Владимир Соловьев | Украинская война: Фарс зашкаливает в трагедию

Честно, я люблю только те детективы, где отгадываю убийцу если не с самого начала, то с первой четверти текста. Делаю это довольно просто: будучи сам писатель – и автор пары-тройки интеллектуальных детективов – я ставлю себя на место автора и, путем исключения наиболее вероятных кандидатов в убийцы, вычисляю настоящего из числа маргинальных героев. Если же ошибаюсь, считаю детектив поверхностным или обманным, коли он пошел не по резьбе: мой вариант лучше, да простит мне читатель мое писательское самодовольство.

Photo copyright: pixabay.com

Только отчасти к детективам отношу я свой квантовый роман-трактат «Кот Шрёдингера», в главном герое которого легко угадываем нынешний горе-вождь России, хоть я и не устаю повторять, что не один в один: мой герой посложнее и поумнее прототипа, а с клонированным Путиным роман сел бы на мель. Тем более, с теперешним, который за три года с написания моей зашкварной мениппеи (ее подзаголовок) не только сдал физически, но и деградировал умственно, коли вляпался в войну с Украиной, из которой, по мнению американской разведки, у него нет никакого выхода: сам себя загнал в ловушку. Так и представляю моего Кота Шрёдингера, как теперь с моей легкой руки называют ВВП в Москве, но постаревшего, опустившегося, умом ослабшего с явными признаками деменции. Ну да, типа Байдена. С той только разницей, что наш президент прислушивается и слушается своих советников какие ни есть, тогда как советники кремлевского деграданта, наоборот, прислушиваются к нему и говорят только то, что Кот Шрёдингера хочет от них услышать. А те, кто перечит и выступает против войны, попадает в опалу (в лучшем случае), как ближайший путинский соратник Дмитрий Козак, в аварийном порядке замененный на хитрожопого б. премьера Сергея Кириенко (настоящая фамилия Израитель, кому интересно).

Так вот, представляю прототипа моего героя в бункере, а перед ним карта Украины, которую он считает Россией и которую ему позарез присоединить обратно к РФ. По старинке флажками обозначает Путин продвижения российских войск взад-вперед (сексуальный аналог опускаю). В харьковском направлении русские отступили и вернулись откуда пришли – в Россию, зато в донецко-луганском продвинулись на несколько километров и заняли Попасную и Рубежное, от которых, правда, ничего не осталось. Бои за Змеиный остров, знаменитый нецензурным мемом, которым его украинские защитники в самом начале войны ответили на предложение сдаться, продолжаются – чья возьмет? Сам по себе Змеиный остров – большой камень в Черном море, из-за него русские потеряли свой флагман ракетный крейсер «Москва», да и само значение Змеиного острова – символическое или стратегическое? – кремлевскому полководцу невдомек. Сейчас вот еще один корабль подбит и отшфартован в Севастополь. В сети гуляет аудиoвидеозапись перехвата разговора российских военных у Змеиного острова: «Где поддержка с воздуха? Меня уже ******** Байрактар этот! … По нам выпустили уже четвертую ракету!». Только вряд ли это доходит до ушей моего героя – не его берегут от дурных вестей, а берегут самих себя путинские субординаты, помня о судьбе горевестников с древних времен.

Однако утешает, что в Черном море в боевой готовности еще четыре корабля и две подлодки, на которых осталось с полсотни крылатых ракет. Много или мало? – размышляет главнокомандующий без никакого военного опыта, хоть и полковник, но по кагебешному ведомству.

Или Северский Донец взять. То есть как раз его-то и не взять. Сколько наших понтонных мостов украинцы уничтожили! Сколько бронеколонн потеряли, целый батальон тактической группы ухлопали, пытаясь форсировать эту клятую реку. Об людях и говорить нечего – нарожают еще. Пусть и предупреждают о нависшим над Россией демографическим Дамокловым мечом. Катастрофическая неудача? Цыплят по осени считают. Спецоперация затянулась? Так она как долгоиграющая пластинка. Украина защищает свою землю? Как бы не так! Украина – это исконная русская земля. Вот мы ее и отвоевываем.

Может, главнокомандующий не доиграл в детстве в солдатики? Какие там солдатики, детство было нищенское, жили в тесной комнатушке в полуподвальном помещении за Нарвской заставой, из окна видны ноги прохожих. А что видит Путин теперь из кремлевского бункера? И того меньше.

Это было бы смешно, если бы не было так печально. Трагедия, повторяясь, превращается в фарс, но фарс зашкаливает в трагедию.

Так я пытаюсь вжиться в моего героя-антигероя, как отгадывают убийцу в детективах, ставя себя на место их авторов. Как самопровозглашенный биограф Кота Шрёдингера, я начал перевоплощаться в него в паблике, как только на горизонте замаячила большая война России с Украиной. Пусть самонадеянно с моей стороны, но я пытался ее предотвратить, исходя из того, что старомодный Путин так и не привык к компьютерам и каждое утро начинает с бумажных газет, причем в фаворе у него «Московский комсомолец», которого я постоянный автор. За месяц до большой войны, когда все ее ждали и предсказывали, я напечатал в МК статью, предназначенную для одного-единственного читателя – «За что воевать россиянам против украинцев. И кому выгодно обострение российско-украинского конфликта». Как в воду глядел – вот несколько предвидческих фраз из той моей статьи:

«…переиначим рутинный детективный вопрос – не кому это выгодно, а кому это невыгодно? Потому что кому выгодно обострение российско-украинского конфликта, это и ежу понятно… Да взять хоть НАТО, которое дышало на ладан, а тут такой подарочек, такой допинг, такая подпитка: гипотетическая война россиян, среди которых много украинцев, и украинцев, среди которых много русских. Если не реанимация живого трупа (слишком громко сказано), то уж точно подзарядка севших батарей. Обеспокоились не только члены НАТО, но и рутинно нейтральные страны, типа Финляндии и Швеции, которые в срочном порядке укрепляют свою оборону, а то и помышляют на всякий пожарный случай отказаться от своего нейтралитета и попроситься в НАТО, где их ждут с распростертыми объятиями.

…Украина? В случае военного поражения приобретает неизбежный жертвенный статус, в то время как Россия – наоборот. Вот тут мы и подходим к обозначенному в подзаголовке топику: статус агрессора – это только одна из невыгод для России на случай войны: наименьшая, пиарная, точнее антипиарная. Помимо прочего, украинцам есть за что воевать в случае вторжения в их страну… А за что воевать россиянам против украинцев? Геополитика или угроза НАТО – не более, чем пропагандистское сотрясение воздуха. Нельзя воевать за абстракции, тем более если против России ощерится вся Европа. И дело не только в драконовых санкциях, которые могут оказаться еще драконее, если раздраконить Запад… Россию ждут сюрпризы – не из приятных… Помимо политических, экономических и военных последствий, есть еще психологический фактор: по силам ли России то кромешное одиночество среди народов мира, которое ждет ее в результате этой войны? Вот я и говорю, что нет ни одной страны, которой эта безумная война была бы так невыгодна, как России. Прошу рассматривать эту статью как мою скромную попытку предотвратить бессмысленную войну».

Предотвратить не предотвратил, но заставил задуматься Кота Шрёдингера. Увы, подстрекатели, типа моего тезки, однофамильца и соплеменника Владимира Соловьева из утюга в конце концов его переубедили, одержав вверх над Владимиром Соловьевым-Американцем.

Вот почему, кстати, поддерживая санкционную в отношении России политику, я полагаю, что некоторые русские попали в черные списки под раздачу. Ну, например, российский предприниматель Михаил Фридман украинского происхождения (родители до сих пор живут во Львове), далекий все-таки от Кремля, а если прямо не осудил

Путина, то чтобы не подводить своих коллег и сотрудников по Альфа-банку в Москве.

Или главред «Московского комсомольца» Павел Гусев, у которого финны арестовали дачу на берегу озера Кернааланъярви. Тут уж я прямой свидетель – газета печатала предвоенные антивоенные статьи, включая мои, и должна была тиснуть мою очередную 24 февраля, но именно в этот день была объявлена спецоперация.

Ах! почто она предвидит.
То, чего не отвратит?..

Тут я днями слушал недавно как Олексий Арестович извинялся перед телеслушателями, что не все его предсказания относительно Путина и иже с ним сбываются. Объясняя это тем, что представляет, как он сам поступил бы на их месте, а они вместо этого поступают по-дурацки, во вред и в урон себе. А заодно и собственной стране.

Ты сам этого хотел, Жорж Данден!

Беда, однако, не в самом Путине, а в том, что, присвоив себе верховную власть в стране, этот диктатор-узурпатор опустил до своего сниженного и снижающегося уровня всю Россию и опускает ее все ниже и ниже по мере своего деграданса, хотя дальше, вроде, некуда – какой там плинтус, дно уже пробито. Не могу судить о тамошних пропагандонах с государственных утюгов, потому как давно уже избавился от телевизоров, но иногда захожу на популярные сайты моей географической родины, проглядывая заголовки – чистый паноптикум. Судите сами – наугад: «США использовали Мариуполь как центр для сбора возбудителя холеры», «В Минобороны РФ заявили о попытке заражения жителей ЛНР туберкулезом через фальшивые купюры» и прочее в том же духе.

На таком же, по-видимому, уровне принимаются и военные решения в Министерстве обороны, которое давно уже пора переименовать в Министерство нападения, пусть оно и самоубийственно для России.

О чем говорить! А окончательный приговор Путинской России – ленд-лиз.

Владимир СОЛОВЬЕВ
Нью-Йорк

Владимир Соловьев
Автор статьи Владимир Соловьев Писатель, журналист

Владимир Исаакович Соловьев – известный русско-американский писатель, мемуарист, критик, политолог.

Подпишитесь на ежедневный дайджест от «Континента»

Эта рассылка с самыми интересными материалами с нашего сайта. Она приходит к вам на e-mail каждый день по утрам.