«Всем, кто сейчас здесь»

Сирийский беженец собрался в Бундестаг, чтобы изменить Германию.

Photo copyright: Refugee Strike Bochum

В наше время, когда грех жаловаться на недостаток политического абсурда, каждое утро просыпается очередной новый политик, который, проворочавшись всю ночь, снедаемый мыслями о том, чем пронять граждан, на рассвете дарит миру новую сумасшедшую идею.

Недавно вновь отличились «зеленые», которые не могут пожаловаться на дефицит оригинальных персонажей. После того как Антон Хофрайтер предпринял атаку на индивидуальную жилую застройку, а Беате Мюллер-Геммеке задалась целью исправить «несправедливый» календарь, некто Тарек Алаовс выступил с куда более оригинальной идеей. Вы не знаете, кто это такой? Что ж, вы не одиноки в своем неведении.

Ныне 31-летний выходец из Сирии через «балканский коридор» и Вену прибыл с потоком беженцев в 2015 г. в ФРГ, где молодого человека, к его глубокому разочарованию, поселили в спортзале гимназии в Бохуме. То ли разочарование было столь глубоко, то ли Тарек необычайно проницателен, но он быстро понял, как в Германии функционирует политика, а потому из благодарности к приютившей его стране создал – нет, не фольклорный ансамбль или баскетбольную команду – политическое объединение Refugee Strike Bochum. А еще организовал забастовку с требованием улучшения условий жизни беженцев и выступил соорганизатором демонстраций движения Seebrücke по спасению беженцев в Средиземном море.

В Сирии Алаовс изучал право (конечно, сирийское, а не германское, что бы ни скрывалось за этим термином в диктаторском государстве), а также, по его собственным заявлениям, оказывал гуманитарную помощь и документировал нарушения прав человека. Вероятно, по этой причине он имеет неограниченный вид на жительство в ФРГ, который, по его словам, получил «благодаря особым интеграционным достижениям». Он так в этом уверен, что даже обижен на германские власти, которые видят в нем всего лишь жертву: «Я ходил по офисам, предлагал им воспользоваться моим опытом, моей помощью. Но они не сочли меня способным». Теперь Тарек живет в Берлине и руководит группой кризисного управления берлинского художественно-социального проекта S27.

В отличие от германских чиновников, «зеленым» в Оберхаузене и Динслакене предложение сирийского беженца так понравилось, что 2 февраля 2021 г. они выдвинули его в качестве прямого кандидата на выборах в Бундестаг по избирательному округу 117 (Оберхаузен – Везель III). Как он сам говорит, чтобы стать «первым сирийским беженцем в Бундестаге».

(Заметим, что шансы «зеленых» на получение прямого мандата там невелики: в 2017 г. их кандидат набрал 5,6% голосов, ранее Бэрбель Хён, одна из самых известных в стране «зеленых», получала там максимум 10,1%. Округ 117 существует в нынешнем виде с 2002 г., ранее он включал только Оберхаузен. До того СДПГ удавалось набирать в нем более 60% голосов. На федеральных выборах 2017 г. партия получила там лишь 38,5%, тем не менее по-прежнему считает Оберхаузен/Динслакен «своим» избирательным округом. – Ред.)

Предупреждая ваш вопрос, поясняю: нет, Тарек Алаовс еще не гражданин Германии; он лишь хочет им стать, хотя не уверен, что навсегда. Однако в день выборов он хочет иметь германское гражданство. В противном случае он не сможет осуществить свой план из-за безжалостного избирательного закона ФРГ, который дискриминирует ненемцев. Но как только Тарек Алаовс займет место среди «зеленых» в Бундестаге, он намерен стать там «голосом тех, кто живет здесь, в Германии, как беженец». Для него это новый подход к парламентской деятельности, поскольку, как он полагает, «люди, которые до сих пор принимают решения о политике в отношении миграции и беженцев, не знают, что вы чувствуете, когда вынуждены бежать», и эту перспективу он намерен привнести в Бундестаг.

«И как он собирается это сделать?» – поинтересуетесь вы. Тарек Алаовс, который умеет заводить друзей и завлекать избирателей, придумал нечто оригинальное: он намерен изменить надпись «Dem deutschen Volke» («Немецкому народу») на фронтоне Рейхстага (на которую сидящим в пленарном зале все равно наплевать) на «Für alle Menschen, die in Deutschland leben» («Для всех людей, живущих в Германии»). Что, вероятно, технически осуществимо, если либо расширить фронтон, либо выбрать шрифт помельче, либо перефразировать во «Всем, кто сейчас здесь».

Прошу меня правильно понять. Политик должен устраивать «маленькие пожары», если хочет быть известным. Несколько упоминаний здесь и там приносят голоса и популярность не только в тренажерном зале в Динслакене – это «немец на время», до ближайших выборов, понял правильно. И – крепись, читатель! – он кое в чем прав. Ведь Бундестаг (за исключением разве что парий из AfD) уже давно перестал воспринимать себя как представителя немецкого народа, но видится себе как предвестник европейского или даже мирового правительства. «Немецкий народ», который, как известно, даже не имеет собственной культуры, здесь рассматривают как копошащихся у подножия олимпа человечков, которым небожители время от времени позволяют работать, чтобы 60 млн этих гномов финансировали остальных 20 млн «прочих» с их особыми чувствами.

А если серьезно: неужели мы до сих пор должны называть себя Германией? Разве это соответствует духу времени? Так много национальностей и националистов живут вместе на такой небольшой территории. Какое это имеет отношение к Германии? Или к немецкой культуре? Не будет ли последовательным для ФРГ переименовать себя в «Международный оазис мира и благополучия» или – специально для Тарека – в «Сирию 2.0»? Или, что еще более последовательно, в «ничейную страну»? Тогда мы могли бы начертать на фронтоне Рейхстага краткое и хлесткое «Всем и никому». Это бы прояснило ситуацию. Или мы могли бы сделать ров вокруг Рейхстага (который мы могли бы переименовать в «овраг Алаовса») еще глубже, чем тот раскол, который ныне прошел через общество – и тогда ни один из депутатов не выйдет наружу.

Так что удачи тебе, Тарек! У тебя получится сделать здесь так же уютно, как в Сирии, и каждый получит свой индивидуальный опыт беженца! Может, мне держать за тебя кулаки? Ну разве что из какого-нибудь спортзала за границей.

Тило ШНАЙДЕР, «Еврейская панорама»

P.S. Депутатские амбиции сирийского политактивиста могут закончиться уже на заседании окружной избирательной комиссии, которое, вероятно, состоится в июле. Она должна будет рассматривать предложенные кандидатуры на предмет их законности, и одним из основных элементов проверки является активное и пассивное избирательное право претендентов. Однако в ст. 12 Федерального закона о выборах оба случая правомочности баллотироваться на выборах связаны с тем, что данное лицо является «немцем в смысле п. 1 ст. 116 Основного закона», т. е. приобрело германское гражданство либо по рождению, либо на основании имеющего законную силу административного акта. В случае Алаовса, который в настоящее время имеет лишь неограниченный вид на жительство, подобный акт будет возможен, только если он постоянно и легально проживет в ФРГ не менее восьми лет.

Закон о гражданстве предусматривает лишь немногие исключения из этого требования. В п. 2 ст. 10 говорится о возможности совместной натурализации супругов и несовершеннолетних детей заявителя. Третий пункт этой статьи определяет, что успешное участие в интеграционном курсе может сократить требуемый срок до семи лет.

Алаовс, однако, рассчитывает на положение второго предложения п. 3, согласно которому срок может быть сокращен до шести лет в случае «наличия особых достижений в области интеграции, в частности доказательства владения языком, превышающего требования п. 1». Он уже подал заявление на получение гражданства на этом основании. По его словам, он бежал из Сирии в июле 2015 г. и прибыл в Германию 4 сентября 2015 г. Если предположить, что он тут же подал все необходимые документы, то самый ранний срок, когда заявитель мог бы выполнить требование о минимальном шестилетнем проживании, наступит 4 сентября 2021 года – примерно за три недели до выборов.

Чтобы иметь законную возможность реализовать избирательное право, достаточно быть немцем в смысле ст. 116 Основного закона на день выборов. Вероятно, окружная избирательная комиссия будет заседать в то время, когда либо шестилетний период еще не истечет, либо еще не будет выдано уведомление о натурализации. Закон не предусматривает заблаговременной натурализации. Тем не менее, по словам Алаовса, его адвокат ожидает «положительного решения в отношении предоставления гражданства в первом квартале 2021 г.».

В соответствии с положениями Закона о выборах, выдвижение лица кандидатом действительно лишь в том случае, если на момент проверки имеется доказательство правомочности его участия в выборах – «за исключением случаев, когда доказательства не могут быть предоставлены вовремя в связи с обстоятельствами, не зависящими от лица, выдвинутого в кандидаты». Решение о натурализации, не являющееся окончательным, можно считать таким обстоятельством, но это может потребовать от комиссии принятия прогнозного решения относительно исхода процесса натурализации. По закону, окружная избирательная комиссия принимает решение о допуске кандидатов не позднее чем за 58 дней до выборов. После принятия этого решения любые изменения исключены. Если позднее выяснится, что кандидатура Алаовса была принята или не принята ошибочно, то не исключено проведение довыборов по 117-му избирательному округу.

P. S. По заявлению Тарека Алаовса, он намерен стать в парламенте «голосом тех, кто живет здесь, в Германии, как беженец». Хотим ли мы, чтобы все они получили этот голос? По оценке британского исследователя террора профессора Сэма Маллинса, который до 2019 г. преподавал в Центре исследований безопасности в Гармиш-Партенкирхене, каждый пятый исполнитель исламистских терактов, совершенных в ЕС начиная с 2012 г., въехал в страну в качестве просителя убежища. Для Германии этот показатель почти вдвое выше.