпишитесь на ежедневный дайджест от «Континента»

Эта рассылка с самыми интересными материалами с нашего сайта. Она приходит к вам на e-mail каждый день по утрам.