Евгений Майбурд | Введение в великий обвал 1929–33

Спад 1920–21 годов – краткое напоминание

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Часть 3. Начало и продолжение.

Photo copyright: Lisa Zins, CC BY 2.0

Все началось с того, что Фед решил помочь Минфину США (Казначейству). Облигации Казначейства во время войны ходили в «свободном плавании», и те, что остались на рынке к 1919 г., по-видимому, падали в цене из-за инфляции.

Фед располагал свободными запасами золотого резерва и мог держать низкий уровень дисконтной ставки для банков – своих членов. А они расширяли предложение денег, так что цены быстро росли. За месяцы инфляции 1919 г. Фед потерял значительную часть своего золота. В конце 1919 г. Фед начал поднимать дисконт с целью изъять из обращения «лишние» деньги и тем обуздать рост цен (дефляционная политика). Однако до Милтона Фридмана никто не знал, что изменение денежного предложения сказывается не сразу, а с лагом во много месяцев – до года или больше. Видя, что всякий раз ничего не происходит, Фед продолжал повышать дисконт, и все кончилось спадом 1920 г.

Повторим два важных вывода. (1) Спад в 1920 г., как и в 1907 г., был вызван пертурбациями в денежной сфере. (2) Спад 1920 г. был вызван действиями Федерального резерва – того самого, который создавали ради обеспечения большей финансово-экономической устойчивости…

Вернемся к текущим делам

Другие страны не были настолько задеты спадом и депрессией. Британия, Германия, Австрия, Польша практически избежали серьезной депрессии в 1920–21 гг. И причину сейчас видят в существовании плавающих паритетов валют. Отсутствие жесткой связи между национальными валютами создавало определенную степень изоляции их от пертурбаций у соседей. Но в те времена, по-видимому, мало кто из ответственных деятелей что-то понял.

Депрессия в Америке в условиях плавающих курсов была понята везде как необходимость вернуться к твердому золотому стандарту. Через десять лет, когда началась Великая Депрессия, уже существовал повсеместно золотой стандарт и фиксированные паритеты, так что взаимная изоляция была утрачена. Страны были повязаны между собой золотым стандартом – в том необычном его виде, какой они установили.

Возврат к золоту

В 1920 г. была созвана европейская конференция в Брюсселе для обсуждения возврата к золотому стандарту. Такая же конференция состоялась в 1922 г. в Женеве. Никто не сомневался в том, что нужен золотой стандарт, спорили о паритете – довоенный или послевоенный, отражающий обесценение валют. Второе означало неизбежный период медленной стабилизации национальных валют, а это влекло бы долгую дефляцию цен вместе с ее спутниками – ростом безработицы и замедлением реального роста экономики. Этих прелестей можно было избежать, приняв довоенные паритеты. Но сие было опасно. К тому же в глазах частных инвесторов реально завышенный паритет выглядел бы, скорее, как игры в золотой стандарт со стороны государства, которое в любой момент может поменять текущую цену золота на более подходящую.

С другой еще стороны, слишком неравномерным было распределение золотых резервов. Когда США держит 40% мировых запасов золота, другим странам его просто мало для восстановления довоенного стандарта. Даже и для введения реальных послевоенных паритетов валют не хватало золота, если не прибегать к дефляции. Потому и возникла идея использовать золотовалютный стандарт (gold exchange standard). Кому хватает золота – хорошо, а кому не хватает, будут держать международные резервы – комбинацию золота и твердых валют ключевых стран золотого стандарта, США и Великобритании. В 1922 г. предложение было одобрено, и с тех пор началось восстановление золотого стандарта в золотовалютном виде.

Фед в период Великого Сжатия

Когда началось то, что позже оказалось Великой Депрессией, чиновники Федерального резерва ожидали такой же гибкости цен и зарплаты. Известное дело, генералы всегда готовятся к прошлой войне…

В первые два года Сжатия Федеральный Резерв спокойно наблюдал падение цен, в полной уверенности, что дефляционная политика сработает. Сразу после крушения биржи, Нью-Йоркский банк Фед начал было свои операции на открытом рынке в виде покупки ценных бумаг. Целью было – обеспечить наличностью банки города Нью-Йорка. Но очень скоро это прекратилось.

В условиях снижения инвестиционной активности, коммерческим банкам не было смысла держать дальше весь объем ссуд, полученных прежде от Фед, на которые нарастали проценты. Они начали эти ссуды выплачивать, сокращая свои резервы в банках Фед. С августа 1929 по август 1931 гг. резервы банков падали, как и денежное предложение. Фед полагал это нормальным.

В 1930 г. началась волна банкротств банков. Многие случаи были связаны с замороженной зарплатой. Фирмы платили работникам неизменную зарплату и старались не снижать выплату дивидендов, как было договорено с президентом Гувером. Путь лучше страдает величина нераспределенной прибыли! Так что прибыль корпораций страдала. Если в 1929 г. она составляла сумму в $2,8 миллиарда, то в 1930 г. она упала до $2,6 миллиарда с минусом (что мы обычно зовем убытком).

Соответственно, стала падать ценность активов этих фирм, их ценных бумаг, которые находились в портфеле банков. Вместе с упомянутым выше истощением капитала банков, это ухудшало их общее финансовое состояние. Разумеется, в 1930 г. цены акций самих банков резко падали. По имеющимся данным, это происходило даже быстрее, чем падение акций главных промышленных компаний.

К концу 1930 г. растущие риски закрытия банков вызвали свои последствия. Банкиры старались нарастить свои резервы в большей пропорции к вкладам. Вкладчики старались иметь все больше наличности в пропорции к своим вкладам.

Обе тенденции длились до марта 1933 г. Требования вкладчиков снижали резервы банков, и это обусловливало сжатие денежного предложения. С другой стороны, поведение банков, старавшихся увеличить свои резервы, еще усугубляло эту тенденцию. Дефляционное сжатие денежного предложения буквально душило экономическую активность. И что делал в это время Федеральный Резерв для облегчения ситуации?

Буквально ничего.

Тем временем, в Австрии начались банковские пертурбации и быстро распространились на всю центральную Европу, включая Германию. В 1931 г. эти страны отказались от золотого стандарта. Те, кто ссужали бизнес в этих странах, оказались перед фактом, что их активы заморожены или пропали.

Самым надежным и ликвидным активом все еще оставалось золото, поэтому за ним немедленно началась охота. Золотые резервы европейских стран, державшихся золотовалютного стандарта, было недостаточны. Зато в этой системе США и Британия обязывались держать свои валюты свободно разменными на золото.

Центральные банки Европы тут же обратились к Британии, которая стала вынуждена отдавать золото за фунты. Золотой запас Британии оказался под угрозой. Ей оставалось только пойти на сильную дефляцию своих цен и зарплат, чего британцы старались избежать всеми силами. Правда, был еще один выход из положения – и в том же 1931 г. Британия вышла из золотого стандарта.

Теперь все надежды европейцев обратились на США. Американское золото потекло за границу. Отток золота из страны скоро нивелировал тот приток, который имел место прежде. Фед мог либо снизить резервы банков в соответствии с потерей золота (что дало бы им некоторую степень свободы), либо поднять дисконт. Выбрано было второе, и дисконт был поднят с 1,5% до 3,5%.

Рыночная ставка процента тут же подскочила, и отток золота был остановлен (даже приток пошел из-за границы). Зато сокращалось денежное предложение на рынке. В 1931 – начале 1932 г. сильно упали цены, производство и занятость.

Финансовое положение банков стало ухудшаться еще сильнее, началось их массовое банкротство. Замороженные в них активы усилили общее сжатие рынка.

В первой половине 1931 г. безработица была на уровне 14–15%, но к декабрю того же года она достигла почти 20%, а к июню 1932 г. – 26%.

Производство товаров длительного пользования за 1931–32 гг. упало на 30%. За тот же период оптовые и розничные цены упали на 11%. Все, что могло быть достигнуто начавшимся снижением зарплаты, было уничтожено денежной политикой Федерального Резерва.

Все это время требования Федерального Резерва оставались в силе. Его банки должны были иметь золотой резерв в размере 40% от вкладов своих членов. И 60% выпуска банкнот банками Фед должны быть обеспечены ценными бумагами или золотом. Все золото, каким они обладали сверх этих требований, считалось «свободным» и могло быть использовано для создания денег.

1932–33

Тут федеральное правительство решило, что пора ему вмешаться. В январе была создана государственная Корпорация Финансовой Реконструкции (КФР). Она должна была ссужать коммерческие банки, чтобы они могли восстановить свой капитал.

А в феврале 1932 г. Конгресс провел известный Акт Гласса – Стигалла, позволивший Федеральному Резерву использовать облигации государства (в основном, краткосрочные) для поддержки новой эмиссии своих банкнот. Покупка этих бумаг должна была позволить Фед освободить часть своего резервного золота, превратив его в «свободное».

КФР получала фонды из казны. Всего было получено несколько миллиардов, большая часть из которых была роздана по блату. Множество грантов пошло на уплату долгов банкам – компаниями, банкротство которых пошло бы на пользу всем, включая их самих.

Фед не очень спешил воспользоваться новым правом – лишь малая толика облигаций была куплена в марте. Но с апреля начались активные операции на открытом рынке. За четыре недели суммарная ценность гособлигаций в активах Фед удвоилась. Денежное предложение стало расти. Это на 12% увеличило резервы банков.

Внезапно, в июле 1932 г. операции прекратились. Почему? Руководство Фед заметило, что резервы банков-членов выросли, но ссуды клиентам не росли. Как и в начале 20-х, они ожидали немедленных результатов. Еще раз: лишь много позже Милтон Фридмен открыл, что эффект денежных мер проявляется с запаздыванием на год и больше.

Видите ли, эти люди в ФРС считали, что продолжение операций на открытом рынке только увеличит избыточные резервы банков без расширения их кредитной деятельности. Они стали опасаться, что большое количество краткосрочных облигаций станет опасным для банков, в то время как активная скупка облигаций стала повышать цены этих облигаций, снижая отдачу. Резервы банков действительно росли в последние пять месяцев 1932 г, и запасы наличности у публики тоже. И золото продолжало поступать в США из-за границы.

Даже трех-четырех месяцев продолжения операций на открытом рынке хватило, чтобы ситуация в экономике стала подавать признаки оживления. Фондовый рынок, достигнув дна летом 1932 г., начал подниматься. Перестало падать денежное предложение, оно выросло на 3% с августа до ноября. С июля по ноябрь промышленное производство выросло на 12%. В последнем квартале года стала снижаться безработица. Эти признаки подъема давали Гуверу надежду, с которой он в ноябре пошел на второй срок президентства.

Заключительная банковская паника

Если бы Федеральный резерв продолжал операции на открытом рынке… Вряд ли это помогло бы Гуверу на выборах, но подъем экономики мог бы идти с бОльшим ускорением…

Все же оздоровление продолжалось до декабря, когда уже новый президент Рузвельт готовился к переезду в Белый Дом. Он-то и остановил подъем экономики. Что еще за подъем, понимаете, да без меня… Не положено.

Шутка, конечно. Рузвельт таких слов не говорил. Он вообще говорил тогда мало и невнятно. Только слухи ползли. О том, главным образом, что он собирается девальвировать доллар (а то, может, и выйти из золотого стандарта?). Зачем ему понадобилось в разгар депрессии снижать золотой паритет доллара? Да кто ж его знает, чего он моргает? Действительно, Рузвельт не подтверждал эти слухи и не опровергал. Поморгает всем глазами и не скажет ничего…

Между прочим, тогда инаугурация нового президента происходила не в январе, а 4 марта. Таким образом, состояние неопределенности длилось больше четырех месяцев (после выборов), и в тех условиях это было очень некстати. Потому что слухи относительно планов новоизбранного президента стали тревожить мир бизнеса почти сразу после ноябрьских выборов.

Еще в ноябре рост промышленного производства остановился и в декабре слегка упал. Уровень безработицы – показатель, который всегда отстает от других, – еще продолжал снижаться в декабре, но в январе стал расти. Тогда же, в январе 1933 г., публика ускорила массовое обращение своих вкладов в наличность. Еще больше банков выходило из бизнеса.

Все эти вещи, по-видимому, мало заботили новоизбранного президента. Все знали, что фермерское лобби давит в сторону девальвации доллара, и что Рузвельт встречался с профессором Уорреном, активным пропагандистом девальвации. Да и Конгресс уже обязал Казначейство выпустить серебряные сертификаты путем покупки серебра выше рыночной цены. Чего же более?

Глупо было бы ожидать, что рынок не отреагирует. Подскочил спрос на золото – как внутри, так и из-за границы. Заметно ускорились внешние покупки золота за доллары. Удар пришелся на восточные банки Федерального Резерва, особенно на банк Нью-Йорка. С 1 февраля и до 4 марта этот банк потерял 61% своего золотого запаса. По состоянию на 3 марта его золотой резерв составил меньше половины иностранных вкладов в коммерческих банках города Нью-Йорка.

В те же дни начала марта скупка золота за доллары начала существенно снижать золотые запасы банков Фед в Чикаго, Бостоне и Филадельфии. Другие банки Фед располагали свободным золотом и могли бы снабдить им банк Нью-Йорка, покупая у него те самые краткосрочные облигации государства. Но они не делали этого, опасаясь за свои резервы в атмосфере растущей неопределенности.

Чикагский банк тоже быстро терял золото, а президент Нью-Йоркского банка уже всерьез опасался потерять не только требуемый резерв, но весь свой золотой запас. Наконец, 4 марта губернаторы штатов Нью-Йорк и Иллинойс объявили о закрытии своих банков на каникулы, тем самым остановив работу всей финансовой системы Америки.

За четыре месяца финансовой паники денежное предложение снизилось на 7,3%. Уровень безработицы поднялся с 22,3% до 28,3%. Промышленное производство упало на 18%. Сжатие стало поистине Великим.

Таким образом, можно сказать, что Франклин Делано Рузвельт, еще не взойдя на престол… простите, еще не вступив в должность, сумел эффективно обрубить начавшееся оживление экономики США. Многообещающее начало для новой эпохи, как думаете?

Ищем причины.

Источник

Подпишитесь на ежедневный дайджест от «Континента»

Эта рассылка с самыми интересными материалами с нашего сайта. Она приходит к вам на e-mail каждый день по утрам.