Владимир Соловьев-Американский | Две войны: Русско-Украинская и Украинско-Русская

На кого работает время: как страх эскалации ведет к эскалации. 

Photo copyright: pixabay.com

Признаюсь: переосторожничал. С месяц назад у меня была политикана с вопросительным знаком «Россия – Украина: Одна война или Две войны?» Честно, это был риторический вопросительный знак перестраховки ради. Теперь он отпал сам собой. Русские ведут в Украине одну войну, иррациональную, алогичную, нафталинную, а украинцы отвечают им на территории России рационально, продуманно, целесообразно.

Можно и так сказать: две войны на разных территориях. Причем, у каждой стороны на чужой территории наблюдается некоторый успех. Пользуясь задержкой с американскими военными поставками, русские продавливают украинскую оборону и понемногу продвигаются вперед, платя за пару километров в день по тысяче убитых, что не только в дальней, но и в сравнительно ближней перспективе ставит их успех под сомнение.

Весь вопрос, на кого работает время. Думаю, без вопросов. Цивилизованный мир еще мог бы позволить Украине проиграть, но он не может позволить России выиграть. Выигрыш – понятие не статичное, а динамичное. Это и дикобразу ясно, что Украиной дело не ограничится. Аппетит приходит во время еды, а Россия с ее волчьим имперским аппетитом ненасытна. Это она доказала всей своей историей, начиная с Ивана Калиты, который собирал русские земли, а его наследнички подсобрали нерусские.

Великий русский историк Василий Осипович Ключевский полагал, что русским следовало ограничиться великорусской равниной, а Кавказ и Сибирь считал обжираловкой: Россия проглотила больше земель, чем смогла переварить. Это и привело к распаду «империи зла», которую пытается подсобрать кремлевский недоумок, не понимая, что бросает вызов не Украине, не НАТО, не Америке, а самой Истории.

Да, История с большой буквы. Вот кто главный враг России. Ладно бы рыл самому себе могилу, туда ему и дорога, но он в этот капканчик тянет за собой и свою крепостную страну-вотчину. Это как на картине великого Рене Магритта, которая так и называется «Убийца в опасности». Попрошу моего редактора воспроизвести ее в качестве заставки к этой политикане.

Что с пацана-пахана взять, но вот кто меня удивляет, так это некоторые украинские союзники, типа того же Олафа Шольца. Нет, не тем, что он не решается передать украинцам ракеты Taurus, а причиной этой нерешительности: страхом перед эскалацией русско-украинского конфликта. Идефикс! Ведь именно этот страх эскалации и ведет к военной эскалации. И дело не только в том, что волков бояться – в лес не ходить. Любые уступки агрессору увеличивают цену, которую придется платить миру для его обуздания. А придется – это исторически неизбежно. Как сказал средневековый арабский поэт, обязательность необязательного. Этот страх перейти красную линию свойствен, увы, и стране, натурализованным гражданином которой я являюсь. Тогда как Россия, пользуясь этим страхом, переходит одну красную линию за другой, неся при этом колоссальные потери в живой силе – несметно.

Хотя, конечно, нечувствительность русских к потерям отмечают историки и психологи испокон веков – вплоть до приписываемой им некрофилии, но чтобы до такой степени? Не говоря о бессмыслице этих потерь с военной точки зрения. Да и сама эта война все больше и больше смахивает на театр абсурда. Беккет с Ионеско ворочаются в своих могилах от зависти.

Ну, в самом деле, посудите сами, какой с военной точки зрения смысл в двойном прицельном ракетном ударе по жилому дому в Одессе, в результате которого убитых мирных граждан больше двух десятков, да еще полсотни раненых? Это в той самой Одессе, которую русские считают русским городом и который мечтают прибрать к своим рукам и вернуть под свою юрисдикцию! Военная целесообразность – нулевая, а политическая и моральная – в минус, в негатив. Помимо скорби и траура – лютая ненависть одесситов к убийцам. В том числе ненависть русских одесситов к русским убийцам.

Какой кретин отдал этот садистский приказ? При ручном управлении из Кремля не трудно догадаться. По сути, садо-мазо. Обратный эффект не только в морально-политическом, но и в военном отношении: одесситы будут защищать свой город от озверелого безумца с еще большей отвагой, мужеством и непримиримостью. Никогда не забудут, никогда не простят и никогда не смирятся.

Что русские умеют, так это вызывать к себе ненависть. Этого у них не отнимешь. Время потемкинских балетов кануло в Лету. Разве что «Лебединое озеро», которого все ждут не дождутся.

Здесь мое несогласие с некоторыми украинскими лидерами с их угрозой нанести рашистам зеркальный ответ. В том числе, с Зеленским. Назвал было его моим тезкой, но тут же вычеркнул, потому как в Кремле у меня тоже тезка. Это надо же, тезки – антиподы. Война двух Владимиров. Так вот, который в Киеве, заявил: «Мы будем наносить российскому государству потери в ответ – вполне справедливо. Они в Кремле должны приучиться к тому, что террор для них не бывает безнаказанным. Этих больныx уже ничего не вылечит от зла, но потери они почувствуют. Российское государство будет терять, и только это может сделать его безопасным для соседей».

Сомнительно. В том-то и дело, что умирают одни русские, а посылают их на смерть другие русские. И потери в Кремле не почувствуют – и не чувствуют. Не говоря уже о том, что сколько бы русских не погибло в приграничных российских областях, украинцам никогда не догнать русских в содеянном теми зле – столько они уже совершили и совершают насилий, пыток, убийств. Впереди планеты всей.

А убиенных гражданских жалко независимо от гражданства. Даже животных. Вот российская ракета угодила в украинский коровник – в жертвах тридцать коров. Вот украинцы бабахнули по белгородскому зоопарку – в вольере от осколков погибла ручная кенгуру Гранди. Землячка, кстати, родом из моего Санкт-Петербурга. Отличалась кротостью, дружелюбием и бесстрашием. Что ее не спасло. Но вот что, любопытно, именно эта животина стала героем дня. Человечина не в счет – к человеческим жертвам Россия привыкла. Мясные штурмы. Пушечное мясо. К полумиллиону приближается.

Так вот, при сомнительных все-таки успехах русских в их нафталинной войне на украинской суше, украинцы берут у них реванш на воде и в воздухе. Впрочем, на суше тоже – на русской суше, коли под ударами не только Курск, Белгород и другие ближние приграничные, но и дальние русские земли. Украинские дроны летают до тысячи километров и угрожают обеим русским столицам – Москве и Питеру. В помянутой политикане я писал о потопленных русских военных суднах, Черное море становится кладбищем русских кораблей. Спустя неделю украинцы перешли на рашистские самолеты, сбивая один за другим (помните «Первым делом, первым делом самолеты…»), а теперь перешли на нефтеперегонные заводы, выведя из строя половину из тридцати в европейской России.

Пожалуй, это самый серьезный удар по экономическому (включая военный) потенциалу России. Что очевидно даже не воентологу, а политологу вроде меня. Да и любому стороннему, непредвзятому зрителю, а у этой войны в зрителях, вуайорах, кибицерах, болельщиках весь мир. Какое еще зрелище сравнится с этой войной в самом центре Европы!  И дело, само собой не только в зрелищности, но в судьбоносности этой войны. От ее исхода зависит судьба не одной Украины, но всей Европы, а может и мира, учитывая ядерные потенции супостатов.

Вот я и говорю: время работает против России.

Слава Богу.

Владимир Соловьев
Автор статьи Владимир Соловьев Писатель, журналист

Владимир Исаакович Соловьев – известный русско-американский писатель, мемуарист, критик, политолог.

Подпишитесь на ежедневный дайджест от «Континента»

Эта рассылка с самыми интересными материалами с нашего сайта. Она приходит к вам на e-mail каждый день по утрам.

    5 2 голоса
    Рейтинг статьи
    2 комментариев
    Старые
    Новые Популярные
    Межтекстовые Отзывы
    Посмотреть все комментарии