Юрий Ярым-Агаев | Корни и альтернативы

Эта статья навеяна фильмом Марии Певчих «Предатели», но в основном о том, чего там не было сказано. Сначала о самом фильме. Можно определить три возможных назначения этой серии. Первое – это орудие борьбы с конкурентами и врагами внутри российская оппозиции. Второе – это обвинительное заключение против главных деятелей 90-х и, наконец, третье – это попытка понять корни происходящего в России и возможные альтернативы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

То, что фильм сыграл роль во внутри-оппозиционной борьбе, видно хотя бы по реакции на него Ходорковского и других. Этот фильм однозначно говорит, что некоторым деятелям оппозиции в связи с их прошлым нет места в будущей демократической России. Фильм подтверждает позицию движения Навального, которое не желает иметь ничего общего с этими людьми или, говоря словами Ленина, предлагает решительно с ними размежеваться.

Что касается обвинительного заключения, то без суда оно будет пока лежать на полке. А суда такого нет и не может быть до тех пор, пока демократические силы не одержат победу над путинским режимом. Суд над коммунистическим режимом и его последышами безусловно необходим. Было большим пробелом то, что не было суда над коммунизмом аналогичного нюрнбергскому процессу над нацизмом и, хотя и запоздалый, но он должен в конце концов произойти. Тогда точность и достоверность материалов этого фильма пройдет настоящую проверку юридического процесса. А до тех пор будет идти постоянная перепалка по поводу фактов, приведенных в этом фильме. Что уже и началось.

Наконец фильм претендует на анализ российской действительности. Создатели фильма объявляют своей главной целью выявить корни происшедшего и сделать выводы на будущее. Попытка сама по себе похвальная, но эта цель фильмом вряд ли была достигнута.

Проблема в том, что фильм начинается лишь в 90-x годах – к моменту, когда уже всё было определено. Даже название фильма «Предатели» вводит в заблуждение, ибо предполагает какие-то радикальные изменения во время 90-х. А их, по сути, не было.

И не было никакого предательства. Всех этих людей, о которых идет речь, предателями назвать трудно, ибо они по сути ничего не предавали, потому как никогда ничему не присягали и не были верны никаким принципам. Они, в отличие от диссидентов, никогда не верили ни в демократию, ни в права человека, ни в политическую и экономическую свободу. Поэтому не предавали ничего, да и никого. Слово предательство в их лексиконе вообще отсутствовало. Его в это время заменила другое слово – «кинуть», которое в отличие от слова «предать» имело даже положительную коннотацию, а иногда произносилось даже с бравадой. Мол, ловко я его кинул. Так что наших героев обвинять можно во многих смертных грехах, но вряд ли в предательстве.

Корни же произошедшего фильм определить не смог, потому что к 90-м годам они уже глубоко проросли в землю и докопаться до них было трудно. Все главные места уже были распределены внутри узкого круга людей. Дальше шла разборка между ними, которая уже мало что меняла. От перемены мест слагаемых сумма не изменяется. К этому моменту все дальнейшее развитие, включая назначение Путина, было в значительной степени определенно.

Чтобы выявить корни надо идти в конец 80-х годов, когда и определялось какие люди будут потом править Россией. И самые интересный вопрос: каким образом были отобраны эти люди никому тогда не известные и ничем не примечательные и, как показал дальнейший опыт, мало на что способные. Кто их отобрал, с какой целью и как властям это удалось сделать в тот момент, когда коммунистический режим, казалось бы, уже дышал на ладан?

Я знаю возражение, что никакого специального отбора не было, что к власти пришли только те, кто и мог прийти, что выбор был только среди бывших коммунистов, комсомольцев и кагебешников потому, что только они имели опыт управления и только они могли стать во главе государства. В России просто не было других людей, которые бы могли бы что-то делать и чем-то руководить. Но эти возражения – не более чем ложь и пропаганда тех, кто захватил власть.

Большинство людей, которые пришли к власти или получили сумасшедшие деньги, никаким особым профессионализмом или умением руководить не отличались, что стало видно уже по результатам их деятельности. А в то же время было много ничем не замаранных людей, намного более способных, которые не продвигались на руководящие посты лишь потому, что они не были членами партии, что не проявляли достаточной лояльности к  коммунистическому режиму в отличие от, например, того же Кириенко, который в двадцать с небольшим лет успел вступить коммунистическую партию, когда из нее уже многие выходили.

Но, главное, что были диссиденты – единственные люди, которые действительно боролись против коммунистической системы, которые были по-настоящему преданы свободе, правам человека и демократии, что они однозначно доказали своей борьбой и готовностью платить за эти принципы всем, включая свою свободу и жизнь. По всей логике вещей именно эти люди должны были стать во главе новой России или по крайней мере обрести большое влияние на дальнейший ход событий. Наверное, только они могли обеспечить ее переход к демократической и свободной стране, а не бывшие коммунисты, которые мало изменились и вряд ли понимали, что такое демократия и желали её.

Страны, в которых диссиденты пришли к власти, успешнее других продвинулись в сторону демократии и рыночной экономики. Лучшим примером является Чехословакия и Польша, где диссиденты Вацлав Гавел и Лех Валенса стали президентами этих стран. Но и в Эстонии и Литве, где диссиденты заняли министерские должности, тоже дела пошли намного благополучнее чем в России. Даже Украина, где диссиденты хотя и не занимали никаких правительственных должностей, но имели гораздо большее признание, чем в России, пошла по более демократическому пути.

Так как же получилось, что российские диссиденты в отличие от диссидентов других посткоммунистических стран практически не участвовали в становлении и развитии своей страны? Главное объяснение, приводимое этому то, что диссидентов было мало, о них мало кто знал, у них не было профессионализма и опыта управления. Но это опять же ложь со стороны тех, кто никак не хотел, чтобы мы действительно оказали какое-то влияние на судьбы в России.

Причем ложь по всем пунктам. Российских, и даже только московских, диссидентов было гораздо больше, чем чешских, польских или диссидентов в любой другой пост коммунистической стране. Это была многочисленная и талантливая группа людей, включавшая нобелевских лауреатов, академиков, докторов наук, генералов, ученых, экономистов и инженеров, знаменитых писателей, – группа профессионалов куда более высокого класса, чем богемный драматург Гавел или рабочий электрик Валенса, не говоря уже обо всех появившихся позже в России новых политиках и бизнесменах. Что касается известности российских диссидентов, то они были гораздо более известны, чем не только диссиденты из других стран, но и все те, кто появился в России в 90-х годах. К началу перестройки российские люди знали имена не только Солженицына и Сахарова, но и Владимира Буковского, да и многих других диссидентов. В то же время вряд ли кто слышал даже имя Ельцина, не говоря о Собчаке, Гайдаре, Чубайсе, будущих олигархов и, конечно, никому тогда не было известно имя Путина. Добавьте к этому опыт политической общественной деятельности, который часть из нас приобрела в Америке и других демократических странах, и уважение к нам в этих странах со стороны ведущих политиков. После этого можно сказать, что не только в силу нашей безупречной биографии, но и всех вышеперечисленных факторов реальных конкурентов у нас просто не было.

Так что альтернатива была. Так почему же она не реализовалась? Не реализовалась потому, что многие силы в России заняли буквально круговую оборону, чтобы не допустить никакого нашего влияния на будущее страны. Причем в этой обороне участвовали не только коммунистические власти и КГБ, но и значительная часть российской прогрессивной интеллигенции и появлявшихся новых демократов. Потому, что последние были повязаны с системой, потому что большая их часть считала, что с партийцами и кагебешниками они как-то договорятся, а вот с нами непонятно.

Поэтому они объединились в то, что я назвал операцией нейтрализации и вытеснения. Выступать прямо против нас в тот момент было несподручно. Поэтому проще было нас нейтрализовать, то есть сделать так, чтобы нас не было видно и слышно, и заменить нас новыми фигурами, которым, в отличие от нас, были открыты все дороги и все средства массовой информации.

Реализовывалась эта операция несколькими методами. Первое, надо было сделать так, чтобы многие из нас вообще не присутствовали в это время в России, и это оказалось не так трудно, ибо большинство активных диссидентов были тогда за пределами страны. В конце 70-x – начале 80-x годов они были изгнаны из России, часть прямо вывезена на Запад в наручниках из тюрем и лагерей. А назад нас до 1991 года не впускали. КГБ потерял контроль над улицами, но не над границами, так что въехать мы просто не могли.

Второе, против многих из нас была устроена информационная блокада. Нас практически не печатали и у нас не было возможности появляться на телевидении, в то время как новая поросль мелькала там днем у и ночью.

Третье, проводились так называемые активные мероприятия, кампании по дискредитации, причем как внутри России, так и за границей. Нас объявляли агентами ЦРУ, говорили, что мы кем-то куплены, то есть навешивали на нас всех собак, которых только можно было навесить.

И наконец против нас была проведена люстрация! По крайней мере, мы были лишены права избираться в президенты страны. Статья 81, пункт 4 новой Российской Конституции требовала, чтобы кандидат в президенты должен был перед этим 10 лет жить на территории России. Мы, изгнанные из страны за борьбу за демократию, не могли претендовать на эту самую демократическую должность до 2001 года. Потом Путин еще перестраховался и увеличил этот срок до 25 лет, т. е. для нас до 2026 г.  Кто и против кого ввел эту статью? Ответ очень простой – новые демократы, писавшие эту Конституцию, против Солженицына, Буковского и других диссидентов. Потому что никто другой под эту статью не подпадал. Абсурд ситуации состоял в том, что не было люстрации ни против бывших коммунистических лидеров, что позволило Ельцину стать президентом, ни против бывших кагебешников, что позволило стать президентом Путину. А вот единственных людей, которые боролись за свободу и демократию, к выборам в президенты не подпустили. То есть диссиденты были единственными объектами люстрации. Представьте себе, что в Германии после 1945 года люстрация была бы проведена не против нацистов и сотрудников гестапо, а против антифашистов, которые боролись с этим режимом. Но именно это и произошло в России. Все это объясняет почему эта альтернатива никогда не реализовалась.

К этому, конечно, важно добавить изменение политической ситуации на Западе, в первую очередь в Америке.  В отличие от Рейгана, сменившему его в конце 80-х годов Бушу диссиденты были чужды. Мы для него были радикалы и революционеры, а он предпочитал стабильных бюрократов, пусть даже коммунистических. Поэтому поддержка Запада пошла не в сторону диссидентов, а на поддержку коммунистической бюрократии, в первую очередь Горбачева, но также и тех, кого он рекомендовал. За счет этого и расцвели новые демократы, их организации, издания, новые бизнесы, те, кто был приемлем для властей.  И они уже с хорошей начальной базой войдут в 90-е. Хотите понять настоящие корни – выясните, как все это произошло.

Для того, чтобы действительно понять, что произошло, какие были альтернативы и какие были корни, а главное, чтобы сделать надлежащие выводы, нужно распространить анализ и вглубь и вширь, то есть с одной стороны вернуться к 80-м годам, а с другой – включить в него не только саму Россию, но и весь окружающий мир, который играл очень важную роль в этот переходный период.

В конце XVIII века небольшая группа диссидентов, похожих на нас, ученые, философы, публицисты, Томас Джефферсон, Бенджамин Франклин, Джон Адамс и другие, провозгласили принципы свободы, прав человека и демократии, которые они решили положить в основу новой страны, тогда ещё не существовавшей. Они бросили вызов великой Британской империи, и их принципы оказались сильнее самой мощной тогда армии мира. Они победили. Но главный успех Америки заключался не только в этом, а в том, что эти люди пришли к власти в новой стране и в течение последующих десятилетий внедряли эти принципы в основу нового государства, создали фундамент, на котором США успешно процветает уже столетия. К сожалению, в России этого не произошло. Наши принципы оказались сильнее советской коммунистической системы, и она рухнула. Но нам не выдалась возможность дальше внедрить эти принципы в основу новой России и это оказало роковое влияние на ее дальнейшую судьбу.

И вот мой завет новым борцам за свободу и демократию в России, тем, кто уже ведет эту борьбу и тем, кто к ней еще присоединится. У вас гораздо больше возможностей, чтобы вас было слышно в России. чтобы ваши голоса не смогли перекрыть, как перекрывали наши. Делайте все возможное, чтобы россияне знали о вас и вашей борьбе. Главное, делайте все возможное, чтобы голоса сидящих сейчас лагерях и тюрьмах доходили до людей в России и любая их весточка, вышедшая из застенков широко распространялась в стране. Делайте все, чтобы их имена оставались постоянно на слуху, чтобы никто их не забывал. И когда вы победите, а вы победите, сделайте все возможное, чтобы новые псевдореформаторы и псевдодемократы, которые сразу же появятся как грибы после дождя, как только будет позволено открывать рот, не украли вашу победу, как они украли нашу.

Подпишитесь на ежедневный дайджест от «Континента»

Эта рассылка с самыми интересными материалами с нашего сайта. Она приходит к вам на e-mail каждый день по утрам.

    3 5 голоса
    Рейтинг статьи
    Подписаться
    Уведомить о
    guest
    8 комментариев
    Старые
    Новые Популярные
    Межтекстовые Отзывы
    Посмотреть все комментарии


    8
    0
    Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x