Влечение к люстрам – такая же сексуальная ориентация, как и любые другие?

“(…) Нужно любить кого угодно, что угодно, неважно как, лишь бы любить, поучал Александр Дюма-сын в комедии “Взгляды госпожи Обрэ”. Что касается Аманды Либерти, то она любит старый светильник. Но не так, как антиквар, живо интересующийся зеркалом на ножках эпохи Директории. Нет, 30-летняя британка любит Люмьер, люстру, купленную на eBay в 2016 году, причем так сильно, как мы любим супруга. Вплоть до желания жениться на ней”, – пишет Slate.fr. – Она любит, несмотря на непонимание, насмешки и даже недавний процесс в британском третейском суде, по решению которого было признано, что влечение к неодушевленным предметам не представляет собой сексуальную ориентацию. Решение было вынесено в связи с жалобой на дискриминацию, поданную Амандой Либерти против таблоида The Sun, написавшего о ней статью”, – говорится в статье.

Photo copyright: pixabay.com

“(…) Решение суда чревато тяжелыми последствиями для целого сообщества. Поскольку при всей необычности пристрастия Аманды Либерти, она не является исключением. Ассоциация OS Internationale (Objectum-Sexuality Internationale) сегодня насчитывает около 400 членов, которые объявляют себя “объектосексуалами”, то есть людьми, испытывающими влечение к неодушевленными предметам”, – поясняет автор статьи.

“OS Internationale в 2008 году основала Эрика Эйфель, американская спортсменка, одержавшая немало славных побед в соревнованиях по стрельбе из лука. Она сожалеет по поводу решения третейского суда, указывая на легитимность поданной жалобы “в глазах закона”. “Я полностью поддерживаю госпожу Либерти, потому что знаю, что это такое”, – признается она. Эрика Лабри, таково ее имя при рождении, также считает, что она стала жертвой оскорбительного освещения ее жизни в СМИ, из-за которого она потеряла своего партнера: Эйфелеву башню”.

“Она влюбилась в Эйфелеву башню подобно тому, как люди влюбляются в кумира своей молодости. “Я был очарована этой башней с детства, а потом, когда я увидела ее впервые, во мне все перевернулось. Ее конструкция, десятки лет ее истории, стиль Гюстава Эйфеля…”, – говорит она.

“(…) Однако “предвзятое” медийное освещение резко положило конец идиллии. “Однажды я согласилась принять участие в документальном фильме о моем романе, надеясь, что он принесет утешение тем, кто считает, что они одиноки в своих предпочтениях, как я сама считала долгое время”. (…) Фильм под названием “Замужем за Эйфелевой башней” как бы “сексуализировал” ее отношения, изображая ее как “психичку и дегенератку”. Это привело к тому, что “Эксплуатационное общество Эйфелевой башни” (SETE) ее “оттолкнуло”, – пишет Slate.fr.

“(…) На самом деле, такая склонность обычно ассоциируется с фетишизмом. То есть с одним из восьми перверсий, ранее называвшихся “извращениями”, перечисленными в пятом издании Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-5), которое является авторитетом в этом вопросе”, – указывает издание. – Существует немного медицинских исследований в отношении объектофилии. Нанда Арвай, французский психиатр, считает ее принадлежность к фетишизму “возможной”, но не “вполне уместной”. По ее мнению, больным является тот, кто объявляет себя таковым или представляет опасность. “Если безобидный человек говорит, что он испытывает удовольствие от своих отношений с комодом, то тут нет никакой патологии, которую следует лечить, поскольку нет призыва о помощи”.

“(…) Во Франции до 1992 года гомосексуализм считался психической патологией. Изменение его статуса связано с пересмотром DSM и Международной классификации болезней, – подчеркивает автор статьи. “Медицинская история доказывает, что границы между здоровым и нездоровым не высечены в камне”, – настаивает Нанда Арвай.

“Отсюда недалеко и до того, что объектофилию скоро признают сексуальной ориентацией охраняемой законом? “Во имя соблюдения свободы личности такая перспектива возможна, но очень маловероятна”, – считает психиатр. И напоминает о том, что каждому поколению надлежит “вести дебаты с тем, чтобы заново определить черты своей нормальности”. И принимать соответствующие законы”, – резюмирует автор публикации Антонен Гратьен.

Антонен Гратьен | Slate.fr
Источник