Яков Файтельсон | Время выбора

Все или ничего, или к цели по этапам

В статье “Бен-Гурион и Нетаньяху – стратегия поэтапного успеха” я объяснил, почему мы должны принять план президента Трампа и распространить израильские законы на долину реки Иордан и на eвpeйские поселения в Иудее и Самарии. В то же время Израиль должен настаивать на том, что ни на каком этапе не согласится передать какую-либо часть своей территории под иностранный суверенитет.

Все eвpeйские поселения в Иудее и Самарии должны быть непосредственно присоединены к основной суверенной территории Государства Израиль. Соответственно, скорректированная карта возможных границ apaбской автономии может отличаться от предложения США.

Я привел в качестве примера план поэтапного продвижения к цели сионизма, который Бен Гурион задумал, когда в 1937 году он согласился с рекомендациями британской королевской комиссии, возглавляемой лордом Пилом, относительно создания eвpeйского государства площадью всего четыре тысячи квадратных километров.

В 1948 году Бен Гурион осуществил первый этап своего плана, объявив о создании государства Израиль на основании решения, принятого ООН о разделе территории британского мандата. При этом площадь территории, предложенная ООН для создания eвpeйского государства, была равна четырнадцати тысяч квадратных километров, более чем в три раза больше той, которая предлагалась Комиссией Пила всего за десять лет до этого.

В обоих случаях, и в 1937 и в 1947 году, против этих шагов выступали многие eвpeйские общественные деятели, которые предупреждали, что, принимая такие решения, мы тем самым отказываемся от нашего права на создание eвpeйского государства на всей территории нашей древней родины.

Реакция моих друзей из поселенческого движения на мою статью была сосредоточена главным образом на одном предложении: когда Бен-Гурион согласился на создание государства только на части территории Земли Израиля, в его руках ничего не было, а сегодня, когда мы контролируем территорию Иудеи и Самарии, зачем ее уступать?

Мой ответ – мы не уступаем, мы продолжаем идти вперед. Несмотря на международные обстоятельства и внутренние возражения, мы продолжаем, шаг за шагом, улучшать нашу ситуацию.

Можно спорить о том, как вести переговоры и на чем настаивать с нашей стороны. Но возвращаться сегодня к аргументациям движений “Эцель” и “Хашомер Хацаир” против создания eвpeйского государства, озвученным в 1937 и в 1948 годах, это фатальная ошибка.

Ведь если бы в 1948 году было принята позиция, аналогичная той, которую поддерживает часть руководителей eвpeйских поселений в последнее время, то нам не пришлось бы сегодня спорить. Eвpeйское государство не было бы создано, и само существование eвpeйского поселения в Эрец Исраэль было бы под большим сомнением.

Еще в 1915 году Бен-Гурион писал в своей статье “На пути к будущему”, что “Освобождение страны… не происходит благодаря обещаниям предоставить политические права и дипломатические гарантии, а через продолжительную поселенческую работу, укоренение на земле и ее заселение… и увеличением численности eвpeйского населения с тем, чтобы оно стало решающим большинством в стране … Страну не получают, а завоевывают, строя, мы ее завоюем”.

Бен-Гурион писал своему сыну Амосу в 1937 году по поводу предложений комиссии Пила: “Ограниченное Eвpeйское государство, это не конец, а начало… Создание государства, даже на части территории страны, послужит мощным рычагом для наших исторических усилий, чтобы полностью освободить всю нашу страну…”.

Сегодня возникла абсурдная ситуация, когда сопротивление наших товарищей из eвpeйских поселений практически совпадает, по другим причинам, конечно же, с позицией apaбских, антисионистских и пост-сионистских деятелей, выступающих против распространения израильского законодательства на часть территории Иудеи и Самарии. Этот акт позволяет врагам eвpeйского государства вернуться к требованиям уступок с нашей стороны, на которые в недалеком прошлом согласились не только члены пораженческого движения “Шалом Ахшав” (“Мир Сейчас”), но и премьер-министры Израиля – Барак и Ольмерт.

Не американцы, а израильтяне были первыми, кто предложил уступить apaбам часть суверенных территорий Израиля. Согласно плану профессора Биггера, принятому Либерманом в качестве политической платформы его партии, речь идет не только о районе Нахал Ирон (Вади Ара) и регионе apaбских городов Тира-Тайбе-Калансуа-Джальджулия-Кафр-Касим, но и о территориях в северной части Негева, заселенных бедуинскими общинами.

Если сегодня мы не пойдем вперед, распространяя наш суверенитет на территорию Иудеи и Самарии, то завтра получим требования на уступки, которые поэтапно, шаг за шагом, будут вести нас по направлению к границам ООН по разделу страны от 1947 года и далее…

Мировое сообщество скажет, и совершенно справедливо, что мы сами и, в первую очередь, весь правый национальный лагерь, отказались от возможности осуществить решение, принятое на конференции Лиги Наций в Сан-Ремо в 1920 году, и распространить наш суверенитет хотя бы на Западную часть Эрец Исраэль – Страны Израиля.

Вместо того чтобы создать ситуацию, в которой мы будем спорить с мировым сообществом о наших правах на ту часть территории, где еще, пока, не будет израильского суверенитета, мы можем вернуться к ситуации, когда будет оспорен наш суверенитет не только в Иерусалиме и на Голанских высотах, но и в районах, на которые Бен Гурион распространил израильские законы после победы в Войне за Независимость.

В Эрец Исраэль борются два поэтапных плана. План Давида Бен Гуриона о поэтапном восстановлении суверенитета eвpeйского государства на всей территории его древней Родины – Эрец Исраэль, противостоит плану Ясира Арафата о поэтапной ликвидации eвpeйского государства.

Не apaбы и не иностранные державы определят, кто выйдет победителем в борьбе за Эрец Исраэль. Это определят сами евреи.

Три дороги открыты для нашего выбора. Одна дорога – тех, кто думает, что только уступками apaбам мы сможем добиться мира и благополучия для маленького eвpeйского государства.

Другая дорога – тех, кто упрямо и наивно настаивает на немедленном осуществлении всех наших национальных прав на всю территорию страны, вопреки всем обстоятельствам.

Третья дорога – тех, кто извлек уроки из истории сионистского движения, имеет терпение, и маневрируя в обстоятельствах международного и внутреннего положения, умеет воспользоваться возможностями, которые позволяют нам создать новую, более выгодную для нас реальность.

Так, двигаясь шаг за шагом, переходя, сознательно или неосознанно втечение 120 лет ипо сей день, от одного исторического этапа к следующему, мы смогли достичь такого положения eвpeйского государства, которое было за пределами мечтаний для большинства отцов сионистского движения.

В результате принятия исторического решения о создании Государства Израиль в границах раздела страны 1947 года, благодаря поэтапному плану Бен-Гуриона, уже через 20 лет мы пришли к контролю над всей территорией Западной Страны Израиля, включая объединенный Иерусалим и Голанские высоты.

Теперь в соответствии с планом президента Трампа, спор идет о четырех тысячах квадратных километров, которые на данном этапе не включены, пока, в территорию, на которую распространятся израильские законы. Это обстоятельство создает положение диаметрально обратное предложению британской Комиссии лорда Пила, которое Бен Гурион было готов принять в 1937 году. Только одно не изменилось с тех пор: и сегодня у apaбов нет причин на это согласится.

В своей статье “О железной стене (мы и apaбы)” Зеев Жаботинский писал: “О добровольном примирении между палестинскими apaбами и нами не может быть никакой речи ни теперь, ни в пределах обозримого будущего. Высказываю это убеждение в такой резкой форме не потому, что мне нравится огорчать добрых людей, а просто потому, что они не огорчатся: все эти добрые люди, за исключением слепорожденных, уже давно сами поняли полную невозможность получить добровольное согласие apaбов Палестины на превращение этой самой Палестины из apaбской страны в страну с eвpeйским большинством”.

По словам Бен Гуриона: “Все, что происходит в наши дни – восстановление eвpeйского государства и репатриация сотен тысяч евреев, которые никогда не читали Гесса, Пинскера и Герцля и, возможно, даже не слышали о сионизме, не может быть понятым без видения мессианского освобождения, заложенного в самом сердце eвpeйского народа, не только после разрушения Второго Храма, но еще со времен первых пророков, если не до Исхода из Египта”.

Распространение израильского законодательства, которое Соединенные Штаты готовы на данном этапе поддержать, позволяет сделать следующий шаг в этой сложной политической игре, происходящей в Стране Израиля с начала деятельности сионистского движения.

Проблема не в позиции кандидата в президенты США от Демократической партии Байдена, и даже позиция президента Трампа не является решающей по отношению к нам. Прагматичный политический подход, которым руководствуются большинство стран мира, со временем обычно приводит к тому, что установившиеся факты не меняют.

Бен-Гурион установил факты, распространив израильский суверенитет на Западный Иерусалим и территории, которые были освобождены во время Войны за Независимость. Он сделал это в 1949 году вопреки позициям Организации Объединенных Наций и сверхдержав. Эшколь сделал то же самое в Восточном Иерусалиме в 1967 году. Бегин сделал это на Голанских высотахв 1981 году.

В рамки карты границ по плану Трампа, необходимо включить как можно больше eвpeйских поселений, создавая непрерывную территорию, на которую будет распространено израильское законодательство.

Например, поселения Элон-Море, Хар-Браха и Итамар можно легко территориально присоединить к району долины реки Иордан. В конце концов, между Элон-Море и мошавом Хамра в Долине Иордана нет apaбских населенных пунктов, а на территории, через которую можно соединить Итамар с мошавом Мехора, есть только одна apaбская деревня – Байт-Дажан.

Другой пример, присоединение Долины Иордана к территории поселений Ариэльского района по направлению от Маале Эфраим, через Мигдалим и Кфар Тапуах, на севере, и от Фацаэля, через Шило, Маале Левона и Рахелим на юге, превратит apaбские населенные пункты, расположенные между ними, в автономный анклав внутри суверенной территории Израиля.

В переговорах с американскими партнерами необходимо настаивать на осуществлении следующих требований:

– Распространение израильского законодательства на всю территорию области С, или, в качестве первого шага, на территорию, упомянутую в плане Трампа.

– Временные границы территории, на которую будет распространено израильское законодательство следует установить таким образом, чтобы в нее были включены все eвpeйские поселения. Предпочтительно, чтобы внутри суверенной территории Израиля были apaбские анклавы, чем внутри территории apaбской автономии – eвpeйские поселения.

– Израиль не согласится на передачу своей суверенной территории в Негеве или в каком-либо другом месте под контроль apaбской автономии.

– Израиль не согласится на создание палестинского государства.

Нынешний обмен мнениями между мной и моими друзьями из eвpeйских поселений в Иудее и Самарии напомнил мне о наших спорах по вопросу о путях развития поселенческого движения, в 80-е годы прошлого столетия. Напомнило это также о спорах в Ариэле, когда я был первым мэром этого города.

Несмотря на тяжелый экономический кризис, поразивший государство Израиль в 1978–1985 годах, мне удалось привлечь в Ариэль 14 строительных компаний, которые в 1984 году строили 2 500 единиц жилья, коммерческие центры, промышленные районы, образовательные, культурные, спортивные, включая спортзал на 750 мест и плавательный бассейн, и религиозные объекты.

В конце 1980 года в Ариэле проживало 700 жителей. В 1985 году в школе Ариэля училось 750 учеников, а число жителей выросло почти в 6 раз и превысило четыре тысяч человек. С заселением квартир, строительство которых началось в 1985 году, планировалось, что к 1990 году население Ариэля превысит десять тысяч человек.

В 1984 году министерствами внутренних дел и жилищного строительства Израиля был утвержден генеральный план городского строительства, который я инициировал и продвигал. Генеральный план города, включавший все тридцать тысяч дунамов территории Ариэля, был подготовлен покойным Амноном Нивом, Главным архитектором Иерусалима. Я планировал, что в течение 30 лет, ко второму десятилетию 21 века, мы осуществим этот проект.

Между восточными кварталами Ариэля и промышленным районом Ариэль-Баркан, уже строившегося на западе города, были запланированы большие жилые микрорайоны и новый квартал по программе “Бне бейтха” (самостоятельное строительство).

По направлению на Юго-Запад, от перекрестка Транссамарийской дороги с дорогой, ведущей в уже заселенную восточную часть Ариэля, был спроектирован центр города с многоэтажными жилыми зданиями, различными муниципальными и государственными службами. Первым строящимся зданием в центре города была гостиница, с прилегающими к ней бассейном и бензозаправочной станцией.

В 1984 году был построен крупный современный региональный комплекс переработки сточных вод и канализации, который должен был решить проблемы как жителей большого Ариэля, так и близлежащих eвpeйских и apaбских поселений. Основные работы по созданию городской инфраструктуры на западе Ариэля должны были начаться в полном объеме к концу 1985 года.

На востоке Ариэля начались работы по строительству жилых кварталов и Научного городка, включающего здания для университета и для высоко технологических предприятий. Планировалось также выделить 30 участков земли, площадью 600 квадратных метров каждый, для программы самостоятельного строительства, предназначенной для сотрудников университета.

Ножители Ариэля предпочли последовать за лозунгом моих оппонентов из числа старожилов поселения о том, что “приятное маленькое поселение”, которое будет легче контролировать, предпочтительней создания большого города с населением в 160 тысяч человек, простирающегося от Кфар Тапуах на востоке и до Баркана, включительно, на западе.

Мои оппоненты выиграли выборы, и строительный бум в городе, мешавший его старожилам, постепенно затих. Так проект, получивший название “Ариэль – город Самарии”, остался только лозунгом на бумаге.

По данным Центрального статистического Бюро, за период 2000–2018 гг. население Ариэля выросло на 31.1%, с 15 600 до 20 456 жителей. Этот рост населения был самым низким среди 8 поселений, в которых число жителей превысило восемь тысяч человек. Большинство первых старожилов Ариэля постепенно покинули город вслед за своими детьми, уехавшими в другие города Израиля и за границу.

Прирост Население (жителей) Город
2018 г. 2000 г.
399,6%  8 194 1 640 Кохав Яаков
345,6%  73 080 16 400 Модиин Илит
259,2%  56 746 15 800 Бейтар Илит
74,0%  17 922 10 300 Гиват Зээв
73,7%  8 807  5 070 Оранит
56,9%  10 088  6 430 Эфрата
53,4%  38 193 24 900 Маале Адумим
31,1%  20 456 15 600 Ариэль

В целом по величине прироста населения в этот период на первом месте среди 128 поселений в Иудее и Самарии было поселение Алей Захав, население которого выросло в 7 раз. Население Бейт Эль выросло на 46,7%, что поставило его на 91 место. Ариэль был лишь на 95 месте.

В одном из обсуждений в Секретариате Гуш Эмуним мой друг Бенни Кацовер, тогдашний глава Регионального Совета Самарии, представил карту поселений в Иудее, Самарии и секторе Газа и с большим удовлетворением сказал: “Посмотрите, сколько колышков мы воткнули в этой карте!”.

На это я ответил, что мы не уйдем далеко, продолжая селекционную политику местных комиссий по отбору кандидатов на жительство и создавая искусственные препятствия на пути широких масс людей, заинтересованных поселится в наших поселениях.

Очень скоро у нас, не дай Бог, возникнет ситуация, когда эти колышки будут извлекаться из карты быстрее, чем нам потребовалось времени для того, чтобы их туда воткнуть. Мои слова не понравились некоторым из моих друзей, участвовавшим на этой встрече.

В январе 1990 года я опубликовал статью на эту тему в ежемесячном журнале Совета Иудеи Самарии и Газы “Некуда” (“Точка” – на иврите), озаглавленную “Исторический провал общинного поселения, в которой написал следующее:

Мы должны понять, что Баркан не является Лахавим, а Кдумим – не Кфар Врадим, два селективных, нерелигиозных поселения, которых объединяет основополагающее желание создать в них высокий уровень качества жизни. Несмотря на ту же мечту, географическое местоположение поселений в Иудее, Самарии и полосе Газы ставит их на другую точку исторической координаты времени, отличающейся от подобных поселений в Галилее и в Негеве. Мы должны привести Ариэль к размерам Беер-Шевы, Кацрин и Кирьят Арбу к размерам Нагарии, а Офру к размерам нынешнего Ариэля. Только так мы сможем позволить себе осуществить рядом с ними мечту о небольших поселениях, не ставя под опасность само их существование.

Мы избрали путь в горы Голана, Самарии и Иудеи, в пески побережья полосы Газы, чтобы продолжить осуществление сионистской мечты ради всей Страны Израиля. Давайте не будем растрачивать настоящий шанс осуществить эту мечту из-за близорукости и узких горизонтов ошибочного частного интереса“.

К сожалению, мое предупреждение сбылось, когда eвpeйское общины, процветавшие в Гуш Катиф в секторе Газа и на севере Самарии, были с корнем вырваны из насиженных мест, и это было сделано не грубыми и жестокими руками наших врагов.

В аналитическом документе под заголовком “План расширения поселений Регионального Совета Самарии”, который я представил руководству Совета в июне 1990 года , я писал, что используя уже утвержденные генеральные планы строительства, существовавшие на 1 января 1990 года, можно значительно увеличить численность населения поселений.

Так, например, в поселении Хомеш, где перед изгнанием в 2005 году проживало 70 семей, можно было разместить 273 семей, в Ганим, вместо 49 – 250 семей, а в поселении Кадим, вместо 39 211 – семей.

В заключение, я писал: “Из вышесказанного следует что, сосредоточив усилия на развитии 16 из 32 поселений, входящих в Региональный Совет Самарии, можно довести численность населения до 20 000 семей или 90 000 жителей, что в 10 раз превышает его нынешнее население.

Вместе с поселениями Эммануэль, Альфей-Менаше, Оранит, Элькана, Ариэль, Кохав-Яир – в западной Самарии, в районе между линией Кфар-Саба – Петах-Тиква на западе и линией Хомеш – Ариэль на востоке, может сформироваться блок eвpeйских поселений, в котором будут проживать 200 000 жителей. Это приведет к установлению факта израильского суверенитета, не подлежащему никакому сомнению”.

Этот документ был представлен министру науки проф. Ювалу Нееману, министру обороны Моше Аренсу и министру жилищного строительства Ариэлю Шарону. Я получил ответы из канцелярий этих министров с сообщением о том, что они готовы обсудить этот вопрос с руководством Регионального Совета Самарии. К сожалению, главы Совета проигнорировали этот документ и даже не пригласили меня обсудить его.

Я сконцентрировался на развитии промышленного района Баркан, где в дополнение к 90 различным предприятиям, создал временный жилой район на 100 семей новых репатриантов. Большинство жителей, прошедших через этот район, нашли свое постоянное место жительства в Ариэле, Баркане и других населенных пунктах.

С согласия руководства Регионального совета Самарии, я помогал местному совету Кирьят-Арба, где способствовал строительству кварталов Гиват Харсина и Гиват Джабра, заселению новых репатриантов из бывшего Советского Союза в квартирах кампании Амидар, а также развитию промышленной зоны и торгового центра города.

Прошло 30 лет. По состоянию на конец 2018 года в поселениях Регионального Совета Самарии проживало около 43 600 жителей. В Альфей Менаше проживало 7 900 человек, по сравнению с 4 000 в 1995 году, в Оранит – 8 800 по сравнению с 3 600 жителей, и в Ариэле 20 500, по сравнению с 13 200 жителей в 1995 году. В Эммануэле в 2018 году проживало 3 693 жителей по сравнению с 3 040 в 2000 году, а в Элькане – 3 812 жителей по сравнению с 2 990 жителей, соответственно.

Для сравнения, в 1990 году Государственный Совет по планированию и строительству утвердил план создания нового города Модиин на площади в тридцать тысяч дунамов, что было равно площади генерального плана города Ариэль, утвержденному в 1984 году. В 1994 году начались строительные работы, в 1996 году – заселение города, и в 2018 году в городе Модиин проживало 92 406 жителей.

Такие темпы строительства характерны не только для города, построенного по-политически “правильную” сторону от “Зеленой” линии прекращения огня 1948 года. Город Модиин-Иллит, построенный по другую сторону от “Зеленой” линии, вырос в 13,3 раза, с 5 500 жителей в 1995 году до 73 100 человек в 2018 году. За тот же период город Бейтар-Иллит вырос соответственно в 10,3 раза, с 5 484 до 56 700 жителей.

Все три города, упомянутые выше, были построены в рамках программ Министерства жилищного строительства. Их заселение не зависело от решения местных комиссий по принятию новых жителей, как это произошло в идеологических поселениях.

Каждый поступок оценивается по его результатам, а не по предварительным заявлениям, какими бы торжественными и напыщенными они ни были. Воткнуть «колышки на карту» несомненно важно и это даже очень красиво выглядит в качестве первого шага. Но разговоры о планах поселенческой деятельности в Стране Израиля, которые не сопровождаются энергичными и как можно более быстрыми шагами для осуществления массового заселения страны, совсем не гарантируют реализацию этих планов.

Оглядываясь назад, можно сказать, что недальновидная политика большинства лидеров поселений, о которой я предупреждал 30 лет назад, способствовала тому, что мы достигли менее половины от той численности жителей, которые могли бы сейчас жить в Иудее и Самарии. Вне всякого сомнения, миллион и более eвpeйских жителей в Иудее и Самарии сегодня изменили бы отношение мирового сообщества к правам eвpeйского государства в Стране Израиля.

Еще более печально то, что даже в секторе Газа теперь могли бы жить десятки тысяч евреев, и даже более того, если бы мы расширили поселения в соответствии с доступными для них территориями и, если бы мы построили большой областной город на берегу моря в Гуш-Катиф.

Само присутствие такого значительного eвpeйского населения, расположенного вдоль границы с Египтом, предотвратило бы захват сектора Газа тeppористами Хамаса. Миллион израильских жителей Южного Израиля не испытали бы на себе результаты эксперимента наших экспертов по безопасности, которые пообещали, что, сбежав из сектора Газа, мы улучшим безопасность жителей кибуцев и городов, прилегающих к ней.

Эти специалисты не усвоили результатов эксперимента, проделанного в 2000 году премьер-министром Эхудом Бараком, когда он инициировал панический вывод войск Цахала из южного Ливана. В результате этого эксперимента, около миллиона жителей севера Израиля оказались в непосредственной опасности от ракетных ударов усилившейся многократно бандитской группировки ливанской Хезбаллы.

Более того, окрыленный успехом ливанских тeppористов, Ясир Арафат начал вооруженную интифаду в центре Государства Израиль, унесшую тысячи жертв, как евреев, так и apaбов.

Тем не менее, в 2005 году те же военные и политические эксперты, под руководством премьер-министра Шарона, повторили провальный эксперимент Барака, на этот раз на юге Израиля. Этот эксперимент, в свою очередь, привел к усилению тeppористической группировки палестинского Хамаса. В результате, на этот раз уже Хезбалла, окрыленная успехом Хамаса, атаковала север Государства Израиль.

Государственная Комиссия по расследованию военных действий в Ливане 2006 года во главе с судьей Виноградом подвергла острой критике отсутствие надлежащего стратегического планирования в политическом руководстве и военном командовании, некомпетентность, проявленную в целом руководством Цахала и экспертами Совета национальной безопасности, отсутствие высшего военного образования и отсутствие способности у части высшего командного состава Цахала воспринимать, различать и усваивать стратегическое понимание обстановки.

В своих выводах Комиссия Винограда отметила, что «нет ничего грациозного и достойного в антиинтеллектуальной тенденции некоторых старших командиров Цахала. Такая тенденция не стимулирует глубокое мышление и необходимое стратегическое восприятие. Это, прибегая к сомнительному и вредоносному квази-интеллектуализму, может также привести к стремлению к поверхностной коррекции результатов”.

Прошло 12 лет после выводов Комиссии Винограда. Но и сегодня, те же самые военные и политические эксперты предлагают в третий раз повторить эксперимент Барака-Шарона, на этот раз в Иудее и Самарие, ставя под прямую угрозу наиболее плотно заселенный, главный экономический и административный центр страны, расположенный вокруг Тель-Авивского мегаполиса.

Вспоминается известное высказывание Альберта Эйнштейна о том, что “это просто безумство: делать одно и то же раз за разом, и при этом ждать разных результатов”.

Жизнь делает свое дело, даже если некоторые общественные деятели в Израиле предпочитают игнорировать ее уроки по различным политическим причинам и идеологическим мнениям, которые, противореча друг другу, парадоксально могут привести к тем же отрицательным результатам.

Так поселенцы в Иудее и Самарии, как и их оппоненты, пишущие в газете, которая, по мнению ее редакции, предназначена для “мыслящих людей”, игнорируют то, что происходит на их глазах в apaбских районах Иудеи и Самарии. Нынешняя ситуация там начинает напоминать картину, наблюдаемую на обширных территориях сельской местности России, покинутых молодежью, переехавшей в большие города или эмигрировавшую за границу.

Как еще в 2002 году сообщала газета «Нью-Йорк Таймс»: По оценке жителей Турмус-Айя, около половины прежнего населения деревни, в которой жило около пяти тысяч человек, переехало в США, в страны Персидского залива, в Центральную Америку и другие страны…

То, что осталось, говорят они, это деревня стариков с несколькими маленькими детьми… Как в Турмус-Айя, так и южнее, в Дейр Дюбуан, чувствуешь себя, как в городе-призраке, поскольку многие жители эмигрировали в Америку

В течение четырех поколений, когда Западный берег перешел от турок к англичанам, затем к иорданцам, а потом к израильтянам, палестинцы уезжают искать счастья в другом месте. Они получили гражданство в Соединенных Штатах Америки, Панаме или Франции, и передали его своим детям”.

В статье, опубликованной в газете Гаарец 4 мая 2012 года, сообщалось о том, что в деревне Кафр Рамон, расположенной к северо-востоку от Рамаллы “осталось около 3 000 жителей, в то время как около 7 000 их бывших соседей живут в диаспоре, в основном в США – в Мичигане, Калифорнии и Флориде”. Аналогичная ситуация существует в соседней христианской деревне Тайбе.

В июле 2016 года газета “Аль-Кудс” опубликовала, что по меньшей мере 400 000 молодых людей эмигрировали из Иудеи и Самарии за последние десятилетия. Согласно этому сообщению, есть села, особенно в районе Рамаллы, такие как Дейр Дюбуан, которые “переполнены усадьбами, в основном заброшенными или заселенными стариками или старухами”.

Apaбы, эмигрировавшие в Соединенные Штаты, скорее всего, не будут возражать против продажи своих заброшенных домов по приемлемой цене. Ведь, в конце концов, тем самым они могут улучшить свое экономическое положение в своей новой стране.

Но вместо того чтобы использовать в своих интересах естественно возникшую ситуацию и организовать покупку заброшенных apaбских домов и земель, евреи предпочитают концентрироваться на жалобах на ограничение строительства в eвpeйских поселениях, в то же время подчеркивая незаконное строительство apaбов на территории зоны С. Интересно отметить, что в большинстве незаконно построенных домах, если они не находятся в крупных apaбских городах, нет обитателей.

Усилия apaбов по установлению контроля над Иудеей и Самарией достигли своего пика путем создания нового современного города Раваби, рассчитанного на 40 000 жителей. Однако результаты и этого успеха довольно сомнительны. В июне 2013 года строители города выставили на продажу первые 700 квартир, с ценами в диапазоне от 60 тысяч до 170 тысяч долларов за единицу жилья. Но даже при таких соблазнительных ценах, по состоянию на 8 декабря 2019 года, население города насчитывало не более пяти тысяч жителей. При этом возникла ситуация, при которой часть квартир в городе была куплена apaбами, гражданами Израиля.

В то же время Керен Каемет ле-Исраэль (Основной фонд для Израиля), созданный в свое время именно для покупки земель в Эрец Исраэль, занимается в основном посадкой деревьев, что само по себе, без сомнения, тоже важно…

Пришла пора повзрослеть с государственной точки зрения, освободиться от комплекса гетто, пытаясь укрыться за окружающими его высокими стенами, и понять, что мы живем не в черте eвpeйской оседлости, а в своем независимом и сильном государстве.

В нашей стране, как и в большинстве других стран мира, есть национальное и религиозное меньшинство. Члены этого меньшинства должны понять и усвоить, что они могут полноправно жить в eвpeйском государстве, не пытаясь изменить его национальный характер. В противном случае им следует искать более подходящие для них условия жизни за пределами Страны Израиля. Так поступили более 835 тысяч apaбов, эмигрировавшие из страны в течение 1967–2019 годов.

Мы же должны продолжать идти дальше, даже если это продвигает нас всего лишь на несколько шагов вперед по направлению к конечной цели.

В конце концов, послечетырехлет переговоров, предложенных в плане президента Трампа (хотя сомнительно, если таковые будут иметь место), мы сможем сделать то,что международныеобстоятельстваи ограниченность нашей собственной стратегической мыслинепозволялиосуществить ранее.

Как предлагает профессор Кейдар, районы, заселенные различными apaбскими племенными и семейными кланами, следует разделить на отдельные автономные анклавы. Например, клан Джабри может быть нашим партнером, если получит от нас поддержку, чтобы взять под свой контроль apaбскую часть города Хеврона. Тем более, если мы поможем ему избавиться от его противника, клана Кавасме, члены которого к тому же поддерживают тeppор против нас. То же самое может быть проверено по отношению к клану Масри в Шхеме, и т. д.

Настало время, наконец, извлечь уроки как из древней eвpeйской истории, так и из истории сионистского движения в Стране Израиля. Примеры сочетания прагматической оценки существующей реальности с решимостью найти способ изменить ее для того, чтобы достигнуть поставленной конечной цели, можно найти и в истории Моше и Исходе из Египта, и в истории царя Давида, и в истории Маккавеев.

И не менее ярким примером служит невероятная история сионистского движения, которая, в точности по предсказанию Зээва Беньямина Герцля, превратила мессианскую сказку в быль.

Так будет и в будущем, если мы продолжим идти тем же сионистским путем, который бесспорно доказал свое превосходство над прагматичным сомнением.

В противном случае мы, игнорируя слова старца Гиллеля: “Если не я для себя, то кто для меня? И если не сейчас, то когда?”, будем продолжать, как в течение прежних 1800 лет, страдать, молиться и пассивно ждать, когда же придет Мессия и осуществит за нас и вместо нас то, что даст нам мир и благоденствие в своем государстве, возрожденном на древней земле наших предков.

Об авторе.

Яков Файтельсон, социолог, общественный и политический деятель, исследователь демографических процессов в Израиле.