Трамп провел телевстречу с избирателями вместо традиционных теледебатов

Встреча Трампа с избирателями прошла в Майами на открытом воздухе. Модерировала общение Трампа с избирателями ведущая Саванна Гутри. В отличие от традиционных дебатов, в этот раз победителя решили определить по численности телеаудитории. Ранее Дональд Трамп отказался проводить вторые дебаты с Байденом в виртуальном формате. На этом настаивала организационная комиссия.

Саванна Гатри: Итак, леди и джентльмены, у нас небольшие технические неполадки. Мы очень рады видеть вас здесь сегодня вечером. Сегодня нам оказал большую честь наш президент Дональд Трамп, который появится прямо сейчас. До прямого эфира осталось около 30 секунд, то есть все начнется вовремя.

Сегодня на арене Дональд Трамп. Это его первое выступление в прайм-тайм, с тех пор как он заболел коронавирусом.

Дональд Трамп: Я отлично себя чувствую. Не знаю, как вы. Как вы все себя чувствуете?

Саванна Гатри: Поскольку дебаты, намеченные на сегодня, были отменены, президент ответит на наши вопросы в прямом эфире и услышит, что избиратели в колеблющемся штате Флорида говорят о своих проблемах.

Дональд Трамп: Я счастлив вернуться в свой родной штат, во Флориду, чтобы официально возобновить предвыборную кампанию.

Саванна Гатри: До выборов всего 19 дней, и президент изложит свою позицию.

Дональд Трамп: Моя цель — бороться за вас и за ваши семьи.

Саванна Гатри: Добрый вечер! Мы рады, что вы к нам присоединились, и добро пожаловать в Майами, на встречу президента Дональда Трампа с избирателями. Мы сразу хотели бы сказать, что сегодня все проходит не так, как было запланировано. Сегодня должны были состояться дебаты с участием Дональда Трампа и Джо Байдена. Но после того как президент заразился covid-19, комиссия по дебатам объявила, что по санитарным соображениям дебаты пройдут в виртуальном формате. Затем президент заявил, что не станет участвовать в виртуальных дебатах. В тот момент Джо Байден назначил на сегодняшний день встречу с избирателями в Пенсильвании, которую транслирует другой телеканал. Президент сделал то же самое, и он проводит собственную встречу с избирателями в таком же формате и в то же время, что и Джо Байден. Итак, сегодня вечером двое кандидатов вступают в противоборство друг с другом — хотя и не лицом к лицу, — находясь в двух ключевых колеблющихся штатах.

Сегодня вечером президент будет отвечать на вопросы избирателей здесь, в Майами. Мы должны отметить, что избиратели соблюдают социальную дистанцию и что все они в масках. Мне хотелось бы сказать, что сегодня аудитория здесь немного похожа на Америку в целом — такая же разобщенная. Некоторые из присутствующих здесь голосовали за президента в 2016 году и планируют снова это сделать, другие поддерживают Байдена, а кто-то говорит, что пока не определился. Мы будем задавать вопросы по самым разным темам, и очень скоро мы перейдем к этим вопросам. Но для начала — добро пожаловать, господин президент, я благодарю вас за то, что вы сегодня с нами.

Дональд Трамп: Должен сказать, вы очень хорошо все рассказали. Отличная работа.

Саванна Гатри: Благодарю. Мы рады, что вы здесь, рады, что вы поправились. Передавайте наши наилучшие пожелания первой леди и Бэррону.

Дональд Трамп: Спасибо, спасибо.

Саванна Гатри: У вас есть какие-то остаточные симптомы covid-19?

Дональд Трамп: Ничего такого, я отлично себя чувствую. Сегодня я был в Северной Каролине и провел там огромный митинг, на который пришло очень много народу. Я чувствую себя по-настоящему хорошо. Флорида, Пенсильвания, они… Мне сказали: «Нужно ехать в больницу». А я ответил: «Хорошо. Я сделаю так, как вы скажете». И мы поехали в [медицинский центр] Уолтера Рида, где работают великолепные профессионалы. Они дали мне «Регенерон» и «Ремдесивир». Все, что я знаю, — на следующий день я чувствовал себя хорошо. По-настоящему хорошо.

Саванна Гатри: Врачи говорили вам, что на снимках ваших легких видели признаки пневмонии?

Дональд Трамп: Нет, но они сказали, что в легких есть небольшие изменения, что они, возможно, немного заражены…

Саванна Гатри: Заражены чем?

Дональд Трамп: Я не знаю. Я не задавал много вопросов. Я действительно чувствовал себя хорошо. У меня не было каких-то особых проблем с легкими. Немного поднялась температура. Конечно, я почувствовал, что что-то не так, а потом мне сделали тест, и он оказался положительным.

Саванна Гатри: Давайте поговорим о тестировании, потому что, как мне кажется, в этом вопросе есть некоторая путаница. Думаю, нам удастся все прояснить.

Дональд Трамп: Да, такого быть не должно.

Саванна Гатри: Ваш первый положительный тест был от 1 октября, верно? Когда вы получили последний отрицательный тест? Вы помните, когда получили последний отрицательный тест?

Дональд Трамп: Я делал много тестов, и могу вам сказать, что перед дебатами, которые, считаю, прошли очень хорошо, я чувствовал себя фантастически. Ранее у меня не было проблем.

Саванна Гатри: Вы сдавали тест в день дебатов?

Дональд Трамп: Не знаю, я этого не помню. Я постоянно сдаю тесты. Но вот что могу сказать: после дебатов, кажется, спустя день или около того, то есть это был вечер четверга [1 октября], может быть, даже поздний вечер четверга, у меня оказался положительный тест. Именно тогда я впервые узнал об этом.

Саванна Гатри: Возвращаясь к дебатам, поскольку, согласно правилам комиссии по дебатам, — в данном случае полагаются на честность…

Дональд Трамп: Верно.

Саванна Гатри: Правила требуют, чтобы вы приходили с отрицательным тестом. Вы говорите, что не помните, делали ли тест в день дебатов?

Дональд Трамп: Здесь нет никакой проблемы. Повторюсь: это делают врачи. Я их не спрашиваю. Я постоянно сдаю тесты. А они…

Саванна Гатри: Вы сдавали тест в день дебатов?

Дональд Трамп: Если вы спросите врачей, они вам дадут точный ответ. У меня берут анализ, и я ухожу, возвращаюсь к своей работе.

Саванна Гатри: Итак, вы сдавали тест в день дебатов — полагаю, таков ваш ответ?

Дональд Трамп: Вероятно, сдавал. И я сдавал тест за день до дебатов, и еще за день. Я всегда был в хорошей форме, и я отлично себя чувствовал перед дебатами. И только после дебатов, спустя какое-то время, я сказал: «Интересно». У меня взяли анализ, и он оказался положительным.

Саванна Гатри: Подведем итог: вы сдаете тесты каждый день?

Дональд Трамп: Нет, нет, но я часто сдаю тесты.

Саванна Гатри: Хорошо. То есть вы не знаете, сдавали ли вы тест в день дебатов?

Дональд Трамп: Вероятно, сдавал, а может быть, и нет. Но у моего врача есть очень точная информация, и я говорю не только об одном враче, я говорю о множестве врачей. Если вы президент, вас окружает множество врачей. Но я был в отличной форме перед дебатами. И лишь спустя некоторое время после дебатов у меня оказался положительный тест. Тогда они решили, что нужно ехать [в больницу].

Саванна Гатри: Хорошо. Надеюсь, мне удалось внести ясность. Давайте поговорим о мероприятии, которое состоялось с Белом доме в субботу [26 сентября] — до того как вы получили положительный тест. Позже у 13 человек, присутствовавших на том мероприятии, были выявлены положительные тесты. Там был прием на открытом воздухе — мы видели фотографии. И был прием в помещении. На участниках мероприятия не было масок. Мой вопрос к вам заключается в следующем: на этом этапе пандемии, зная все, что мы уже знаем, разве вы не понимали, к чему это может привести? Разве Белому дому не следовало отказаться от проведения подобного мероприятия?

Дональд Трамп: В Белом доме проводят много тестов. Тесты проходят все, включая меня, их проходят все. А потом что-то происходит. Что касается масок, я не против. Я не возражаю против масок. Я говорю людям: носите маски. Но на днях прозвучало заявление, что 85% людей, которые носят маски, заражаются. То есть это очень…

Саванна Гатри: Такой информации не было. Я ознакомилась с результатами того исследования.

Дональд Трамп: Это то, что я слышал и видел. Тем не менее всем делают тесты, и часто. Кроме того, я же президент. Я должен встречаться с людьми. Я не могу прятаться в подвале. Я не могу закрыться в кабинете. Я должен оставаться на виду.

Саванна Гатри: Но вы же видите людей в масках, верно?

Дональд Трамп: Конечно, но те, кто носит маски, постоянно заражаются. Посмотрите на губернатора Вирджинии: он всегда носил маску. Посмотрите на Тома Тиллиса (Thom Tillis) — отличный парень — он всегда носил маску. Но они заразились.

Саванна Гатри: Есть фотографии, на которых Том Тиллис позирует с одним из детей судьи Барретт, и на нем нет маски. И вы же знаете Криса Кристи (Chris Christie), он участвовал в подготовке к вашим дебатам.

Дональд Трамп: Верно.

Саванна Гатри: Полагаю, он присутствовал на том мероприятии. Сегодня вечером он появился, и он был болен, тяжело болен. Он провел в больнице около недели.

Дональд Трамп: Да, я знаю.

Саванна Гатри: Сегодня вечером он появился и сказал: «Я был неправ, что не носил маску».

Дональд Трамп: Послушайте, он должен был так сказать. Я думаю, что это замечательно. Он мой друг. Он хороший человек. Прав он или неправ, вы должны понять, что, будучи президентом, я не могу на весь следующий год закрыться в кабинете где-то далеко и ничего не делать. И каждый раз, когда я выхожу к людям… Я был с родителями наших павших героев. Это самые невероятные люди. Они подходят ко мне, они хотят меня обнять, они прикасаются ко мне, и, позвольте мне быть с вами откровенным, я не буду запрещать им это делать.

Саванна Гатри: На следующий день после мероприятия, посвященного Верховному суду, состоялось мероприятие с участием семей Золотой звезды.

Дональд Трамп: Все верно. Мы провели мероприятие с семьями Золотой звезды, где были самые невероятные люди, которых я когда-либо встречал. Я мог бы принять решение не разговаривать с ними или держаться от всех на расстоянии. И знаете, что? Не думаю, что я заразился там, хотя такое могло случиться.

Саванна Гатри: Отмечу, что вы сами подняли эту тему. Скажите, неужели вы пытаетесь сказать, что… Вы считаете, что семья какого-нибудь солдата, оплакивающая его гибель, могла заразить вас covid-19?

Дональд Трамп: Нет. Я не знаю, где я заразился. И вы не знаете, откуда это могло прийти. Врачи тоже не знают, откуда это взялось. Но как президент я должен быть среди людей. Я также знаю…

Саванна Гатри: Никто не говорит, что вам нельзя находиться среди людей. Речь идет о том, чтобы носить маску — к примеру, на митингах.

Дональд Трамп: Я знаю.

Саванна Гатри: На ваших митингах ношение масок необязательно.

Дональд Трамп: Послушайте, вспомним Камалу. Она сейчас общается с людьми, а люди болеют, и я ее не виню. Я не говорю: «Ах, она поступила ужасно». Как президент я должен быть среди людей. Я не могу спрятаться в подвале. Я не могу закрыться в какой-нибудь красивой комнате в Белом доме. И я хочу встречаться с семьями Золотой звезды, я хочу всех видеть. Кроме того, я всегда говорю людям, что это рискованно. Так поступать рискованно.

Саванна Гатри: Как президент вы правы. Вы хотите быть лидером. Но как лидер вы подаете людям пример. И, если вы не надеваете маску, когда ваша администрация говорит, что носить маски сейчас необходимо, — конечно, это не обеспечит полную защиту, но…

Дональд Трамп: Но множество людей заражаются. Многие люди заражаются этой болезнью, которой нас наградил Китай. Этого не должно было случиться. Но многие сейчас заражаются этой болезнью. Послушайте, я никого не обвиняю. Все усердно работают, чтобы избавить от этого страну, избавить от этого весь мир. Посмотрите, что происходит в Европе: огромный рост заболеваемости. Они проделали отличную работу, но посмотрите на Соединенное Королевство, посмотрите на Испанию, Францию, Италию. Там везде огромный рост заболеваемости.

Саванна Гатри: Но у нас смертность выше, чем… не в Испании, конечно, но в других названных вами странах.

Дональд Трамп: У меня с собой есть кое-что, что говорит об обратном.

Саванна Гатри: У меня тоже.

Дональд Трамп: В Соединенном Королевстве зафиксирован рост на 2500%. Я знал, что вы так сделаете. Я вас очень хорошо знаю. В Соединенном Королевстве рост на 2500%. В Евросоюзе зафиксирован рост на 722%. А в Соединенных Штатах — снижение на 21%.

Саванна Гатри: Но наш уровень смертности на душу населения один из самых высоких в…

Дональд Трамп: Избыточная смертность.

Саванна Гатри: Прошу прощения?

Дональд Трамп: Избыточная смертность. Мы стали победителями по показателям избыточной смертности. Но то, что мы сделали, поразительно. Мы проделали поразительную работу. Мы уже близки к успеху, у нас скоро появятся вакцины, у нас скоро появятся методы лечения. И скажу вам кое-что. Когда я заразился, у меня был выбор. Не делать ничего или воспользоваться лекарствами, которые мы еще изучаем, — в данном случае «Регенероном». Компания Eli Lilly занимается созданием лекарств, которые должны быть просто невероятными. Думаю, вполне могло случиться так, что сейчас я не вел бы с вами эту дискуссию. Сейчас у нас есть методы лечения и лекарства — у нас есть совершенно потрясающее лечение, Саванна.

Саванна Гатри: Я хотела бы остановиться на том, что вы только что сказали. Вы сказали, что мы уже близки к успеху.

Дональд Трамп: Да, я считаю, что мы близки к успеху.

Саванна Гатри: Примерно 10% населения Соединенных Штатов уже переболели или болеют covid-19. Это значит, что 80-90%, 90% — давайте точно посчитаем — все еще рискуют заразиться.

Дональд Трамп: Да, все верно.

Саванна Гатри: В последнее время звучат сообщения — в том числе со стороны Белого дома, — что он поддерживает идею так называемого коллективного иммунитета. Фактически речь идет о том, чтобы позволить молодым людям и вообще всем переболеть. При этом нужно попытаться защитить пожилых людей и людей с хроническими заболеваниями. Со временем коллективный иммунитет достигнет определенного уровня, и все мы будем защищены.

Дональд Трамп: Да.

Саванна Гатри: Итак, давайте проясним ситуацию. Такой подход повлечет за собой рост смертности. Вы поддерживаете стратегию формирования коллективного иммунитета? То есть людям просто нужно переболеть?

Дональд Трамп: Лечение не должно быть опаснее самого заболевания. Мы все сделали правильно. Ожидалось, что мы потеряем 2,2 миллиона человек или даже еще больше. Мы потеряли 210 тысяч человек. Даже один человек — это очень много, и такого вообще не должно было случиться, но из-за Китая случилось. Это произошло из-за Китая. И вы должны это понимать. Но этого не должно было произойти. Однако ожидалось, что мы потеряем — если вы посмотрите на первые прогнозы первых врачей, которые пользуются всеобщим уважением, — 2,2 миллиона человек.

Саванна Гатри: Но эти 2 миллиона — это число людей, которых мы потеряли бы, если бы вы вообще ничего не делали.

Дональд Трамп: Мы спасли 2 миллиона человек.

Саванна Гатри: Мы потеряли бы 2 миллиона, если бы вы вообще ничего не делали, — тогда было бы 2 миллиона. Вопрос в том, могли ли показатели смертности быть лучше, чем 200 тысяч, если бы…

Дональд Трамп: Я не знаю. Позвольте мне рассказать, что происходит. Я уехал из Северной Каролины, которую я люблю. Я уехал из Пенсильвании. Мы одержали серьезную победу в Мичигане, потому что губернатор ввела локдаун, в условиях которого никто, кроме ее мужа, ничего не мог делать. Он мог кататься на лодке и делать все, что ему хочется, а остальные не могли. Суть в том, что мы во всех этих случаях одерживаем победу, потому что то, что они делают, противоречит конституции. И, думаю, они делают это по политическим причинам. Суть в том, что нельзя допустить, чтобы это локдауны продолжались. И я считаю, что 4 ноября все эти губернаторы…

Посмотрите, что происходит в Нью-Йорке. В Нью-Йорке полнейший бардак. Он потеряли почти 40 тысяч человек. Там такой локдаун, которого вы еще не видели. А теперь они открылись, и он стал похож на город-призрак. И, Саванна, это очень важно. Люди уезжают из Нью-Йорка тысячами, и его будет очень трудно восстановить. Поэтому это средство, это так называемое лечение, о котором вы говорите, не может быть хуже самой проблемы. Эта проблема серьезная.

Саванна Гатри: У нас есть еще несколько вопросов.

Дональд Трамп: Эта проблема — серьезная проблема.

Саванна Гатри: У нас есть еще вопросы о covid-19…

Дональд Трамп: Хорошо.

Саванна Гатри: …итак, давайте сменим тему ненадолго. Как уже было сказано, прямо сейчас мы должны были следить за вашими дебатами. Мы этого не делаем, поэтому давайте попробуем прояснить некоторые вопросы, которые остались с прошлых дебатов. Вас напрямую попросили осудить идею белого шовинизма. В тот момент вы этого не сделали. Вы стали задавать уточняющие вопросы: «Кто именно?» Спустя пару дней, в другом шоу…

Дональд Трамп: Ох, вы всегда так делаете.

Саванна Гатри: …вы все же осудили идею белого шовинизма.

Дональд Трамп: Нет, вы всегда так делаете.

Саванна Гатри: Мой вопрос к вам…

Дональд Трамп: Вы это со мной делали, и все…

Саванна Гатри: …почему это выглядит так, будто…

Дональд Трамп: Я осуждаю идею превосходства белой расы. Довольны?

Саванна Гатри: Спустя два дня.

Дональд Трамп: Я уже много лет осуждаю идею белого шовинизма, но вы всегда так делаете. Вы всегда начинаете с этого вопроса. Вы не спросили Джо Байдена, осуждает ли он Антифа. Я смотрел то же самое шоу с его участием и ведущим Лестером Холтом, который задавал ему такие вопросы, будто Байден — ребенок.

Саванна Гатри: Все это больше похоже на какую-то попытку уклониться.

Дональд Трамп: Хорошо, вы готовы? Подождите. Вы меня слушаете? Я осуждаю идею белого шовинизма.

Саванна Гатри: Хорошо.

Дональд Трамп: Каков ваш следующий вопрос?

Саванна Гатри: Иногда кажется, что вы сомневаетесь, как будто выжидаете.

Дональд Трамп: Сомневаюсь? Ну вот, опять. Каждый раз… Мои люди меня предупреждали: «Уверен, они зададут вам вопрос о белом супрематизме». Я осуждаю белый шовинизм.

Саванна Гатри: Понятно.

Дональд Трамп: И, честно говоря, хотите кое-что узнать? Я осуждаю Антифа, и я осуждаю всех этих левых, которые жгут наши города, которыми управляют демократы, не понимающие, что творят…

Саванна Гатри: Хорошо. Позвольте мне задать вам вопрос о QAnon. Речь идет о конспирологической теории, согласно которой демократы — это объединение жестоких педофилов, а вы выступаете в роли спасителя. Итак, можете ли вы сейчас раз и навсегда заявить, что это совершеннейшая неправда, и…

Дональд Трамп: Я знаю…

Саванна Гатри: …и опровергнуть теорию о QAnon…

Дональд Трамп: Да.

Саванна Гатри: …во всей полноте?

Дональд Трамп: Я ничего не знаю о QAnon.

Саванна Гатри: Я только что вам рассказала.

Дональд Трамп: Я знаю очень мало. Вы мне рассказали, но, если вы мне что-то рассказываете, это не обязательно становится фактом. Мне неприятно это говорить. Я ничего об этом не знаю. Я знаю, что они решительно против педофилии. Они всерьез с ней борются. Но я ничего об этом не знаю. Если вы хотите, чтобы я…

Саванна Гатри: Говорят, что это сатанинский культ, которым управляет глубинное государство.

Дональд Трамп: …если вы хотите, чтобы я изучил этот вопрос. Я скажу вам, что я об этом знаю. Я знаю Антифа, я знаю радикальных левых, и я знаю, насколько они сейчас агрессивны и озлоблены. Я знаю, как они сжигают города, которыми управляют демократы, а не республиканцы.

Саванна Гатри: Сенатор-республиканец Бен Сасс сказал, цитирую: «QAnon — психи, а настоящие лидеры называют теории заговора теориями заговора».

Дональд Трамп: Возможно, он прав.

Саванна Гатри: Почему бы просто не сказать, что это безумие и неправда?

Дональд Трамп: Можно я буду с вами откровенен? Вероятно, он прав. Я просто ничего не знаю о QAnon.

Саванна Гатри: Вы знаете.

Дональд Трамп: Не знаю. Нет, не знаю. Это вы мне рассказали.

Саванна Гатри: Позвольте мне задать вам другой вопрос.

Дональд Трамп: Давайте напрасно потратим все наше время. Вы начинаете с белого шовинизма. Я осуждаю его. Потом вы поднимаете какую-то другую тему. Поехали. Продолжайте и дальше задавать мне эти вопросы. Но позвольте мне…

Саванна Гатри: Хорошо, у меня есть еще один вопрос в связи с этим.

Дональд Трамп: …только позвольте мне сказать. Что я действительно слышу об этом — это что они решительно выступают против педофилии. И с этим я согласен. С чем я не согласен…

Саванна Гатри: Понятно.

Дональд Трамп: …и я решительно с этим не согласен.

Саванна Гатри: Но сатанинского культа педофилов, управляемого…

Дональд Трамп: Я понятия не имею. Я ничего о них не знаю.

Саванна Гатри: Вы этого не знаете? Хорошо.

Дональд Трамп: Нет, я этого не знаю.

Саванна Гатри: Только на этой неделе вы…

Дональд Трамп: И вы тоже об этом ничего не знаете.

Саванна Гатри: Хорошо. На этой неделе вы ретвитнули…

Дональд Трамп: Почему вы не спрашиваете меня об Антифа? Почему вы не спрашиваете меня о леворадикалах?

Саванна Гатри: Потому что вы только что вызвались это сделать.

Дональд Трамп: Но почему вы не спрашиваете Джо Байдена, не задаете ему вопросов насчет того, почему он не осуждает движение Антифа? Почему Байден говорит, что Антифа не существует?

Саванна Гатри: Потому что вы здесь, передо мной, а он нет.

Дональд Трамп: Нет, Антифа — это серьезно, тут вы меня простите, хоть вы и очаровательны. Антифа — это реальность. Они злобны и применяют насилие. Они убивают людей и сжигают наши города. И так получилось, что они-то и есть левые радикалы.

Саванна Гатри: Но буквально на этой неделе вы ретвитнули всем вашим 87 подписчикам в Твиттере одну известную теорию заговора. Якобы Байден инсценировал атаку американских морских пехотинцев (знаменитых «морских котиков», уничтоживших в Пакистане в 2011 году террориста Осаму бен Ладена — прим. ред.). Якобы во время этой атаки бен Ладен не был убит (погиб его двойник — прим. ред.). Зачем вы посылаете такую ложь людям которые читают вас в Твиттере?

Дональд Трамп: Я ничего не знаю об этом.

Саванна Гатри: Но вы это ретвитнули.

Дональд Трамп: Так я просто передал людям мнение другого человека, не мое. И это был всего лишь ретвит. На этом я оставляю эту тему: люди могут сами решать, верить этой информации или нет. Я не занимаю никакую позицию.

Саванна Гатри: Мне что-то непонятно. Вы ведь президент. Вы не просто чей-то сумасшедший дядюшка, который может что угодно кому угодно передавать по цепочке…

Дональд Трамп: Нет, нет, нет. Это был ретвит. Я много какие вещи в Твиттере рассылаю своим подписчикам. Вы понимаете, честно говоря, нынешние наши СМИ такие лживые и такие коррумпированные, что без социальных сетей мне просто никуда. Я даже не называю это Твиттером, я называю это социальными сетями в целом. Понимаете, без них меня бы вообще не слышали. Мне нужен канал для передачи моего слова, и слово мое…

Саванна Гатри: …и слово ваше является неправдой.

Дональд Трамп: …а вы хоть знаете, что за слово я хочу сказать. Вот оно, очень простое: мы строим нашу страну, и она сильнее и лучше, чем когда либо была в истории.

Саванна Гатри: А вот тут стоп!

Дональд Трамп: …и вот наша страна сильнее и лучше становится. Вот это самое и происходит. И все это знают.

Саванна Гатри: Ладно, у нас к вам еще куча вопросов.

Дональд Трамп: А еще знаете, какое слово у меня для вас есть? Мы побеждаем во множестве штатов. И вот увидите, как мы победим.

Саванна Гатри: Ну позвольте мне спросить. Я рада, что вы подняли вопрос о выборах. Множество людей спрашивают: вы признаете свое поражение, если проиграете, вы передадите власть мирно? Вы ведь говорили: «Есть только один вариант нашего поражения на этих выборах: это если выборы будут подтасованы». Но это же просто не так. Любой кандидат может просто проиграть — без всяких подтасовок.

Дональд Трамп: Да, любой кандидат может проиграть. И вы знаете что? Проигрыш или победа — я хочу, чтобы все прошло как надо. Но что я должен думать, когда я вижу тысячи бюллетеней? Бесхозных бюллетеней, которые раздаются миллионами, и тысячи из них оказываются на помойках. И когда вы видите бюллетени с именем Трампа на них — бюллетени, поданные нашими замечательными военными. А их в мусорные ведра выбрасывают!

Саванна Гатри: Мы так можем продолжать всю ночь, но мы этого не сделаем.

Дональд Трамп: Нет, не отрицайте, это происходит каждый день [с бюллетенями].

Саванна Гатри: Да ладно, был один случай в один отдельно взятый день. Вы говорите о 150 миллионах голосов. А ваш собственный директор ФБР говорит: нет фактов, подтверждающих масштабную фальсификацию.

Дональд Трамп: Правда? Ну, тогда директор ФБР плохо работает. Все, что нужно ему сделать, — это просто читать газеты каждое утро. Вот что они пишут. 50 тысяч [бесхозных бюллетеней] в Огайо, в великом штате Огайо. Еще 50 тысяч в другом месте — кажется, в Северной Каролине. 500 тысяч заявок [о досрочном голосовании] в Вирджинии. Нет, нет, это огромная проблема.

А потом вот что. Вот они [демократы, сторонники либеральной политики] говорят о мирной передаче власти. Так они шпионили за моей предвыборной кампанией. И они на этом попались. А шпионили они активно. И пытались свергнуть законно избранного президента. А теперь они, значит, вот как заговорили: «А примете ли вы мирную передачу власти?» Так вот, мой ответ — да! Но я хочу, чтобы эти выборы были честными. И все этого хотят. И что я должен думать, когда я вижу тысячи бюллетеней, выброшенных в мусорный бак, а на этих бюллетенях — мое имя? Да, я не особенно счастлив по этому поводу.

Саванна Гатри: Хорошо, но… Нет же свидетельств широко распространенной подтасовки. А вы, получается, сеете сомнения в нашей демократии.

Дональд Трамп: А можно у вас спросить: как вы вообще можете такое говорить? Вы вообще газеты читаете? Новости смотрите? Я знаю, что вы зачитываете новости на телевидении, но вы само телевидение смотрите?

Саванна Гатри: Да.

Дональд Трамп: Так вот, там каждый день говорят, что выборная система коррумпирована, что она носит мошеннический характер.

Саванна Гатри: И что миллионы бюллетеней, которые обрабатываются сейчас?.. (Имеется в виду система голосования по почте — прим. ред.)

Дональд Трамп: Ну да. И вы можете выиграть эту гонку с преимуществом в один процент. И это возможно [нечестная победа]. Я просто не хочу, чтобы так случилось.

Саванна Гатри: Но это же то же самое, как если бы я пошла играть в теннис с мужем и сказала: «У меня болит коленка, так что если ты выиграешь [ты выиграешь нечестно]».

Дональд Трамп: Да я-то как раз не хочу, чтобы так получилось, Саванна. Я хочу, чтобы все было чисто. Я чувствую, что мы выиграем, но я хочу, чтобы это была чистая победа.

Саванна Гатри: Ладно, давайте перейдем к вопросам.

Дональд Трамп: Но это же просто смешно, что вы и они все — что вы все задаете мне вопросы о мирной передаче власти. И это притом, что я провел три с половиной года, отбиваясь от этих маньяков. А теперь вот что оказывается. Это, оказывается, они, а не я имели связи с Россией. А они меня обвиняли. И вот это ужасно, нечестно.

Саванна Гатри: Ладно.

Дональд Трамп: Так вот, мирная передача власти — я этого хочу. Абсолютно точно хочу. Но в идеале мне ничего не хотелось бы передавать, потому что я хочу победить.

Саванна Гатри: И ваши слова, наверное, кого-то из избирателей успокоят. Но вот и наш первый избиратель. У нас тут хочет задать вопрос Жаклин Луго. У нас, кстати, задающие в этой студии вопросы избиратели ровно поделены. Жаклин голосовала за Клинтон в 2016 году. Она зарегистрирована как независимый избиратель. Жаклин, что бы вы хотели спросить у президента?

Дональд Трамп: Добрый вечер, как поживаете?

Жаклин Луго: Добро пожаловать в Майями.

Дональд Трамп: Спасибо, у вас тут красиво.

Жаклин Луго: Господин президент, если вы знали, что covid-19 так опасен, как вы сообщили Бобу Вудворду в феврале…

Дональд Трамп: Как я что сообщил?

Жаклин Луго: …вы сообщили Бобу Вудворду, что этот вирус переносится по воздуху и что он куда смертоноснее гриппа. Почему вы тогда установили только запрет на транспортные коммуникации с Китаем, а не задействовали другие меры, сокращающие распространение covid-19, ведь вы таким образом спасли бы десятки тысяч жизней американцев?

Дональд Трамп: Ну, ограничения на полеты, как вы знаете, я запретил полеты из Китая рано, очень рано. Джо Байден осознал необходимость этого запрета через два месяца после меня. И он называл меня за это ксенофобом и расистом и всем прочим. А оказалось, что я был на 100% прав. Я потом еще запретил и связи с Европой, и тоже очень рано, потому что было много заражений в Европе. Но спасибо вам за отличный вопрос. Я ценю ваш вопрос, потому что в новости правдивая информация [о моих мерах против коронавируса] просто не проникает. И вот еще что: я наложил запрет на переезды из страны в страну задолго до того, как доктор Фаучи счел такой запрет необходимым. И намного раньше, чем ученые в целом сочли такие ограничения полезными. Я в тот момент был единственным, кто был за запрет. И я этот запрет наложил, несмотря на протесты множества людей, включая Нэнси Пелоси, которой просто было невдомек, что делать. Ну и Байден тоже не понимал.

Когда я наложил запрет на поездки? В январе, в конце января. Когда я наложил запрет на путешествия, Байден и другие сказали: «Это смешно. Так дела не делаются». Но доктор Фаучи сказал потом, что я спас тысячи жизней. Я рано, очень рано наложил запрет.

Саванна Гатри: А можно вас спросить: не просил ли вас ваш советник по национальной безопасности 28 января в Овальном кабинете принять меры предосторожности для всей страны? Не предупреждал ли он вас, что это будет крупнейшая угроза общественному здоровью за все время правления вашей администрации?

Дональд Трамп: Я читал что-то такое. Но он мне этого тогда не говорил.

Саванна Гатри: Он этого не говорил, или вы просто не можете припомнить?

Дональд Трамп: Ну, я читал, что он такое говорил, где-то читал. Может Вудворд это сказал где-то или написал, или еще что-то. Но я сразу знал, что это большая угроза. В то же время я не хотел вызвать панику в стране. Я просто в таких случаях не хочу выходить на публику и говорить: «Все помрут. Просто все!»

Саванна Гатри: А что, никаких компромиссных, средних решений не было? Что, обязательно дезинформировать…

Дональд Трамп: Нет, нет тут никаких умеренных решений. Тут нужно быть защищенным. Вы должны быть бдительны, и вы должны быть умны.

Саванна Гатри: А вот парочка избирателей, которые вам понравятся. Мама и дочка. Мама Барбара голосовала за вас в 2016-м. Она склоняется к тому, чтобы опять за вас проголосовать. А вот дочка, которая как раз в первый раз будет голосовать, симпатизирует Байдену. Представляете, что творится у них иногда за обеденным столом, какие дискуссии?

Дональд Трамп (дочке): Мы вас разагитируем.

Барбара Пенья: Добро пожаловать в Майами, а вот и мой вопрос. Я была среди врачей на переднем крае борьбы с коронавирусом. Но сейчас многие больницы в США проходят через финансовые трудности. И это касается даже тех, кто в красной зоне борьбы с ковидом.

Дональд Трамп: Это правда.

Барбара Пенья: Нас, боровшихся с коронавирусом, по всей стране увольняют, наши зарплаты сокращаются. Это и в других сферах так, особенно страдают гостиницы и индустрия гостеприимства. Так как же вы собираетесь снова запустить экономику США, а также вернуться к норме с пандемией?

Дональд Трамп: Да все это уже делается. Мы только что поставили рекорд: 11 миллионов 400 тысяч рабочих мест. У нас будет феноменально успешный третий квартал, статистику по которому мы представим 1 ноября, как раз перед выборами 3 ноября, на которых победит красная республиканская волна. И у меня, я надеюсь, будет мощное объявление для вас. Вы еще увидите: ВВП у нас будет выше крыши. Рабочие места, недвижимость, строительство — все пойдет вверх. Нам говорили: у вас будет 42-процентная безработица. Но послушайте: опасный грипп не первый раз приходит в нашу страну. Он пришел в прошлый раз более ста лет назад, и тогда тоже были проблемы.

Саванна Гатри: Но я слышала, что безработица уже 20%.

Дональд Трамп: Да ладно, 7,8%. И люди просто не могут поверить, что мы этого добились. Наша экономика будет процветать в следующем году, если только кое-кто не повысит налоги, а это-то они (демократы) и собираются сделать. Это убьет все. А со мной наша экономика в следующем году добьется феноменальных успехов. И вот еще что, Саванна. У нас [перед пандемией] была самая великая экономика в истории нашей страны. И это касается также штата Флорида, где мы сейчас находимся. В Пенсильвании, Огайо, в каждом штате у нас все было в порядке. Правда, нам пришлось ее закрыть, но мы таким образом спасли 2 миллиона жизней. А теперь мы открываемся. У нас спад имеет форму буквы V, и мы сейчас уже прошли низшую точку и стремимся вверх. Мы возвращаемся к норме очень быстро.

Мы помогли больницам, послав им в помощь миллиарды и миллиарды долларов. И сотни миллионов масок и халатов. Мы стали развивать бизнес по производству вентиляторов, потому что наша страна не была оснащена аппаратами для вентиляции легких. И я никого в этом не обвиняю. Но теперь мы делаем тысячи аппаратов ИВЛ, и у нас уже образовался их избыток. Мы посылаем эти аппараты в другие страны, потому что мир в них нуждается. Так что спасибо за отличный вопрос, мы славно поработали.

Дочь Барбары Изабелла Пенья: А вы поменяли свое мнение о том, что маски носить необязательно?

Дональд Трамп: Нет, потому что я не был против ношения масок, у меня с этим все нормально. Но я слышал об этих масках много разной информации. Ну вот я, являясь президентом, получаю такое обслуживание: мне приносят еду. И вот, какой-то чудесный человек мне приносит еду — и при этом он трогает свою маску. Всю ее ощупывает.

И вот он мне приносит тарелку, а я ему говорю: «Я что-то не уверен, что это годится». Так что вот вам пример хороших новостей: я эту еду не съел. Понятно? Я решил это не есть. Это было месяц назад. Так что с масками все противоречиво, разные бывают истории. Иногда это история о том, как маски полезны, и люди их хотят. Иногда — о том, как не хотят. Но вообще я за маски.

Саванна Гатри: Я что-то не поняла, почему разные истории? Все ваши чиновники в области здоровья, вся администрация — они все едины во мнении…

Дональд Трамп: Нет, они не едины.

Саванна Гатри: Вот, пожалуйста, университет штата Вашингтон, это то учреждение, на чьи исследования опирается ваша оперативная межведомственная группа по коронавирусу. Они говорят, что если бы все носили маски, это сразу наполовину снизило бы потери.

Дональд Трамп: Но есть и другие люди, которые не согласны.

Саванна Гатри: 60 тысяч жизней можно было бы спасти. Это что, ничего не значит?

Дональд Трамп: Скотт Аткинс из Стэнфордского университета. Он с вами несогласен.

Саванна Гатри: Он не эксперт по инфекциям, а у вас столько власти, вы могли бы спасти…

Дональд Трамп: Да я за маски!

Саванна Гатри: Так вы могли бы потребовать, чтобы люди носили маски — хотя бы на ваших митингах.

Дональд Трамп: Так я ведь никогда не говорил: «Не носите маски!»

Саванна Гатри: Так надо было сказать: «Ну-ка, быстро все надели маски!» И вы бы спасли жизни!

Дональд Трамп: Ну, вот вы ссылаетесь на университет штата Вашингтон. А есть другие университеты, они по-другому говорят. Доктор Фаучи сперва говорил: «Не носите маски». А потом, я видел доклад, вышедший два дня назад. Там написано, что 85% людей, носящих маски, подхватывают болезнь.

Саванна Гатри: Я видела этот доклад. Он не о проблеме ношения масок. Он по этому вопросу нейтрален.

Дональд Трамп: Саванна, да мы с вами на одной стороне. Я тоже говорю: носите маски. У меня с этим нет проблем.

Саванна Гатри: А теперь еще вопросы. Кристи Алонсо, выходи, Кристи! Она говорит, что склоняется к тому, чтобы поддержать вас, она за вас голосовала в 2016-м. И вот ее вопрос.

Кристи Алонсо: Мы — работающая семья из четырех человек. Мы с мужем оба самозанятые, так что сами платим за медстраховку. А вы знаете: цены на медицинское обслуживание шли вверх десятилетиями. Как вы рассчитываете сделать цены на врачей доступными для американцев?

Дональд Трамп: Мы прекратили программу медицинской реформы, начатую Обамой, потому что по этой программе вам надо заплатить целое состояние за то, чтобы вас оставили в покое и не заставляли покупать плохую страховку. От всего этого мы избавились. Так что благодаря этому мы как всегда защитили народ и срезали цены на медобслуживание. Мы хотим сделать медицину намного менее дорогой, но при этом намного более эффективной — вот куда мы метим. И мы над этим работаем, а тем, кто все-таки воспользовался реформой Обамы, — мы им снижаем издержки. Проблема с обамовской реформой — это то что она никогда не получится на «отлично», а мне нужна медицина на «отлично»! Это важно. Так что спасибо за вопрос, Кристи.

Саванна Гатри: По сути, ваша администрация собирается идти в Верховный суд, чтобы избавиться от остатков реформы Обамы. Вы что же, избавляетесь даже от этой социальной защиты?

Дональд Трамп: …чтобы заменить её намного лучшей охраной здоровья по намного более низкой цене. В любых обстоятельствах мы будем защищать республиканский подход. Мне, похоже, удалось изменить партию за эти несколько лет, но мы не отказываемся и от старых обязательств перед людьми.

Саванна Гатри: Вы эти обязательства и гарантии отменили, но не заменили новыми.

Дональд Трамп: Послушайте, мы должны быть на одной стороне. Я это вам изложу просто. Мы хотим прекратить программу Обамы, но мы при этом хотим заменить ее кое-чем таким, что будет лучше. Мы всегда будем помогать людям по старым обязательствам.

Саванна Гатри: Вопрос от Джо Уайта, он застрял в пробке. Почему бы вам не использовать свое избрание, чтобы дать населению еще одну стимуляционную выплату? Сделать ее целевым бюджетным расходом, направленным на то, чтобы помочь американцам справиться с пандемией?

Дональд Трамп: Ну, мы уже выдали три стимуляционные выплаты и примериваемся к четвертой. Я согласен с Джо Уайтом на 100%, и ему надо голосовать за меня. Проблема вся в Нэнси Пелоси. Ей наплевать на рабочих. Мы, республиканцы, и я лично, — мы все хотим стимула. Республиканцы за него проголосуют. Но проблема в том, что Пелоси не хочет дать этому закону зеленый свет, потому что думает, будто это может помешать ее получить шанс избраться вновь в парламент. Но люди-то знают, что она стоит у нас на пути, она нас не одобряет, не ценит. И она не ценит наших рабочих. А ведь нужно, чтобы Нэнси Пелоси подписала наши законодательные инициативы — иначе они не пройдут.

Саванна Гатри: Вы меняли свою позицию

Дональд Трамп: Да, это правда. А вы знаете, что такое переговоры? Так вот, я менял позицию, потому что я вел переговоры… И вы знаете, против кого я веду переговоры? Против Нэнси Пелоси, потому что она не хочет дать работающим людям деньги. А стимуляционная выплата необходима. Люди не виноваты. Это была вина Китая. И вот она (Пелоси) наказывает весь народ. А я готов подписать большой красивый стимул. Помните, я сказал недавно: «Или играй за золотую медаль, или иди домой» Правильно?

Саванна Гатри: Я об этом и говорила

Дональд Трамп: Я хочу, чтобы он был масштабным. Я хочу, чтобы он был категоричным. Я хочу, чтобы деньги шли напрямую к людям.

Саванна Гатри: Солидарны ли с вами республиканцы в Сенате, они согласуют эти масштабы?

Дональд Трамп: Солидарны. Конечно, согласуют. Они будут весьма активны…

Саванна Гатри: Хорошо, просто пока что они не заявляли о своем согласии.

Дональд Трамп: Я знаю, потому что я не просил их, ведь я не могу уговорить Нэнси Пелоси.

Саванна Гатри: Понятно.

Дональд Трамп: Если мы с Нэнси Пелоси — через моих представителей или напрямую, мне все равно, — придем к соглашению, республиканцы дадут добро.

Саванна Гатри: Хорошо. Наш следующий вопрос поступил от… О, это интересно. Она проголосовала за Клинтон в 2016 году, но недавно перерегистрировалась из демократов в независимые выборщики. По ее словам, она действительно не может определиться. Ее зовут Бекки Лайтман. Здравствуйте, Бекки. Какой у вас вопрос?

Дональд Трамп: Как ваши дела?

Бекки Лайтман: Здравствуйте, прекрасно. А у вас?

Дональд Трамп: Рад вас видеть. Спасибо.

Бекки Лайтман: Я тоже рада вас видеть. Ставки корпоративного налога — очень животрепещущий актуальный вопрос, а вы их сократили. Ваш оппонент Джо Байден планирует снова их повысить. Многие американцы считают, что корпорации не платят свою долю налогов, и хотят, чтобы ставки были повышены. Что вы скажете этим американцам? Как вы объясните им, почему вы настаиваете на снижении корпоративного налога, и как это может им помочь?

Дональд Трамп: Прекрасный вопрос. Мы создали больше рабочих мест, чем когда-либо было в нашей стране. Мы дошли до 160 миллионов рабочих мест. Ничего подобного никогда раньше не бывало. Мы достигли 160 миллионов рабочих мест, компании вливают средства в нашу страну благодаря налоговой ставке, и, если придет Байден и повысит налоги для всех, в том числе подоходные налоги для компаний со средней прибылью, что он и намерен сделать, вы подорвете весь этот процесс. В конечном итоге все закончится такой депрессией, какой вы никогда раньше не видели. Вот что произойдет.

У нас происходят действительно положительные сдвиги. Наше положение укрепляется, потому что мы выстроили очень крепкий фундамент. Компании приезжают к нам. Автомобильные компании перебираются в Мичиган, Огайо, Южную и Северную Каролину уже сегодня, вот что происходит. Они переезжают, потому что мы снизили налоги. Наши налоги, корпоративные налоги, были самыми высокими в мире, а теперь это одна из самых низких ставок в мире. Не самая низкая, но в числе самых низких. А это означает появление рабочих мест. Но мы еще готовим — и приготовили — очень большой пакет подоходного налога для компаний со средней прибылью. Поэтому в случае нашей победы мы введем пакет подоходных налогов для предприятий со средним уровнем доходности. Но это прекрасный вопрос. А если придет Байден и поднимет налоги, все приходящие к нам компании уйдут из США, вы даже оглянуться не успеете. Мы не можем этого допустить. Спасибо.

Саванна Гатри: Что касается налогов, как вам известно, газета «Нью-Йорк таймс» получила, по утверждению редакции, доступ к вашим налоговым декларациям за многие годы. Среди прочего, по их словам, у вас числятся долги приблизительно на 421 миллион долларов, на которые вы дали свои личные обязательства, а их срок подойдет в ближайшие четыре года. Вопрос от избирателей: кому вы задолжали 421 миллион долларов?

Дональд Трамп: Так, во-первых, дайте мне ответить. То, что они сделали, — это незаконно. Это во-первых. И потом, все названные ими цифры — это ошибка. И, чтобы вы понимали, когда у вас много недвижимости, а у меня есть недвижимость, понимаете, много недвижимости. Так? И вот в перспективе еще Дорал, большой проект, огромный. Когда я решил выдвигать свою кандидатуру, у меня, к счастью, был очень незначительный долг. У меня, если сравнивать, очень небольшой процент долга. Фактически часть этого долга связана с услугами, которые я оказывал институтам, предлагавшим мне кредиты. 400 миллионов долларов по сравнению с имеющимися у меня активами, всей моей собственностью по всему миру, в том числе, зданием Банка Америки в Сан-Франциско. Мне не нравится происходящее в Сан-Франциско. Авеню Америк, 1290, — одно из крупнейших офисных зданий.

Саванна Гатри: Правильно ли я вас поняла? Создается впечатление, что вы говорите, будто 400 миллионов долларов — это не так уж и много. Вы подтверждаете, что да, вы задолжали около 400 миллионов долларов?

Дональд Трамп: Я говорю, что это незначительный процент моего капитала.

Саванна Гатри: Похоже на «да».

Дональд Трамп: И вы вскоре это увидите, потому что мы не сидим сложа руки. Мы сдали, кажется, страниц 108-112 финансовой отчетности перед выборами. Это должен делать даже президент, как и любой другой политик. Никто на это вообще не смотрит. А когда смотрят, то видят, какая это невероятная компания, но, что еще более важно, они видят, где этот долг. Нет, я не должен деньги России. Я задолжал весьма, весьма небольшую… Это называется закладная. У людей есть дом, они дают закладную.

Саванна Гатри: Какой-то иностранный банк? Иностранный институт?

Дональд Трамп: Насколько я знаю, нет, но, вероятно, узнаю, потому что это легко решается, и, если уж вам так интересно, я сообщу вам, кому я задолжал, как бы невелика ни была эта сумма. Хочу сказать две вещи. Во-первых, это очень незначительная сумма денег. А во-вторых, там все предельно ясно. Предельно ясно, но это крошечный процент от капитала. Вы слышали слова «незначительный процент долга»?

Саванна Гатри: Да.

Дональд Трамп: Вот у меня крайне незначительный процент долга.

Саванна Гатри: Но вот в чем дело. Вы могли бы прояснить эту ситуацию, просто обнародовав самостоятельно ваши налоговые декларации сегодня же. Вот это остается для меня загадкой. Кажется, люди просто недоумевают, что вы единственный…

Дональд Трамп: Как вы знаете, у меня идут проверки. Оказывается, идут проверки.

Саванна Гатри: Да, но, по заявлению Налогового управления… Вы все же…

Дональд Трамп: Но они же на самом деле… Простите. Нет, нет.

Саванна Гатри: Но, как следует из заявлений Налогового управления, несмотря на это, вы можете опубликовать свои налоговые декларации.

Дональд Трамп: Вы же до этого обвиняли меня в том, что я отказываюсь от проверок.

Саванна Гатри: Я этого не говорила.

Дональд Трамп: Как и другие люди на NBC. А я прохожу проверку.

Саванна Гатри: Да.

Дональд Трамп: Так, с этим мы разобрались. Это хорошо. Ни один человек в трезвом уме не будет публиковать свои налоговые декларации, пока не уладил дела с Налоговым управлением. А я сделаю еще один шаг. Налоговое управление относится ко мне очень плохо. Там работают люди из предыдущих администраций, и они относятся ко мне очень плохо. Но мы проходим проверку. Это очень стандартная во многих отношениях процедура, но мы проходим проверку. Они любят менять правила игры, переигрывать, готовы идти на все. Вы видели, что они сделали с людьми из Движения чаепития. Видели, что они сделали с религиозной группой.

Саванна Гатри: Надо внести ясность: не существует закона или правила, запрещающего вам опубликовать свои налоговые декларации.

Дональд Трамп: Нет, кроме здравого смысла, ума и адвокатов, которые говорят… Потому что я бы очень хотел их обнародовать и, как только мы завершим этот процесс, я с радостью это сделаю, но, если вы идете на выборы и посмотрите, вы увидите 112 — кажется, 112, это отражает прибыль, и она довольно существенна. Это отражает все имущество. У них все указано. Больше и не узнаешь, но знаете, что произошло? Люди поехали туда. Поехали все журналисты. Какое-то столпотворение.

Это было в самом начале, когда я подавал их. А подавал я их каждый год. И обновляю каждый год. Здесь мой сын. Они управляют компанией. А не я.

Саванна Гатри: Там также говорится, что вы заплатили 750 долларов налогов в год вашего избрания. Это правда или нет?

Дональд Трамп: Да, потому что это официальная, предписанная законом сумма. Это по закону.

Саванна Гатри: Но это правда?

Дональд Трамп: Кажется, это регистрационная сумма. Платите 750, это регистрационная плата.

Саванна Гатри: Но это действительно все, что вы заплатили? Потому что большинство присутствующих здесь, вероятно, заплатили больше.

Дональд Трамп: Нет, я не знаю. Вот что я вам могу сказать. Если у них имеются мои налоговые декларации, как вы знаете, они должны отправиться за решетку. Это нелегально. Но их цифры неверны. Но я еще кое-что вам скажу. Я не должен никаких денег никому из этих непонятных людей. Это продолжается уже много лет. Россия, Россия, Россия. Оказалось, что это обман, оказалось, что это Хиллари Клинтон и демократы вели дела с Россией, а вовсе не я. Это все обман. Поэтому я могу прямо сказать, кто это, но это очень маленький…

Если вы посмотрите на огромное количество имеющейся у меня собственности — а это все большие, красивые и хорошо расположенные места — когда вы на них посмотрите, то эта сумма, эти 400 миллионов долларов, покажутся вам просто ерундой. Это очень незначительный процент долга. В нормальных банках это обычный коэффициент. Ничего экстраординарного.

Саванна Гатри: Хорошо, давайте сделаем перерыв. И сразу после него перейдем к новым вопросам выборщиков.

Дональд Трамп: Спасибо. Спасибо.

Саванна Гатри: Мы ведем прямой эфир из Майами с президентом Трампом. Спасибо вам еще раз за то, что пришли к нам…

Дональд Трамп: Спасибо вам.

Саванна Гатри: У нас есть еще один выборщик, Адам Шухер. Он голосовал за Клинтон в 2016 году. Он зарегистрирован как демократ и говорит, что поддерживает Байдена. Адам, ваш вопрос.

Адам Шухер: Спасибо, Саванна. Спасибо, господин президент.

Дональд Трамп: Спасибо, Адам.

Адам Шухер: Четыре года назад руководство Сената заявило о нецелесообразности проталкивания кандидата в год проведения выборов, и все же как раз сегодня было принято поспешное решение выдвинуть вашего кандидата в Верховный суд. Я хочу задать вам следующий вопрос: что вы скажете выборщику, считающему подобные действия лицемерием, из-за которого республиканцам верить нельзя?

Дональд Трамп: Когда меня избрали — а когда выбирают президента, то выбирают его на срок в четыре года… И судья Гинзбург сказала это как нельзя лучше. Кажется, она говорила о президенте Обаме и его сотрудничестве с кем-то еще. Она указала, что президент исполняет свои обязанности четыре года, а не три. И вот в четвертый год, к сожалению, это произошло, а я питаю огромное уважение к судье Гинзбург. Но вот место освободилось, и мы выбрали выдающегося кандидата. Она была несравненной звездой, и я испытываю невероятную гордость. Но, опять же, — много времени. Остается еще много времени. Мы займемся этим перед выборами, но у нас еще остается много времени после выборов. Никаких причин ждать нет, потому что это почти единогласное решение, как мне кажется, разумеется, в пределах Республиканской партии. И, честно говоря, среди большинства демократов за закрытыми дверями тоже, это я вам гарантирую. Это выдающаяся личность. А если посмотреть на эту ситуацию и если бы соотношение сил перевернулось, если бы у них была такая возможность, они бы совершенно точно сделали это. Подобное происходило уже 29 раз. И все 29 раз президент делал ровно то же, что и я.

Саванна Гатри: С точки зрения выборщика я просто скажу, что в 2016 году вы были на другой телепередаче, на утреннем шоу, если говорить точнее, и вам задали вопрос, следует ли президенту Обаме назначить Меррика Гарленда на пост судьи Верховного суда. А вы тогда сказали: «Я думаю, Сенату следует дождаться нового президента и дать возможность ему выбрать кандидата». И это было за восемь месяцев до выборов. А сейчас до выборов остается три недели.

Дональд Трамп: И я очень уважительно отношусь, кстати, к…

Саванна Гатри: Вы изменили позицию по этому вопросу?

Дональд Трамп: Я очень уважительно отношусь к судье Гарленду. Я хотел вам это сказать. Но я также скажу, что положение дел изменилось, когда я увидел, как они отнеслись к судье Кавано. Я никогда не видел, чтобы к кому-либо, а я говорю не только о Верховном судье… Я ни разу в жизни не видел, чтобы к кому-либо относились настолько плохо, выдвигая против человека ложные обвинения и тому подобное. Никогда ничего подобного не наблюдал. И знаете, в чем дело, Саванна? Нравится вам это или нет, но положение дел существенно изменилось. Ни к кому не относились так ужасно, как теперь к судье Кавано.

Саванна Гатри: Вы упомянули, что хотели бы увидеть одобрение кандидатуры Эми Кони Барретт в Верховном суде в случае возникновения каких-либо трудностей в связи с выборами. Вы считаете, что она вынесет вердикт в вашу пользу?

Дональд Трамп: Ну, я думаю, ей придется принять решение. Вряд ли у нее вообще есть какие-то противоречия. Судья Верховного суда не имеет… Они могут принимать собственное решение. У них на самом деле имеются дополнительные полномочия, чтобы принять это решение. Это будет всецело зависеть от нее. Я думаю, что она сможет вынести решение как за меня, так и против меня, не вижу тут никаких противоречий.

У нас на носу выборы. Я думаю, что это самые важные выборы в истории нашей страны. Если вдруг, а вероятно, этого не будет… И я надеюсь, что дело никогда не дойдет до Верховного суда. Но если это произойдет, думаю, она примет то или иное решение. Я так думаю.

Саванна Гатри: Но это решение будет в вашу пользу? Думаете, она вынесет решение в вашу пользу?

Дональд Трамп: Понятия не имею.

Саванна Гатри: Разумеется, она вынесет то или иное решение, но…

Дональд Трамп: Потому что, можете верить или не верить, я никогда ее об этом не просил. Я никогда не говорил об этом. Я не говорил ни о чем очевидном, что можете обсуждать вы. Но, думаю, многие люди в моем положении сделали бы это. Как я понял, поговорив со многими весьма выдающимися людьми, причем теми, кто занимается этим профессионально, по их словам, лучше не говорить. Поэтому я говорил с ней о жизни. Я говорил с ней о делах: «Хотели бы вы сделать это? Стремитесь ли вы сделать то?» Потому что это невероятное бремя. И ответ был: «Да». Она обладает огромной квалификацией, но я никогда не обсуждал с ней всех этих разнообразных вопросов.

Саванна Гатри: Давайте перейдем к нашему следующему выборщику. Она поддерживает вас, господин президент. Она голосовала за вас в 2016 году. Она зарегистрирована как республиканка. Ее зовут Мэрайя Грин. Мэрайя, ваш вопрос?

Дональд Трамп: Большое спасибо.

Мэрайя Грин: Благодарю вас. Добрый вечер, господин президент. Для меня честь находиться здесь с вами сегодня. Спасибо вам. Я принадлежу к поколению миллениалов и выступаю против абортов. Сегодня я хотела бы спросить вас: если решение по делу Роу против Уэйда будет в конечном итоге отменено, какие механизмы защиты будут созданы или сохранены для тех случаев, когда жизнь матери подвергается опасности в связи с осложненной беременностью?

Дональд Трамп: Повторюсь. Я не принимаю подобных решений. Кроме того, дело Роу против Уэйда — это такое дело, о котором многие, несомненно, скажут, что его необходимо с кем-то обсудить. Двое других замечательных судей, судья Горсач и судья Кавано… Я никогда не обсуждал с ними дело Роу против Уэйда. Я никогда не разговаривал с ними об избирательных законах. Я никогда и ничего с ними не обсуждал. И я поступил правильно с моральной точки зрения. Я даже не знаю, как это оценивать с юридической точки зрения, но это было правильно. Думаю, в зависимости от того, что случится с решением по делу Роу против Уэйда, — думаю, возможно, этот вопрос будет направлен отдельным штатам, и штаты сами будут решать. Я также думаю, что, возможно, ничего не случится. Я не разговаривал с ней об этом. Думаю, было бы неуместно говорить с ней об этом. Некоторые могут сказать: «Вы можете об этом поговорить». Я просто считаю, что это было бы неуместно.

Саванна Гатри: Но к чему склоняетесь лично вы? Потому что, понятно, это не та тема, которую вы можете обсуждать с судьей. Но вы хотели бы, чтобы решение по делу Роу против Уэйда было отменено?

Дональд Трамп: Мне хотелось бы, чтобы какой-нибудь блестящий юрист, блестящий человек, который глубоко изучил этот вопрос и который долгое время уклонялся от этой темы, наконец принял решение. Именно поэтому я выбрал ее. Я думаю, она сумеет принять отличное решение. Я не говорил ей, какое решение нужно принять. И, думаю, будет неуместно говорить такое прямо сейчас, потому что я не хочу, чтобы на нее что-либо повлияло. Я хочу, чтобы ее кандидатуру одобрили, а затем я хочу, чтобы она следовала закону. И я знаю, что она примет отличное решение для нашей страны, — вместе с двумя другими судьями, которых я назначил.

Саванна Гатри: Вы позиционируете себя как республиканца, выступающего против абортов. Большинство республиканцев хотели бы, чтобы решение по делу Роу против Уэйда было отменено и чтобы аборты были запрещены.

Дональд Трамп: Многим этого хотелось бы. Возможно, этого хотелось бы большинству. Повторяю вам, я не хочу сейчас делать ничего, что могло бы как-то повлиять на ситуацию. Я не хочу завтра выйти на улицу и услышать: «Он пытается подать ей сигнал». Потому что я с ней об этом не говорил. И я поступил правильно, приняв такое решение. Какие решения она будет принимать, вы, возможно, скоро узнаете. Или, может быть, не узнаете. До этого вообще может не дойти. Посмотрим, что будет дальше.

Саванна Гатри: Хорошо. У нас еще один вопрос. Это Синди Велес (Cindy Velez). Она пока не определилась. Она утверждает, что склоняется к Байдену и что голосовала за Клинтон в 2016 году. Зарегистрирована как демократ. Здравствуйте, Синди. Какой у вас вопрос?

Синди Велес: Добрый вечер, Саванна.

Дональд Трамп: Здравствуйте, Синди. Спасибо.

Синди Велес: Добрый вечер, господин президент.

Дональд Трамп: Большое спасибо.

Синди Велес: Поскольку я мама юноши с темным цветом кожи, у меня есть причины уважать авторитет — не только потому, что это правильно, но и из страха перед тем, что он может стать жертвой стереотипов и что к нему начнут относиться как к преступнику. Будучи работником сферы образования, я неоднократно обсуждала эту тему с учениками старших классов. Господин президент, что вы и ваша администрация будете делать, чтобы лучше подготовить сотрудников правоохранительных органов к работе в сотрудничестве с теми сообществами, чьим интересам они служат, и чтобы защитить жизни невинных чернокожих американцев и латиноамериканцев от жестокости и произвола полицейских?

Дональд Трамп: Я полностью понимаю ваш вопрос, и я тоже видел все то же, что видели вы этим летом. Это было ужасно — было страшно на это смотреть. У нас есть сенатор из Южной Каролины по имени Тим Скотт (Tim Scott). Он выдвинул законопроект, который следовало бы одобрить. Он был потрясающий. Это был законопроект, очень сильный в смысле охраны правопорядка и очень сильный в смысле обеспечения исполнения всего, что необходимо, — исполнения органами охраны правопорядка. А демократы попросту его не поддержали. Они не захотели его поддержать. Не знаю, почему. Потому что это был отличный законопроект. Но я должен сказать следующее. Некоторым не нравится, когда я это говорю, но многие с этим согласны. Я сделал для афроамериканского сообщества больше, чем любой другой президент. За исключением Авраама Линкольна. Реформа системы уголовного правосудия, тюремная реформа, исторически черные колледжи и университеты. Я обеспечил им финансирование.

Они работали от года к году. Их вполне могли заставить уйти с рынка. Как только у нашей страны выдался бы не слишком хороший год, им сказали бы: «Извините, но мы не собираемся вас финансировать». Я обеспечил им финансирование на десять лет. Это даже больше, чем они просили. Я подружился с многими руководителями. Но мы сделали больше… И, конечно же, зоны возможностей. Но, что касается реформы уголовного правосудия, — все говорили, что это невозможно. Президент Обама и Байден даже не пытались провести ее. Они даже не попытались. Но я говорю, и я часто это говорю, — я говорю это вслух, и я очень горжусь этим. И у меня сложились отличные отношения благодаря тому, что я сделал для афроамериканского сообщества. Я очень этим горжусь.

Саванна Гатри: Позвольте перейти к следующему вопросу. С нами сегодня Полетт Дейл, она склоняется к Байдену. В 2016 году она голосовала за Клинтон. Зарегистрирована как республиканка. Поллет, каков ваш вопрос?

Полетт Дейл: Спасибо. Добрый вечер, господин президент.

Дональд Трамп: Спасибо. Большое спасибо.

Полетт Дейл: Должна сказать, у вас потрясающая улыбка.

Дональд Трамп: Я вас понял, спасибо.

Полетт Дейл: Вы такой симпатичный, когда улыбаетесь. Поскольку я дочь иммигрантов, бежавших в Соединенные Штаты из Восточной Европы из-за гонений по религиозным убеждениям, политика Соединенных Штатов в отношении иммигрантов для меня очень личный вопрос.

Дональд Трамп: Понятно.

Полетт Дейл: Исследования показывают, что большинство американцев и большинство республиканцев поддерживают программу «мечтателей». Итак, мой вопрос к вам, господин президент: если вас переизберут на второй срок, вы собираетесь продолжить свои усилия по свертыванию программы DACA [программа «Отложенные меры в отношении детей-иммигрантов»]?

Дональд Трамп: Ну да.

Полетт Дейл: Почему да или почему нет?

Дональд Трамп: Программа DACA — это не совсем то же самое, что концепция «мечтателей». Вы это понимаете, и вы, вероятно, понимаете это лучше, чем кто-либо из присутствующих здесь. Откуда вы, кстати? Из какой страны?

Полетт Дейл: Мои предки были из России и Польши.

Дональд Трамп: Очень хорошо. Понятно. Итак, мы позаботимся о DACA. Мы позаботимся о «мечтателях». Сейчас это работает. Мы ведем переговоры по поводу разных аспектов иммиграции и иммиграционного законодательства. К настоящему моменту мы построили более 400 миль стены на границе, на южной границе. Мексика тесно с нами сотрудничает. Сейчас у нас самая сильная граница, которая когда-либо у нас была. Мы хотим, чтобы люди к нам приезжали. Они должны приезжать на законных основаниях. Но мы усердно работаем над программой DACA. И вы, я думаю, будете очень рады в следующем году.

Полетт Дейл: Благодарю вас.

Дональд Трамп: Потому что я придерживаюсь такого же мнения в этом вопросе, как и вы.

Полетт Дейл: Благодарю вас, господин президент.

Дональд Трамп: Спасибо. Большое спасибо.

Саванна Гатри: Господин президент, на самом деле программа DACA… При вашей администрации новые заявления перестали принимать. На самом деле соискателям по программе DACA теперь приходится продлевать свой статус каждый год вместо одного раза в два года. То есть на самом деле ваша администрация сворачивает программу DACA.

Дональд Трамп: Это из-за пандемии. В области иммиграции многое изменилось. Как вы знаете, в Мексике очень много заболевших. И мы сделали так, чтобы было очень и очень трудно приехать, из-за пандемии — и по другим причинам, в том числе из-за преступности. Но сейчас у нас очень крепкая граница, и мы обязаны сохранить ее такой. Мы хотим, чтобы люди приезжали в нашу страну, но они должны приезжать на основании системы заслуг, и они должны приезжать к нам легально. Люди очень и очень будут этому рады. Вы не услышите никаких жалоб по этому поводу. То, что произошло, произошло из-за пандемии. Мы должны соблюдать предельную осторожность.

Саванна Гатри: Вы обещаете добиться принятия этого законопроекта касательно иммиграции как минимум с июля, когда вы рассказали о нем моему коллеге из телекомпании Telemundo. Но пока ничего не произошло.

Дональд Трамп: Дело в том, что мы избавились от практики «поймал-отпустил», которая была настоящей катастрофой. Вы кого-то ловите. Он даже может быть убийцей. Он может быть насильником, но вы обязаны выпустить его в нашу страну. Вот такие законы я унаследовал. Мы положили конец этой программе. Теперь, я думаю, вы увидите нечто очень и очень хорошее. Все иммигранты… Если вы посмотрите на то, что происходит… Прежде очень много людей приезжало в нашу страну. А в период пандемии, думаю, даже вы, Саванна, будете очень впечатлены тем, что мы сделали.

Саванна Гатри: У нас осталось примерно 30 секунд.

Дональд Трамп: Понятно.

Саванна Гатри: Я думаю о людях, которые сегодня сидят здесь. Среди них есть те, кто вас любит. Некоторые из них сидят прямо здесь. Другие никогда за вас не проголосуют. Но есть еще и те, кто оказался посередине. Есть люди, которые пока не определились с выбором.

Дональд Трамп: Все верно.

Саванна Гатри: Есть люди, которые хотят знать, почему стоит дать вам второй шанс и в чем вы станете лучше в течение второго президентского срока. Осталось 30 секунд. Что бы вы ответили этим людям?

Дональд Трамп: Потому что я проделал отличную работу. У нас самая сильная экономика в мире. Мы справились. Мы уже близки к успеху. Скоро появятся вакцины, и у нас сильная экономика. В плане рабочих мест мы достигли такого уровня, какого никогда прежде не было. Мы восстановили наши вооруженные силы. Мы восстановили наши границы. У нас не было границ. У нас ничего не было. Мы столько всего восстановили. Мы дали вам самое большое снижение налогов в истории нашей страны. Самое значительное сокращение регулирования экономики, что не менее важно. И мы создали рабочие места на новых уровнях, во что никто прежде не верил. И следующий год будет лучше, чем когда-либо прежде.

Саванна Гатри: Я должна поставить здесь точку. Меня попросили заканчивать. Господин президент, благодарю вас за то, что уделили нам время.

Дональд Трамп: Большое спасибо.

Саванна Гатри: Благодарю вас за то, что вы выслушали вопросы избирателей. Мы завершаем нашу встречу. Мы хотим еще раз поблагодарить президента, а также наших зрителей в жарком Майами и всех, кто смотрел нас у себя дома. Напомню, что Дональд Трамп и Джо Байден должны встретиться лично ровно через неделю в Нэшвилле, чтобы провести заключительные дебаты кандидатов в президенты, модератором которых будет Кристен Велкер. Хорошего вам вечера, и благодарим вас за то, что вы были с нами.

Источник