Давид Шарп | Ядерная карта Тегерана

В последние недели израильские политики, высокопоставленные офицеры и СМИ неоднократно высказывались о резко обострившейся иранской угрозе. Речь, в первую очередь, шла о крылатых ракетах и беспилотниках-камикадзе, которые иранцы могут задействовать против Израиля из Сирии, Ирака и даже Йемена. Между тем, в начале ноября на иранском направлении произошли весьма тревожные подвижки в самой чувствительной для нас сфере – ядерной программе.

Вернемся немного назад. После решения США отказаться от так называемой “ядерной сделки” (совместный всеобъемлющий план действий – СВПД), Тегеран очутился под тяжелейшим прессом американских экономических санкций. Более того, многие иностранные компании фактически поставлены перед выбором: либо сотрудничество с Ираном, либо серьезные проблемы с США. Неудивительно, что большинство потенциальных инвесторов и партнеров при подобной альтернативе выбирают сохранение отношений с американцами. На фоне неизменности позиции Трампа к весне 2019 года терпение режима аятолл иссякло, что нашло отражение сразу в двух плоскостях: Иран предпринимает агрессивные действия в регионе, в том числе и против американцев, и оказывает давление на остальных партнеров по СВПД, главным образом ЕС, дабы заставить европейцев, цепляющихся за данный договор, как утопающий за соломинку, компенсировать ущерб от санкций США. Средством же давления служит постепенный отход Ирана от ограничений, накладываемых СВПД.

Европейцы при всем их желании (больше всех его демонстрирует президент Франции Макрон) до сих пор и близко не сумели удовлетворить иранские требования. Компании из стран ЕС боятся американских санкций, а эффективный механизм, способствующий их нейтрализации, в Брюсселе на данный момент создать не смогли. Еще до начала ноября Тегеран осуществил третий этап частичного отхода от условий СВПД. До недавнего времени предпринимаемые им меры носили пусть и не символический характер, но и не такой, который представляет серьезную опасность. Общая цель выражалась в приближении к собственной ядерной бомбе еще на один маленький шажок. А если точнее – к ситуации, когда гипотетический рывок к ядерному оружию окажется хоть немного, но ближе. И вот в текущем месяце наступил четвертый этап отхода от санкций – Иран объявил о возобновлении обогащения урана предприятии в Фордо, вблизи священного для шиитов города Кум.

Со своими 1044 центрифугами это предприятие относительно невелико по сравнению с основным центром обогащения урана в Натанзе. Проблема лишь в том, что, будучи расположенным в толще горы, данный объект гораздо менее уязвим. Согласно СВПД, число центрифуг самого старого типа IR-1, которые могут находиться в Фордо, должны были быть задействованы на производстве изотопов в медицинских нуждах или отключены. Теперь же 696 из упомянутого количества, как сообщил официальный Тегеран, снова заняты обогащением урана: на предприятие началась подача специальной смеси, именуемой гексафторидом урана.

Ну, а на пару дней раньше знаковое событие произошло в Натанзе, где в присутствии главы Организации атомной энергии Ирана Али Салехи были введены в строй 30 центрифуг качественно нового уровня под названием IR-6. Согласно утверждениям иранцев и оценкам ряда иностранных экспертов, по своей производительности они в десять раз превосходят IR-1. Обогащение урана осуществляется созданными из центрифуг своего рода каскадами, именно в таковой сгруппированы представленные в Натанзе 30 единиц. Согласно официальным данным, один такой каскад из 30 IR-6 был введен в действие ранее. Всего же, как сообщил Салехи, в рамках третьего этапа отхода от “ядерной сделки” Иран смонтировал 490 центрифуг, более усовершенствованных по сравнению с IR-1 и повысил производство обогащенного урана почти в полтора раза.

Прибавив еще примерно столько же, Иран фактически достигнет показателя по обогащению, существовавшего на момент вступления СВПД в силу. Кроме того, согласно иранскому отчету, на стадии испытаний находится центрифуга IR-8, которая должна стать вдвое более производительной, чем новейшая IR-6. Наконец, разрабатывается IR-9, которая якобы может достичь четырехкратной мощности в сравнении с той же IR-6. Ее прототип продемонстрирован СМИ, но когда эта центрифуга будет реально готова, пока неясно.

Разрабатывая и запуская в эксплуатацию даже небольшое количество новых высокоэффективных центрифуг, иранцы накапливают неоценимый опыт, а произведя втайне достаточное количество центрифуг, могут занять идеальную позицию для того самого быстрого рывка к бомбе, которого так опасаются в Израиле. А чем меньше времени Ирану потребуется, тем меньше его и у оппонентов Тегерана, чтобы отреагировать должным образом. Даже с учетом получения оперативных разведывательных данных. Рассчитывать же на то, что спецслужбы всегда будут на сто процентов в курсе событий, как правило, нельзя.

Тем временем, резко повысилась напряженность и в отношениях Ирана с МАГАТЭ. 6 ноября Тегеран сообщил, что неделей ранее женщине-инспектору этого международного агентства был закрыт допуск на предприятие в Натанзе. Более того, ее даже временно поместили под арест под предлогом наличия у нее некого “подозрительного материала”. По условиям СВПД общее количество инспекторов МАГАТЭ в Иране может достигать 150 человек, и они вправе осуществлять чуть ли не ежедневный осмотр различных объектов. Кроме того, 7 ноября на закрытом заседании агентства в Вене было признано, что Иран отказывается сотрудничать с ним во всем, что касается выяснения причин происхождения следов радиоактивных веществ на одном из объектов в районе Тегерана. Судя по всему, речь идет о том самом складе, про существование которого впервые поведал в публичном выступлении глава правительства Израиля Биньямин Нетаниягу (об этом агентству “Блумберг” сообщили дипломаты, присутствовавшие на заседании). 11 ноября последовало и официальное заявление МАГАТЭ: найдены следы урана на объекте, о существовании которого Иран ранее не сообщал. Согласно израильским источникам в агентстве AFP, данный склад использовался иранцами с 2009 про 2018 годы, после чего прекратил функционировать по изначальному назначению.

Последние действия Ирана вызвали резкий отпор со стороны госсекретаря США Майка Помпео. Однако на фоне действий, которые администрация Трампа совершает в последние месяцы, ее готовность предпринять решительные меры против Ирана в случае, если он решится на упомянутый рывок к созданию ядерной бомбы, вызывает большие сомнение. А раз так, то при наиболее негативном сценарии развития событий в Иерусалиме должны осознавать: Израиль с большой долей вероятности может остаться один на один с данной угрозой и должен быть готов противостоять ей, со всеми вытекающими из этого последствиями.

“Новости недели”