Юрий Моор-Мурадов | Торжество мультикультурализма

Перед праздником Песах командир сказал новобранцам, что у всех будет увольнительная на два дня, но для солдат из религиозных семей увольнительная будет длиться целую неделю.

Photo copyright: pixabay.com

Рядовая Керен подняла руку и сообщила командиру, что семья у нее строго соблюдает все традиции и считается религиозной.

– Что ж, – пожал плечами командир, – можешь оставаться дома всю неделю до конца Песаха.

Потом командир объявил, что будет дополнительный день отдыха от армии у всех выходцев из Марокко по случаю их праздника Мимуна, который они отмечают сразу по окончании Песаха.

– И у меня тоже? – уточнила Керен.

– Да, рядовая Бардуго, у тебя тоже.

Прошло время. Однажды командир объявил, что 1 января получают увольнительную все солдаты из “русских” семей – у них “Нови год”. Керен опять к командиру: “Мне, выходит, тоже увольнительная?”

– Это почему, рядовая Бардуго? – поднял брови командир взвода. – К выходцам из марокканских семей этот праздник никакого отношения не имеет.

– У меня отец “марокканец”, но мать у меня “русская”, мы всегда празднуем Новый год и ставим елку.

– Хорошо. Но принеси доказательство.

2 января отдохнувшая и посвежевшая Керен принесла фотографию, где она стоит с матерью-блондинкой на фоне елки, и снимок документа с ее именем – Татьяна.

Прошло еще много месяцев, командир объявил, что по случаю праздника Сигд выходцы из Эфиопии получают внеочередную увольнительную.

Керен подняла руку.

– Никаких внеочередных увольнительных! – рявкнул командир. – Ничего эфиопского у тебя нет!

– Но я встречаюсь с “эфиопом”, и он очень просил меня прийти на обед к ним по случаю праздника Сигд…