Трамп убирает дерьмо за Обамой и Байденом

Ядерное соглашение с Ираном было катастрофой. Несмотря на неоднократные заявления Обамы о том, что сделка помешает Ирану получить ядерное оружие, Иран никогда не воспринимал ее таким образом. “Мы не согласились что-либо демонтировать”, заявил CNN министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф в январе 2014-го года, когда еще шли переговоры. Зариф также заявил, что Обама исказил цель сделки. «Белый дом пытается изобразить ее как демонтаж ядерной программы Ирана. Они используют это слово снова и снова», сказал Зариф на Всемирном экономическом форуме в Давосе. Президент Ирана Хасан Рухани даже похвастался, что «мировые державы уступили воле иранского народа».

Когда сделка, наконец, стала официальной, мы получили соглашение, которое Иран никогда не намеревался соблюдать, и которое в любом случае было неосуществимым, и тем не менее Иран извлек огромную выгоду за счет безопасности Соединенных Штатов и наших союзников на Ближнем Востоке. Сделка отменила экономические санкции, освободив таким образом 150 миллиардов долларов нового капитала, что, как согласился даже госсекретарь Обамы Джон Керри, могло способствовать военной и террористической деятельности. «Я думаю, что часть [денег] попадет в руки КСИР или других организаций, некоторые из них считаются террористическими», сказал Керри в 2016-м году.

Сам Обама признал, что его заветная ядерная сделка не помешает Ирану получить ядерное оружие. Иран отказался от ядерных инспекций на военных объектах, несмотря на то, что советник Обамы Бен Родс пообещал, что они могут быть проведены «где угодно и когда угодно». К сентябрю 2019-го года иранцы уже использовали передовые центрифуги, специально запрещенные ядерной сделкой и способные обогащать уран до оружейного качества.

Оппозиция иранской ядерной сделке была двухпартийной. Чак Шумер выступил против, утверждая, что Иран «сможет достичь двойной цели – избавиться от санкций, сохраняя при этом свою ядерную и неядерную мощь». Это редкий случай, когда я был действительно с ним согласен.

Хотя Иран отказался выполнять обязательства по соглашению, он получил доступ к финансовой системе Америки и огромному количеству денег американских налогоплательщиков, в том числе к 400-миллионному выкупу наличными, полученному в обмен на четырех американских заложников. Предоставив Ирану тонны денег для облегчения санкций, Обама признавал, что эти деньги, скорее всего, пойдут на пользу их военным. «Это не означает, что снятие санкций не принесет никакой пользы иранским военным. Давайте признаем, что часть этих денег пойдет на деятельность, против которой мы возражаем», сказал он.

Привлечение Ирана к ответственности никогда не было частью внешней политики Обамы-Байдена, в отличие от умиротворения. Когда в 2011-м году силы “Кудс” Сулеймани попытались взорвать ресторан в Вашингтоне, администрация ничего не предприняла. Бывший министр обороны Джеймс Мэттис разъяснил в своих мемуарах:

Если бы бомба взорвалась, те, кто находился в ресторане и на улице, были бы разорваны на части, кровь стекала бы по канализационным стокам. Это было бы худшее нападение на нас с 11-го сентября. Я чувствовал, что только впечатление Ирана о бессилии Америки могло привести его к риску такой акции в паре миль от Белого дома. Если бы не одна фундаментальная ошибка – террористы наняли тайного агента DEA в попытке переправить бомбу – иранцы могли бы осуществить это разрушительное нападение.

Мэттис пришел к выводу, что неспособность ответить побудит Иран «бросить нам вызов в будущем», что тот и сделал.

В то время, как Байден присоединился к хору демократов, осуждающих Трампа за удар, от которого погиб Сулеймани, Джей Джонсон, министр национальной безопасности при Обаме и Байдене, заявил, что Сулеймани «был законной военной целью. Президент с его конституционной властью в качестве главнокомандующего имел достаточно юридических полномочий, чтобы его убрать”.

Годы умиротворения при Обаме-Байдене привели к нынешней ситуации с Ираном. Обама позволил Ирану избегать ответственности в течение многих лет, потому что он отчаянно пытался заключить с ними ядерную сделку, которая была неосуществима, и которая не сделала ничего, чтобы помешать Ирану достичь своей цели: разработать ядерное оружие.

Ответ Трампа был неизбежен и необходим, чтобы показать Ирану, что дни умиротворения Обамы-Байдена прошли, а дни подотчетности вернулись.

Мой перевод из Iran Was Obama and Biden’s Mess, Trump Is Cleaning It Up.

Можно еще напомнить, что это не было настоящим международным соглашением. Обама даже не пытался ратифицировать его в Конгрессе, понимая, что шансов нет. Т.е. полтораста миллиардов он подарил Ирану под филькину грамоту…

Игорь Питерский
Источник