Всегдашний второй

Юрий Стоянов
Юрий Стоянов

В передаче телеканала «Россия 1» «Городок», которая стала точкой отсчета для многих других телескетчей, Юрий Стоянов, как бы там ни было, оказывался все равно в тени Ильи Олейникова. Не только потому, что Илья Клявер, взявший фамилию жены, имел задолго до встречи в дуэте со Стояновым опыт выступлений на эстраде, но и из-за своей харизматичности. Стоянов последнюю заменял мимикой, исполнением женских ролей, комикованием, а то и откровенной буффонадой, получив сугубо актерское образование и поступивший затем в Большой драматический театр к самому Товстоногову (но не слишком проявивший себя в репертуаре маститого театра под руководством маститого режиссера).

Когда Ильи Олейникова не стало после тяжелой болезни, Юрий Стоянов сказал на камеру, что передача «Городок» закончилась, но будут повторы в сетке вещания канала, который стал ее прародителем. Но, видно, что-то не срослось.

Зато сам Юрий Стоянов стал постоянным участником передач на канале «Россия 1». То в музыкальном «Живом звуке», то в полупародийном «Один в один!».

И там, и там – не просто в качестве члена жюри, но такого члена жюри, который открывает ряд судействующих. В чем-то его роль в данном случае сопоставима с тем, что есть на Первом канале Геннадий Хазанов – свадебный генерал от эстрады, корифей и мастер.

Часто Юрий Стоянов стал теперь сниматься и в фильмах телевизионных, играя тихого, как правило, человека, «Человека у окна», как назывался один из фильмов с его участием в главной роли, где он исполнял роль высокого чина полиции, будучи не слишком удачливым в жизни и на сцене человеком.

Несколько раз по каналу «Культура» показывали один и тот же творческий вечер Стоянова, где он несколько иронично рассказывал про своих коллег по театру, и про Товстоногова.

Такое ощущение, что произошло с ним, участником известного дуэта то, о чем пела Алла Пугачева в незабываемом хите «Маэстро», в том куплете, где сказано, что она на одной сцене с маэстро. И потому теперь ровня ему по всему.

Но все же что-то грустное есть в названных стояновских бенефисах. И потому, что они явно опоздали по времени, и потому, что и в них, оставшись один и имея уже новую популярность, он все еще суетится, что-то доказывает, пытается быть убедительным и самодостаточным, все же не являясь.

Можно здесь вспомнить Карцева, который по-своему достойно стал в одиночку читать тексты Жванецкого и немного свои собственные, потеряв партнера по блистательному эстрадному дуэту – Карцева.

Понятно, что ситуация, когда наработанное содружество артистов прерывается по житейским или иным каким-либо обстоятельствам, в творческом и не только плане, достаточно сложный момент артистической карьеры.

У Юрия Стоянова в данном случае ситуация сложилась парадоксально: он больше и разнообразнее востребован, чем прежде, он прекрасно чувствует себя на эстраде, на телевидении в разговорном жанре, в пении, в работе жюри.

Но все же есть во всем, что сейчас происходит с Юрием Стояновым некоторая неправильность, он все больше старается кому-то нечто доказать важное, будучи уже человеком раскрученным, говоря языком шоу-бизнеса отечественного, но вот эта неудовлетворенность тем, что сейчас пришло к нему, при наличии очевидного и закономерного успеха, делает его появление в студии или в кадре несколько непропорционально значительным. Он становится старым мхатовцем, будучи еще достаточно легким на подъем и полным планов человеком.

Почему так происходит: получив все или почти все, артист все еще испытывает некоторый зажим и на глазах у публики преодолевает его – трудно сказать.

И его не то, что много стало на глазах телезрителей, просто он слишком значителен и несколько медлителен в любой своей ипостаси теперешней, как будто хочет продлить мгновение славы, которая теперь пришла к нему с большей силой и окутала его призрачным туманом.

При всем том, что в каждом появлении Юрия Стоянова в телепроектах видишь, как талантлив, как профессионален этот замечательный артист, замечаешь и то, как ему порой неловко отыгрывать то, что для него уже пройдено, что должно было быть годы назад.

И понимаешь, как нелепы все рассуждения об успехе кого-то, если нет у творческого человека своевременной удовлетворенности в том, что он делает и в том, что ему предлагают.

Например, одно дело – играть комических женщин в «Городке», и совсем другое дело – изображать женщин-политиков в новогодних телеконцертах.

То есть, причина в том, что его все еще воспринимают по «Городку», а он был и остался артистом драматическим, взявшим на десятилетие паузу в театре. И теперь возвратившийся в него, например, в спектакле «Женитьба» в МХТ у Олега Табакова.

Такова природа успеха. Он не всегда совпадает с тем, что актер ждет от него, оставаясь порой подобием якоря в его творческой судьбе.

У Юрия Стоянова при всей качественности того, что он сейчас делает в творчестве – пока так, как в переходном периоде к по-настоящему сольной карьере, каковая давно уже должна была начаться, а состоялась по трагическому стечению обстоятельств и событий.

В чем есть и драматизм, и искус, и право выбора, которым Юрий Стоянов пользуется умело и старомодно в хорошем смысле слова. Не бросаясь на все подряд, а сохраняя имидж артиста подлинного и достойного уважения.

Илья Абель