Заботы президента Обамы

8 июня утром на пресс-конференции, посвящённой экономической ситуации в стране и влиянию на неё экономической нестабильности в Европе, президент Обама сказал фразу, которая имеет все шансы войти в историю: “В частном секторе всё в порядке”.

Буквально через несколько минут после окончания пресс-конференции спикер Палаты представителей Джон Бейнер созвал другую пресс-конференцию, на которой отчитал президента за его безответственное заявление.

Заботы президента Обамы

За неделю до выступления Обамы Bureau of Labor Statistics (BLS) выпустило очередной отчёт, в котором сообщалось, что в мае в экономику США было добавлено только 69 тыс. рабочих мест. Практически все комментаторы отметили, что это совершенно не достаточно, чтобы говорить об улучшении экономического положения в стране. Бейнер спросил президента, знаком ли он с этим отчётом BLS.

Говоря об экономических неурядицах в Европе и их возможном влиянии на экономику США, Бейнер подчеркнул, что “кризис в Европе должен предостеречь США от противостояния с увеличивающимся государственном долгом”. По словам Бейнера, Европа слишком долго ждала, прежде чем приступила к решению давно назревших экономических проблем. У Америки ещё есть время, но оно не бесконечно. Бейнер повторил свой призыв к Обаме сотрудничать с Конгрессом в вопросах налоговой политики и государственных расходов.

На той же пресс-конференции лидер республиканского большинства в Палате представителей Эрик Кантор сказал: “Я прошу президента прекратить искать виновных. Это (плохое состояние экономики Г.Г) не потому, что из Европы дуют встречные ветры. Это не потому, что республиканцы располагают большинством в Палате. Это потому, что политика стимулирования (экономики Г.Г.) и другие элементы экономической политики (демократов Г.Г.) потерпели крах. Поэтому малый бизнес в стране просто не растёт.

Через несколько часов после своего заявления Обама появился на брифинге в Белом доме и сказал: “Позвольте мне выразиться так ясно , как я могу. Экономику надо укреплять… Совершенно очевидно, что с экономикой не всё в порядке… Вот почему я потратил время вчера, позавчера, на прошлой недели, в прошлом месяце и в прошлом году, говоря о том, как мы можем сделать экономику сильнее”. Следует признать, что в пустопорожней говорильне президент Обама преуспел. Ну, а толку что?

Обама снова обвинил республиканцев в том, что если бы они не препятствовали ему и приняли бы его новую экономическую программу, то тогда было бы создано 1 млн. рабочих мест. В каком секторе экономики? Почему именно 1 млн.? Два года назад, проталкивая стимуляционный пакет мер, Обама обещал, что к концу2010 г. появятся 3.5 млн. рабочих мест. Президент и его команда постоянно говорят, что за последние два года были созданы миллионы рабочих мест. Вначале говорилось о 2 млн., затем о 3 млн., ну а теперь уже называется цифра в 4.3 млн. Где же эти места? Почему уровень безработицы в стране застрял на 8.1-8.2%?

Сегодня в США число работающих полный рабочий день находится на уровне официального окончания рецессии. Этого не должно было быть, если бы в стране были созданы миллионы рабочих мест. Сейчас мы опять слышим от Обамы привлекательные, но ничем необоснованные обещания.

О текущем состоянии экономики страны наглядно говорят данные об изменении индекса потребительского доверия. Динамика индекса напрямую отражает отношение потребителей к сегодняшней ситуации в экономике и их надежды на ближайшее будущее. Майский отчёт The Conference Board показал, что индекс доверия упал с 68.7 в апреле до 64.9 в мае и находится на самом низком уровне за последние 5 месяцев.

Рост ВВП за первый квартал этого года снизился с 2.2% до 1.9%. Продажа новых домов в апреле упала. Это шокировало тех экспертов, которые, поверив обещаниям Обамы о скором восстановлении экономики, были уверены, что этого не случится. В целом, рынок недвижимости остается нестабильным, и ничто не указывает на его скорейшее восстановление.

Уровень безработицы, сообщаемый BLS, представляет из собой отношение (в процентах) общего числа безработных (с учётом сезонных колебаний) к количеству трудоспособных людей на рынке труда. Те, кто не по своей воле работают неполный рабочий день или находятся на временной работе (частично безработные), не учитываются BLS как безработные.

По оценкам Джонса Вильямса, основателя консалтингого сайта ShadowStats.com, общее количество трудоспособных людей, не находящихся на рынке труда, составляет 5.4 млн. Абсолютное большинство этих людей официально не работают. Поскольку BLS не учитывает их в своих расчётах, то уровень безработицы по данным BLS оказывается заниженным. Поэтому Джонс Вильямс утверждает, что реальный уровень безработицы составляет 11.6%, а с учётом частично безработных — не менее 20%.

Обама обещал к концу первого срока своего президентства сократить федеральный бюджетный дефицит в 2 раза. В действительности сегодня он равен $1,33 трлн. Это почти в 2 раза больше той величины, на которую президент обещал его сократить.

Член Палаты представителей Пол Райан проконсультировался с несколькими ведущими финансовыми экспертами о финансовом положении США. Их прогнозы неутешительны. Страна переживает серьёзные финансовые затруднения и в первую очередь из-за необеспеченных государственных обязательств на сумму почти $100 трлн. Эксперты напомнили, что мы не можем бесконечно откладывать решение этой проблемы. У нас осталось 2-3 года, чтобы реструктурировать эти обязательства и вернуться на путь платёжеспособности.

 

Никто в администрации Обамы не оспаривает эти выводы экспертов. На слушаниях в Конгрессе министр финансов Тимоти Гейтнер и глава Office of Management Budget (OMB) могли их опровергнуть. Но они не сделали это. А главное, они вместе с президентом Обамой абсолютно ничего не делают, чтобы решить эту проблему.

Под жесткими вопросами Райана Гейтнер признал, что администрация не имеет (хотя должна иметь) плана финансовой политики на ближайшие 10 лет. Министр финансов сказал, что администрации Белого дома не нравится план Райана. Так почему же они не представили свой план реструктуризации выплат, чтобы спасти страну от банкротства? Вместо такого плана правительство Обамы прогнозирует по данным ОМВ в следующем десятилетии добавить к государственному долгу $7 трлн. или $9.5 трлн. по оценкам СВО. Так или иначе ежегодный дефицит будет по-прежнему составлять около $1 трлн. Вот так понимают “стабилизацию наших государственных финансов” Гейтнер и “недобавление ни одного цента в государственный долг” президент Обама.

Обама неоднократно подчёркивал, что экономический рост важнее, чем сокращение расходов. Странное противопоставление. Экономические бури, сотрясающие страны Европы, наглядно показывают, что при наличии угрожающего государственного долга без сокращении расходов экономический рост маловероятен.

Дэвид Аксельрод, старший советник президента и руководитель его штаба, защищая своего шефа от критики за сказанное на пресс-конференции 8 июня, заявил, что для ускорения процесса создания новых рабочих мест в частном секторе следует нанимать на работу таких государственных служащих, как пожарные, учителя и полицейские. Как эти работники могут ускорить создание рабочих мест в частном секторе? Оказывается, очень просто. Эти позиции представляют, как сказал Аксельрод, “ хорошие рабочие места для среднего класса”. Почему? Да потому, что у работающих на этих позициях хорошие зарплаты и прекрасные бенефиты. Я так и не понял, как государственные служащие с хорошей зарплатой и бенефитами помогают бизнесам в частном секторе создавать рабочие места.

Государство может финансировать частные бизнесы. Но, во-первых, отнюдь не в массовом порядке. Во-вторых, эти бизнесы искусственно ставятся в привилегированное положение, что тоже ни к чему хорошему не приводит. Например, на зелёные технологии правительство потратило миллиарды долларов. А где обещанные рабочие места и прибыль?

Очевидно, что рабочие места в государственном секторе создаются за счёт налогов, накладываемых, в первую очередь, на частый сектор. Деньги на хорошие зарплаты и бенефиты государственных служащих отбираются у частного бизнеса. По-моему, не следует объяснять, как он на это реагирует.

Реплика президента о состоянии частного сектора не говорит о его забывчивости или незнании современной экономической ситуации в стране. Она отражает его левое мировоззрение о преимущественном развитии государственного сектора и пренебрежительном отношении к частному бизнесу. В своей книге “Мечты моего отца” Обама извинялся за то, что вынужден был после окончания университета работать в частном секторе.

Лидеры Демократической партии стоят на тех же позициях, что и Обама. Год назад Гарри Рид, лидер большинства в Сенате, говорил практически тоже самое, что Обама сказал 8 июня. Отстаивая законопроект об оказании финансовой помощи штатным и местным правительствам, он заявил: “Это совершенно ясно, что с рабочими местами в частном секторе всё в порядке”.

Президента и лидера большинства волнует проблема сохранения и увеличения числа государственных служащих. Нехватка средств заставляет правительства на всех уровнях сокращать их. Вот это, по убеждению лидеров демократов, и есть настоящий кризис.

Президент не понимает или просто не знает и не хочет знать как работает частный сектор и какое влияние он оказывает на экономическое положение в стране. Поэтому Обама выкидывает частный сектор из своего восприятия мира. Он обращает внимание на частных предпринимателей только тогда, когда нужно поднять налоги.

Следуя левой идеологии, Обама считает, что без мудрого руководства федерального правительства, без государственного вмешательства в развитие экономики и без дефицитного расходования частный сектор не может сам восстановиться, а тем более процветать. Левые и прогрессивисты забыли признание министра финансов Генри Моргентау в правительстве Франклина Рузвельта в том, что потратив за 8 лет рекордное количество федеральных денег и образовав огромный (по тем масштабам) государственный долг, Рузвельт не смог создать новые рабочие места и снизить уровень безработицы.

В своей программной предвыборной речи в городе Осаватоми, штат Канзас, Обама призывал не “обделять” средний класс и наказать мошенников с Уолл-стрита. Он сказал: “На кону сейчас — будет ли наша страна местом, где трудящиеся могут заработать достаточно, чтобы растить детей, делать скромные сбережения (большие сбережения нельзя, иначе вы попадёте в класс богатеев — Г.Г.), иметь собственный дом и обеспечить себе выход на пенсию.

Одной из главных целей, которые Обама поставил перед собой, является противодействие социальному расслоению общества и защита среднего класса. На языке левых европейских единомышленников наших демократов это означает построение общества всеобщего благоденствия. Европа идёт по этому пути более 60 лет и в результате получила финансовый кризис, который угрожает самому существованию Европейского союза. О социальном мире в Европе уже тоже мало кто говорит. Между прочим, в Греции зарплата уборщиков вагонов на железной дороге и водителей поездов практически одинаковы. Это тоже ни к чему хорошему не привело.

В Осаватоми Обама говорил о необходимости реформировать экономику страны, чтобы средний класс получил от этого реформирования свой “справедливый шанс”. Однако президент не выдвинул ни одной идеи о том, как этого добиться.

Обама призвал к повышению эффективности государственного регулирования деятельности банков и финансовых учреждений. Иммигранты старшего поколения из СССР вероятно ещё не забыли, что о повышении эффективности государственного регулирования (на языке советских лидеров это называлось также планированием) говорилось каждые 4 года на партийных съездах. Плачевные результаты этого регулирования хорошо известны.

В речи в Осаватоми не было ни слова сказано о создании условий, позволяющих хоть как-то облегчить восстановление частного сектора. В этом же городе в1910 г. тоже с программной речью выступил экс-президент Теодор Рузвельт. Он изложил свои взгляды на роль государства в экономике страны. Не случайное совпадение. Рузвельт заявил тогда, что только сильное центральное правительство может защитить простых американцев от произвола корпораций и частных работодателей.

Прочные жалюзи левой идеологии не позволяют их приверженцам увидеть, а главное оценить провалы экономической политики как левых руководителей в США (Франклин Рузвельт), так и современных левых руководителей Европы. После 3.5 лет руководства страной Обама пришёл к аналогичным результатам. Ньют Гингрич назвал Обаму “лучшим президентом продовольственных талонов в американской истории”, поскольку при нём вместо увеличения рабочих мест произошло резкое увеличение получателей этих талонов.

Нехотя признавая, что экономика США не так хороша, как он обещал, президент настаивает, что это произошло из-за того, что его программы стимулирования экономики не были достаточно большими и всеохватывающими. Обама знает только один способ улучшения экономического положения страны: непрерывное увеличение государственных расходов, а следовательно и налогов для их покрытия. Президента заботит в первую очередь увеличение числа государственных служащих с хорошей зарплатой. Его не интересует влияние роста налогов на частный сектор, у которого и так “всё хорошо”.

Обама не скрывает, что не обещает облегчить бремя налогов и уменьшить федеральное регулирование частных бизнесов. Он не планирует существенно сократить федеральные расходы и реструктурировать выплаты по нашим долгам. Таким образом, президент предлагает Америке вступить на путь Греции и Испании.

ВАМ ПОНРАВИЛСЯ МАТЕРИАЛ? ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШУ EMAIL-РАССЫЛКУ:

Каждый понедельник, среду и пятницу мы будем присылать вам на email дайджест самых интересных материалов нашего сайта.