Юрий Моор-Мурадов | Волюнтаризм против вольного слова

Столько понаписали в последние дни о конфликте между Трампом и соцсетями, в основном – дилетантской чепухи! Придется мне самому все вам на пальцах объяснить.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Photo copyright: Marco Verch Professional Photographer, CC BY 2.0

Люди, оправдывающие волюнтаризм соцсетей (они – сюрприз! – почти все позиционируют себя либералами, сторонниками свободы слова) говорят: соцсети – частные фирмы, кого хотят – того и закроют, имеют право.

Понятно, что идеологическая зашоренность и ненависть к лидеру другого лагеря мешает им логично мыслить и хотя бы понять, что произошло, их я вряд ли смогу переубедить, но мы с вами будем говорить серьезно и вдумчиво.

Конфликт между Трампом и соцсетями возник не из-за “штурма” его сторонниками Капитолия (что, как они уверяют, подрывает основы демократии). Еще год назад соцсети назначили себя цензором Трампа (как император Николай I двести лет назад назначил себя цензором Александра Пушкина); соцсети стирали посты президента Трампа, сопровождали их ремаркой: непроверенные, ложные факты и т д.

Тогда Трамп пригрозил принять меры. Что он имел в виду? В те дни у меня как раз была беседа на РЭКА на разные актуальные темы с милейшей Алоной Бреннер, и, отвечая на ее вопрос, я объяснил, что́ у Трампа на уме, почему и как он хочет приструнить распоясавшиеся соцсети, присоединившиеся к политической атаке против него. В той беседе на РЭКА я сказал, что Трамп хочет отменить соцсетям дарованную им ранее Конгрессом льготу, по которой никто не может подать на них в суд за опубликованную в соцсетях клевету. Владельцы соцсетей, чтобы получить такой огульный иммунитет, приводили следующие, на первый взгляд весьма резонные, доводы: Газета опубликовала клевету; пострадавший может подать в суд на автора статьи, на редакцию, на владельца газеты – но не может же он подавать в суд на типографию, которая отпечатала тираж газеты, или на бумажный комбинат, на бумаге которой напечатан этот тираж. Мы, – привели доводы адвокаты соцсетей – в статусе бумажного комбината или типографии, мы только предоставляем инфраструктуру, базу, а за содержание пусть отвечает тот, кто публиковал.

Логика Трампа, пригрозившего лишить соцсети индульгенции, была таковой: если вы начинаете регулировать, решать, что публиковать, а что нет – то вы несете ответственность наравне с теми, кто опубликовал. Если бы Трампу удалось лишить их иммунитета, то он мог бы подать в суд на соцсети за клевету о нем, которую они позволяли публиковать на своих площадках. (Запись этой беседы, я полагаю, есть в архивах радиоканала РЭКА).

Действительно, если типография отпечатает тираж газеты, в которой есть клевета (“Я тут ни при чем!”), а через неделю откажется печатать тираж газеты, в которой будет опровержение этой клеветы – она (типография) становится полноправным участником редакционного процесса и должна нести ответственность. Разумеется, по суду. Если бумажный комбинат без возражений продал бумагу газете, опубликовавшей клевету, но потом отказался продавать бумагу газете, которая хочет опубликовать опровержение – такой комбинат вполне можно притянуть в суд.

Тот же порядок должен быть и для соцсетей: если они не вмешиваются в публикации, не создают у себя цензуру, претензии к ним не обоснованы. Но если они решают, что публиковать, а что нет – то извольте отвечать.

В соцсетях столько публикуется призывов к насилию, к ненависти, масса ложной информации. Почему владельцы соцсетей принялись рьяно цензурировать именно Трампа? Потому что он – президент? А попытаются ли они подвергнуть цензуре президента, которого им поставил Картель американских левых СМИ? Рассмешил я вас. Владельцы соцсетей понимают, что подчиненный Картелю Конгресс мгновенно обрежет им крылышки, лишит иммунитета от судебных исков, а задействовав антимонопольные законы, вообще пустит по миру. Сейчас же, налетев шакалами на раненого льва, они заработали себе еще очки у всесильного Картеля СМИ.

Соцсети не просто лишают произвольно человека возможности опубликовать у себя что-то; закрыв его страницу, они разом лишают его связи с подписчиками-фолловерами. И нельзя при этом фарисейски говорить: пусть идет в другую сеть! Тысячи, сотни тысяч и миллионы фолловеров зарабатываются годами. Этот как если телефонная компания перекроет ваш номер телефона, через который с вами связывались ваши клиенты.

Миллионы подписчиков Трампа получали информацию непосредственно у него; это особенно важно, учитывая, что Картель СМИ не дает ему слова, освещает его деятельность предвзято. Закрыв страницу Трампа, соцсети нанесли ему огромный ущерб, сыграли на руку его политическим оппонентам.

А как же тогда бороться с публикациями в соцсетях, которые могут нанести ущерб людям? Вдруг публикации Трампа действительно незаконны? Конечно, за такие публикации нужно наказывать – но не революционной тройкой, которую создаст каждый владелец соцсети; вердикт должен вынести суд, который выслушает обе стороны, и наказание может быть сколь угодно суровым.

Правда, суды в США, как мы убедились, тоже ангажированы, но это уже другая тема.

Трамп, по мнению владельцев соцсетей, написал у них, что были нарушения на выборах, этот пост может поднять людей на насильственные акции, они заткнули Трампу рот. Полгода назад каждое недовольство в соцсети убийством Флойда могло толкать людей на погромы. Твиттер или ФБ заткнули этих недовольных?

И кто решил, что именно пост Трампа толкнул демонстрантов в Капитолий (обычная судебная практика: обвинитель должен доказать, что именно те или иные слова и действия привели к тем или иным последствиям).

Вопрос этот получает особую актуальность в свете последних публикаций о том, что еще за несколько дней до этого инцидента (и до поста Трампа в соцсети) ФБР уже предупредило охрану Капитолия, что радикалы собираются ворваться в Капитолий; один этот факт отбеливает Трампа.

***

Мне вспомнился самый знаменитый коммунист-волюнтарист, Первый секретарь ЦК КПСС Никита С. Хрущев, который в сентябре 1959 года посетил с официальным визитом США. Редакторы тамошних газет попеняли ему, что их собкорам в СССР не позволяют пересылать любые сообщения, цензурируют их. На что Хрущев ответил: А как же без цензуры, если они пишут клевету? Да телефонистка на почте не примет такую телеграмму от вашего корреспондента, содержащего явную клевету!

При всем уважении к Хрущеву, все же не телефонистке на почте решать, что является клеветой, а что нет в репортаже корреспондента. И не соцсетям решать, что президента может публиковать, а что – нет.

Юрий Моор-Мурадов
Автор статьи Юрий Моор-Мурадов Драматург, прозаик, публицист, переводчик

Выпускник московского Литературного института им. М. Горького. Член Союза писателей СССР (с 1984 г.), член Союза писателей Израиля (член правления Союза русскоязычных писателей).

Подпишитесь на ежедневный дайджест от «Континента»

Эта рассылка с самыми интересными материалами с нашего сайта. Она приходит к вам на e-mail каждый день по утрам.