Весенние ветры в ноябре

Очередная стадия “арабской весны”, эпицентрами которой остаются Ливан и Ирак, продолжается с прежней, а то и с большей силой. Очень многое из происходящего в этих странах прямо или косвенно завязано на Иран и потому представляет особый интерес.

Photo copyright: Adam Jones. CC BY-SA 2.0

Начну в буквальном смысле издалека, то есть с Ирака, где ситуация носит гораздо более острый характер – с начала массовых протестов и беспорядков в первых числах октября количество погибших уже превысило 250 человек. Ирак – страна с шиитским большинством, однако и меньшинства – арабы-сунниты и курды, по большей части тоже сунниты – очень значительны. Особенно же примечательно в иракских событиях то, что, несмотря на наличие шиитского правительства, огромную роль в протестах играют как раз шииты.

Внешние и внутренние войны, десятилетиями раздиравшие Ирак, относительно притихли после победы ведомой американцами коалиции над ИГ, и в одной из самых богатых нефтью стран планеты на повестку дня резонно выдвинулся вопрос об уровне жизни, ныне невероятно низком. Одна из его составляющих – зашкаливающая безработица в том числе, и на нефтеносном шиитском юге, центром которого является город Басра. Конечно, проблемы в иракской экономике обусловлены и объективными причинами, однако граждане не могут не видеть и очевидных субъективных причин, свойственных арабским странам в целом, а уж раздираемому политическими и конфессиональными разногласиями Ираку – в особенности. Повальная коррупция, помноженная на беззаконие, – вот в первую очередь из-за чего выходят на улицы демонстранты. Выступая против власти премьер-министра Адиля Абдул-Махди, протестующие не забывают и государства, которые, как они считают, оказывают влияние на иракскую политику: это, в частности, США, но главным образом – Иран и как следствие проиранские силы внутри Ирака.

В последние годы Тегеран колоссально вложился в Ирак. Создать в соседней стране мощнейшие плацдармы влияния было дорого и непросто. Даже если затраченные усилия не пойдут совсем уж прахом, но все же окажутся неоправданными, для Ирана это станет тяжелейшим ударом. Кстати, среди прочего, Ирак является и важнейшим торговым партнером иранцев. И если в Ливане доминирующей силой среди шиитов является откровенно проиранская “Хизбалла”, а другая серьезная шиитская политическая структура, АМАЛь, следует в ее русле, то в Ираке ситуация заметно иная. Там всегда была очень сильна национальная составляющая – большинство шиитов помнят, что они арабы, а не персы. Условно их можно разделить на три категории: настроенные откровенно проирански; те, кто твердо выступает против иранского влияния в стране; и те, чья позиция может меняться в зависимости от обстоятельств. В Тегеране должны учитывать еще и интересы различных суннитских и курдских движений и группировок. В общем, игра на иракской политической арене сложна по определению, а на фоне массовых протестов стала для режима аятолл и вовсе проблематичной. Его единственной опорой в Ираке являются вооруженные милиции, входящие в объединение “Аль-хашд аль-шааби” и имеющие крупный блок в парламенте.

По сообщению агентства “Рейтер”, на минувшей неделе в Багдаде побывал с визитом командир подразделения “Кодс” в иранском Корпусе стражей исламской революции (КСИР) генерал Касем Сулеймани. Курируя работу с иностранными с союзниками и марионетками, он все последние годы играл ключевую роль в расширении механизма иранского влияния в Ираке. Согласно данным агентства, целью визита было предотвращение падения правительства Абдул-Махди. Дело в том, что один из влиятельнейших шиитских политиков Ирака – Муктада ас-Садр, чьи позиции, скажем так, весьма далеки от проиранских, поддержал требования протестующих об отставке кабинета. Более того, улавливая чаяния улицы, его примеру собрался последовать глава того самого блока милиций в парламенте Хади аль-Амири. Вот Сулеймани и примчался разъяснить своему подопечному, что Тегеран совсем не заинтересован в падении правительства с возможными последующими выборами, особенно на волне антииранских настроений. Аль-Амири, уже было решивший сговориться со своим основным политическим противником ас-Садром, подчинился требованию Сулеймани. Однако тот, согласно ряду иракских источников и зарубежных СМИ, этим не ограничился и на специальном заседании с командирами проиранских милиций настоятельно порекомендовал им занять более жесткую позицию по отношению к демонстрантам. После этого и появились сообщения о том, что боевики ведут по протестующим огонь, в том числе, и снайперский.

На данный момент одним из наиболее ярких антииранских проявлений стала попытка штурма толпой молодежи иранского консульства в священном для шиитов городе Кербеле, территорию которого они забрасывали камнями и бутылками с зажигательной смесью. Трое участников акции были убиты силовиками, десятки ранены, множество арестованы. Демонстрантам только и удалось, что забраться на окружающий дипломатическую миссию забор и поднять на нем иракские флаги. Но этим все отнюдь не закончилось. Объединение племен провинции Кербела предъявило правительству трехдневный ультиматум с требованием освободить арестованных, и выдать виновных в смерти демонстрантов возле консульства. Налицо отличная иллюстрация слабости центральной власти и того, какие силы имеют реальный вес и в иракском обществе в целом, и внутри по сути правящей шиитской общины.

Факт, что число убитых в Ираке уже давно пошло на сотни, а раненых на тысячи, что несравнимо с ситуацией в Ливане, удивлять не должен. И дело даже не в том, что население Ирака – около 40 млн – почти вдесятеро больше ливанского. Войны и кровавые столкновения здесь давно не в диковинку, а посему все противоборствующие стороны церемониться с оппонентами не привыкли. Кстати говоря, досталось во время последних событий не только демонстрантам, но и силовикам, и проиранским милициям, включая командиров высокого ранга.

Очень показательно, что названный выше Хади аль-Амири, не одерни его Сулеймани, был готов способствовать отставке премьера: это свидетельство того, сколь непрочны позиции правительства Абдул-Махди. Если оно не сумеет справиться с демонстрациями и беспорядками методами кнута и пряника, то есть силой и реформами, включая кадровые изменения, падение станет более чем вероятным. И именно такого развития сценария опасаются в Тегеране. Не случайно духовному лидеру Ирана аятолле Али Хаменеи пришлось, наконец, прокомментировать происходящее в Ираке и Ливане. Высказывания его, других иранских официальных лиц, а также их союзников внутри обеих стран были несколько парадоксальными: с одной стороны, они обвинили в разжигании беспорядков США, “сионистский режим” и “реакционные страны” (в первую очередь, Саудовскую Аравию и ОАЭ), но с другой, отметили справедливость ряда требований протестующих, которых все же призвали “держаться в рамках”.

* * *

А теперь перенесемся в Ливан, переживающий отставку премьер-министра Саада аль-Харири, который хоть и является противником “Хизбаллы”, но был для нее очень удобной ширмой в правительстве (шиитская организация и ее союзники опираются на 70 из 128 депутатов парламента).

Демаршу аль-Харири, которого, безусловно, не назовешь сильным политиком, предшествовали весьма драматические события. По информации агентства “Рейтер”, когда он ознакомил со своими планами руководство “Хизбаллы”, оно было неприятно удивлено. Политический советник шейха Насраллы Хусейн аль-Халиль даже попытался убедить ливанского премьера отказаться от отставки, но тщетно: тот решил, что уход с поста премьер-министра хотя бы частично успокоит демонстрантов, будучи их основным требованием. В качестве дополнительного аргумента аль-Харири заявил, что партнеры по коалиции не приняли его программу реформ и кадровых перестановок в правительстве. В частности, суннит аль-Харири настойчиво желал избавиться от главы МИДа, одного из главных союзников “Хизбаллы” и по совместительству зятя президента Мишеля Ауна – христианина Джебрана Басиля. Разумеется, и Аун, и Басиль, которого, кстати, люто ненавидят многие участники протеста, этот пункт программы аль-Харири не поддержали.

В отличие от Ирака, шиитская община Ливана, хотя и самая крупная в стране, все же не составляет большинства. Однако – и это важно – наряду с шиитами в протестах участвуют представители других общин. И вторым после Бейрута эпицентром демонстраций является преимущественно суннитский город Триполи на северном побережье страны. После отставки аль-Харири протестные акции вроде бы поутихли, и в минувшую пятницу после длительного перерыва заработали банки и ряд других учреждений. Однако в воскресенье, 3 ноября, протесты вспыхнули с новой силой. Многие десятки тысяч людей вышли на улицы столицы и других городов с прежними и даже еще более жесткими требованиями. Уход с арены всей традиционной политической элиты, своим многолетним правлением приведшей страну к краю экономической пропасти – вот чего хотят участники демонстраций. Требуют они и отставки престарелого союзника “Хизбаллы” – президента Мишеля Ауна. Тот, как и следовало ожидать, добровольно уйти с поста отказался, прибегнув к лозунгам в стиле “за все хорошее против всего плохого” и призвав к борьбе с коррупцией.

Еще одно требование демонстрантов, грозящее поставить под удар статус-кво в Стране кедров, – изменение системы квот для различных конфессий во властных структурах, установленной в 1990 году: правительство должно формироваться не из “квотников”-политиков старого типа, а специалистов-технократов.

На момент написания этих строк президент Аун продолжал консультации в поисках подходящего кандидата-суннита (таковым он должен быть по конституции) на пост премьер-министра. Им теоретически может оказаться и… Саад аль-Харири, однако представить подобное без принятия его требований “Хизбаллой” и Ауном, весьма сложно. Да и протестующие вряд ли поймут такой ход, в прежние времена вполне обычный для ливанской политики.

На фоне отставки аль-Харири США решили заморозить запланированное выделение Ливану военной помощи в размере 105 млн долларов – речь идет о различных системах вооружений, включая приборы ночного видения. Официального объяснения Белый дом пока не предоставил, но причина и так понятна. Интересно, как долго продержится Вашингтон. Ведь одним из главных доводов всех американских администраций в пользу весьма и весьма сомнительной практики массированных поставок оружия ливанской арии всегда было стремление сохранить таким образом влияние на правительство Ливана и его армию. В противном случае, считают в руководстве США, их место могут занять Россия и (или) Иран.

Давид ШАРП
“Новости недели”

ВАМ ПОНРАВИЛСЯ МАТЕРИАЛ? ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШУ EMAIL-РАССЫЛКУ:

Мы будем присылать вам на email дайджест самых интересных материалов нашего сайта.