ЮКОС и Конституция

Вот все и прояснилось. В январе в срочном порядке кремлевский правитель сообщил, что хочет изменить конституцию России. Впопыхах создали группу для работы над поправками, включив в нее людей верных, недалеких и послушных. Потом, забыв про “эту группу товарищей”, отец новой конституции внес поправки в Думу (если кто не в курсе, это не от слова “думать”, это сокращение Д[дефицит]ума), и уже назначил дату народного голосования. Вы не поверите – назначили ее на 22 апреля. Для тех, кто не знает, кто такой Зюганов, поясню: 22 апреля родился самый человечный до Путина человек – дедушка Ленин. Дедушке, правда, было всего 54 года, когда он помер с помощью отца народов Джугашвили, в просторечье Сталина.

Ох, неспроста новый отец народов, который старше дедушки Ленина уже на 13 лет, задумал “народное голосование” на 22 апреля. У них в Кремле так повелось, что принятие тираном новой конституции объявляется всенародным праздником и выходным днем. Тут и к гадалке не ходи – 22 апреля впредь станет в России регулярным выходным днем. Но это все так, к слову. Речь совсем не об этом, а о том, почему так срочно стали менять конституцию.

Там все очень интересно и, на первый взгляд, за кремлевскими стенами какая-то сложная комбинация задумана для сохранения и упрочения власти Путина. И лучшие аналитики всех полушарий сошлись в том, что Путин торопится, потому что его рейтинг падает. Как будто кому-то в России позволено замерять этот рейтинг или даже знать, что это такое. Некоторые, самые смелые, шепотом стали говорить, что всероссийский мачо смертельно болен, потому и торопится. Такое объяснение очень нравится народу и до смерти пугает придворную челядь.

Во всех вариантах, как ни крути, звучит мотив тревоги за будущее. Будущее власти Путина, его режима, его мировых амбиций.

Почти угадали, но неточно. Все стало понятным, когда свой вердикт вынес Апелляционный суд Гааги. Суд обязал Россию выплатить $50 млрд. по иску бывших акционеров компании ЮКОС. Не будем вдаваться в подробности этой судебной тяжбы, она тянется уже много лет, но сейчас выходит на финишную прямую. Россия будет обжаловать решение Апелляционного суда в Верховном суде Нидерландов и, если проиграет, то уже лишится возможности что-то доказать в правовом поле и должна будет по иску заплатить. А то, что проиграет, можно не сомневаться. Эти крючкотворы из гаагского суда разобрались не только с юридической, но и с политической составляющей дела и вынесли вердикт, что в начале 2000-х в России велась полномасштабная атака на компанию ЮКОС, нацеленная на то, чтобы обанкротить ее, забрать активы и убрать главу Михаила Ходорковского (Khodorkovsky) из политики. Тут оспаривай, не оспаривай – результат предсказуем.

Так вот, именно это обстоятельство вызвало торопливость Путина. Поправки в конституцию ведь предусматривают отказ от примата международного права. Проще говоря, узаконивают любой внутренний криминал, хоть политический, хоть экономический. Многие подумали, что такие поправки нужны для того, чтобы узаконить нарушение прав человека в России, лишить диссидентов международной защиты. Отчасти да, но на права человека Путин плевал. Они не имеют материальной составляющей, о чем он успешно рассказывает своим западным собеседникам, рисуя перспективы офшорного сотрудничества. Другое дело – денежные иски. Сумма большая. Укравшая активы ЮКОСа “Роснефть” дорога и сердцу, и карману правителя, потому нужно было срочно принимать меры.

Вот и появились поспешные поправки к конституции, которые будут приняты раньше, чем закончится рассмотрение жалобы России на положительное для ЮКОСа решение гаагского суда. Поправки примут, вернее, впишут, Россия выйдет из-под международной юрисдикции и будет поплевывать на любые международные вердикты. Причем делать это будет избирательно: где-то соглашаться, где-то возражать, даже признавать какие-нибудь мелкие огрехи сможет, но по делу Ходорковского-ЮКОСа не признает никаких международных оценок.

На мой взгляд, это наиболее правдоподобное объяснение поспешности Путина, устроившего государственный переворот, чтобы не платить по счетам.

Провернув все задуманное, он просто скажет в ответ на очередной международный иск – “нещитово”. А такого Запад даже перевести не сможет.

Надо бы уже понять, что разговаривать с Путиным и ему подобными на каком-то корректном международном языке – дело бесперспективное и проигрышное. Стоит подумать об организации международного форума на тему “Как базарить с гопниками”.

Польза будет, зуб даю.

Андрей Санников