Украина. Утоление боли-2

Заметки на полях

Photo copyright: spoilt.exile, CC BY-SA 2.0

Ретроспектива-1

Обилие эксклюзивных автомобилей в столице выживающей страны, согласитесь, отражает. Порог общественной морали понизился. «Им можно, а нам нельзя?», – задают резонные вопросы украинцы. Именно в этом скорбном смысле понимается «общество равных возможностей» по-советски. Украинский акцент предполагает бунт и новый Майдан… Но это уже вряд ли. Гибридный мир стирает грани между добром и злом, «чёрным» и «белым», и постмайданный мир, расстрелянный на Донбассе, уже не стремится к релаксирующей гармонии. Неистребимая «коррупция» расстаётся с негативным значением, делаясь наиболее чувствительной частью нового жизненного уклада. Антиутопия меняет представление о мире. Что такое «хорошо» и что такое «плохо», вопрос по сути, полюсный, уравнивающий в этом своём поле притяжение разных нравственностей. Материалистов и идеалистов, романтиков и прагматиков.

Кстати, президентский саммит в Женеве Байден-Путин наглядно продемонстрировал общечеловеческие ценности в неоднозначном формате. После едва не четырехчасовой беседы с Путиным, Президент Байден провёл пресс-конференцию и уточнил принципиальные точки координат в отношениях с Украиной. Так, вступлению Украины в НАТО не мешает военный конфликт на Донбассе. Серьёзным препятствием является коррупция в Украине… В то же время проводил пресс-конференцию Путин. Его спросили, обсуждалась ли на встрече ситуация в Украине и российский лидер, не вдаваясь в подробности, заметил, что-де коснулись темы одним мазком. В этой семантике… Дальше пошло веселее. Появилось срочное сообщение, якобы, из Конгресса США, со ссылкой на некий журнал, о том, что США резко прекращает финансирование вооружений для Украины. Комментарий напрашивался неутешительный. Путин сумел убедить своего визави отказаться от военной и другой помощи Украине?

В действительности обстояло иначе. Фейкмейкеры перековеркали новость о том, что приостановлено перечисление Украине $100 млн., приготовленных к немедленной отправке в случае, если войска РФ начнут полномасштабное вторжение в Украину. Перед этим по другой программе уже были перечислены $274 млн. Кто-то выдохнул… Однако за 1.5 суток, что «новость» зависла в информационном пространстве Украины, СМИ поспешили нелицеприятно высказаться о «предательстве», похвалить Путина, а т.н. «оппозиционный» телеканал организовал ток-шоу в прямом эфире, с обсуждением пагубности «внешнего управления Украиной». И хотя небесно-голубой кольор украинской студии соответствовал фирменным цветам российского ЦТ, «внешнее управление» почему-то вменялось Западу.

К этому времени Верховная рада в первом чтении проголосовала президентский законопроект об олигархах в Украине, определяющий статус олигарха. Кого считать таковым и т.д. В массовое сознание внедряется тезис о борьбе президента Зе с «буржуинами», тогда как в действительности предполагается передел основных активов и смена одних «олигархов» другими в освоенном Банковой жанре антиутопии. Контекст в устойчивых стереотипах повседневности. Власть не сомневается, что симпатии бедных окажутся на их стороне, стоит сложить образ классового врага и включить активный социальный рефлекс.

Тогда-то и выяснится, что Шариков жив! В душах и горячих революционных сердцах украинцев, и спустя четверть века после 1-го Майдана желающих «отнять и поделить», спросить с богатеев «по полной». При том, что под раздачу попадают совсем не богатеи. Другие.

Ретроспектива-2

На выборах коллектив национального института рака (НИР) избрал директором оперирующего хирурга-онколога, профессора Е. Колесник.

– Она пришла с Майдана, – рассказывают депутаты ВР VIII созыва о ситуации в комитете здравоохранения, – кто-то противился, чтобы Колесник возглавила Институт; её считали «активисткой Майдана» и возмущались. Мол, майдановцы своих тянут… «Домайданного» предшественника Е.К., шесть лет руководившего Институтом, обремененного научными званиями и титулами, членством в партии регионов, «антикоррупционная» люстрационная «волна» настигла в директорском кресле к концу его каденции. Тем не менее, изрядно подпортив авторитетность. Из чего складывается эта самая «авторитетность»? Из умения принимать решения, уверенно стоять у операционного стола и заседать в президиумах, быть лидером? Иметь ровную спину и уметь смотреть прямо? И то, и другое, и третье, и много ещё чего, что сделает профессиональное сообщество достойным и открытым. Когда-нибудь. Пока же перечисленные слагаемые не правила, но исключения. Что получается у новой генерации, так это правильно надувать небритые щёки…

Социальные лифты исчезли вместе с персонажем общественницы «Шурочки из месткома». Прочие методики роста, саркастически описанные в «Служебном романе», видоизменились до тендерных процедур, чтобы не сказать «коррупционных». Старые неприменимы, а новые критерии, сочетающие профессионализм и мораль, ещё не стали сводом Правил и надёжной защитой прав и достоинства. Медицина не исключение, а именно та отрасль, в которой культивируются централизованное управление и аккумулируются финансовые потоки. Функции разделены между министерством и национальной службой здоровья Украины (НСЗУ), созданной специально под реформы два года назад. На последнюю возложены платёжные, распределительные функции, вместе… с контролирующими.

Механизм коррупции заложен изначально, подталкивая к нехорошей мысли о круговой поруке. В идеале, кадровая политика расстановки на ключевых постах зиждется на профессионализме, однако, «чужие здесь не ходят» т.е. клубные интересы имеют приоритетное значение. По карьерной лестнице претендентов занять авторитетную должность главврача, директора хирургической клиники, медицинского центра или института подвигает группа влияния. Заинтересованная, как минимум, в солидарности. Недобрая молва утверждает, что претенденты на директорскую должность делают взнос, после чего вопрос решается и в дальнейшем такого руководителя «клуб» оберегает от кадровых и проч. потрясений. Если же претендент на директорство отказывается вносить определённую сумму, препятствовать ему не будут, однако, уже в будущем возникнут проблемы… Подумалось о НИР и Колесник.

Замечу, у избранников системы зарплаты и непридуманное уважение. Они сами часто оперируют. Но спросите пациентов этих клиник! Народная молва назначает своих авторитетных людей. Иногда имена совпадают.

…На фасаде у входа в ректорский корпус национального медицинского университета им. О.О. Богомольца (НМУ), Мемориальная доска памяти хирурга Владимира Караваева, основателя научной хирургической школы, чьи операции спасли жизнь многим его пациентам. Один из уголков доски от прикосновений истёрт до медного блеска. Традиция. Это, к слову, о совпадении имён. Вряд ли кто из ныне здравствующих удостоится.

Уроки Зеленского

Профессор Елена Колесник рассказывает о «помолодевшем» раке и планах развития Института. Об удачах и не состоявшемся… Несколько лет назад приобрели ускоритель, но устанавливать небезопасное оборудование было негде, так и стояло не распакованным… О перспективном проекте с американскими медиками и возможных инвестициях… О строительстве новой лаборатории… О компьютеризации… Я мысленно складывал в два столбика её практические достижения с планами (плюс) и врачебно-учёные звания. Получались две равновеликие «высотки». До трёхсот хирургических операций в год, впечатляющее количество печатных работ (монографии и научные публикации сообразно современным научно-метрическим критериям), складывались в отдельную высоту, за которой штучно проступали досадные «минусы». Так что патетики не получилось. «Высотка» отбрасывала неровные тени. Сотрудники института попались на продаже лекарств, предназначенных пациентам клиники. Бесплатно. Скандал представил замечательный повод для пересудов. Было, наверное, обидно.

Имена виновных останутся за кадром, а имя директора Института в эпицентре скандалов. Уже тогда слишком явная эта нацеленность увязать весь негатив с директором показалась сомнительной. Может, потому что какие-то неприглядные детали проступали на выразительном эмоциональном фоне.

Руководитель за всех в ответе? Нет, не в смысле круговой поруки. В смысле неразделённой ответственности. У виновных это чувство, отличающее человека от животных, вероятно, отсутствует. Учитесь у Зеленского! «Каждый из вас Президент!», выкрикнул ушлый «Голобородько», поправляя корону и обращаясь к публике вокруг. Некоторые прослезились… Просветления не наступило.

Пуркуа бы не Ле Ман?

Хорошему врачу лет двадцать мечталось о хорошей машине.

– Мы с мужем давно мечтали о хорошей машине, – говорит Колесник. – И вот – свершилось! Иномарка не рыскала по сторонам, держала дорогу на поворотах, и выглядела как истинная шведка – изящные линии подчёркивали суровую практичность дизайна.

Европейские коллеги украинского доктора не поймут. Авто представительского класса им вполне по карману. В Украине машина показалась «слишком хорошей», чтобы эту покупку могла оплатить врач и хирург-онколог с многолетним успешным стажем, директор национального института рака. У них в семье ещё два авто?! Муж тоже врач? Коррупция! Дочь учится во Франции! – last drop выдвигался неоспоримый довод – в университете Ле Ман. Ну да, в этом университете, старейшем и с традициями, расположенном недалеко от французской столицы, учатся дети из семей среднего достатка. Откройте сайт университета и увидите, что оплата за год составляет $1000, есть варианты поскромнее и подороже. Студенты подрабатывают и сами. В кампусе, например. Обучение в киевских вузах обходится раза в два больше… Как происходил процесс созревания общественного мнения в подробностях, мы не знаем, но результат известен. Отстранение. Следующий год врач и хирург-онколог Колесник готовилась встретить окончанием каденции в должности директора национального, крупнейшего в Украине, института рака… Не сложилось.

Как это делается

В начале создаётся повод для отстранения руководителя с должности на время проверки. На «свято место» назначается «и.о.» Затем административное решение подтверждается голосованием на выборах. Однако не факт. Назначенная по такой схеме вр.и.о. министра У. Супрун, так и не прошла процедуру голосования в украинском парламенте, три года оставаясь министром с приставкой «вр.и.о.».

«Антикоррупционные» мероприятия с кадровой сверхзадачей выкраиваются по стандартным лекалам. Провоцируется или оговаривается имярек, кого «заказали» вместе с должностью; вероятнее всего, профи из числа неугодных и «неберущих»; по «факту» с активистами составляется соответствующий акт, где обстоятельства принимаются без проверки. Однако не всё так однозначно. «Коррупционеру» могут предложить тихо освободить должность и предложить работу в аналогичной организации и в таком же качестве. Но это мелочи в сравнении с закупками. Экс-министр здравоохранения Олег Мусий вынужден был уйти в отставку, поскольку, он утверждает, ему навязывали закупки лекарственных препаратов через определённые фирмы. С финансированием из бюджета.

В тени круговой поруки оборачиваются огромные средства. «Коррупции – антикоррупции» соответствуют общественные настроения. Коррумпированных чиновников страна громко проклинает, но… втихую уважает. «Антикоррупционеров» любит. Как понять эту метаморфозу, отдельный разговор.

Выяснилось, кстати, что карьерная специфика врача и политика кое-в чём схожие.

Поскольку медицина в стране «политическая», карьера того и другого во многом зависит от партийной принадлежности. Клановые симпатии, умение заводить нужные знакомства, политические пристрастия и кадровая чехарда – из арифметики жизненных обстоятельств складывается карьерный успех. При том, что приходится выбирать. Чтобы политика получила, а медицина не потеряла, как это случается, если доктор решается сменить белый халат на чёрный «Бриони». В Украине больше 15% всех политиков пришли из медицины.

– Вы хотите, чтобы вас лечил врач с зарплатой 5–8 тыс. гривен ($200–300) в месяц? – спросите пациентов, – советовал я знакомым киевским медикам, чтобы с этой риторикой лучше определить место в координатах коррупции, общественного здоровья, личного благополучия и успешности. Однако динамика covid-19 возрастала, а риторика СМИ не радовала солидарностью… – Ну да, они этого хотят, отвечали знакомые, – и даже зарплату украинского врача считают более, чем доcтаточной… Гиппократу, точно, не понравилось бы.

Виктор Боровиков