Елена Пригова | Театр масок

В последнее время все чаще вспоминаешь Виссариона Белинского с его откровением по поводу любви к театру. В его время ещё кино не было и вообще многого не было, что можно было бы полюбить, как все полюбили «из всех искусств важнейшее». Мы ещё даже о телевидении и социальных сетях не заикнулись.

Photo copyright: Jonathan Deamer, CC BY 2.0

«Любите ли вы театр так, как я люблю его», – звучит рефреном в сознание, и Шекспир припечатывает свои золотые слова о мире, который театр, в котором «женщины, мужчины – все актёры. У них свои есть выходы, уходы, и каждый не одну играет роль».

Но ба, знакомые все… маски со стертыми от ношения под ними лицами и лица-маски, и лица в масках – новомодном тренде.

Политики рулят масками, надевая эмоции вместо всем предписанных масок. Политикам все можно – они так решили. Как хочется иногда опустить занавес и погасить свет в зале, но тут же меняются декорации и вы уже в цирке, а на манеже все те же и смех вокруг со слезами, или просто слезы.

Да какая разница? У клоуна же тоже своя роль прописана, а фокусник умело вам достанет что-то из пустой шляпы, как и в колоде карточной всегда будет много тузов.

Вы скажете, что много не бывает, что только четыре возможно в колоде иметь, но политики-фокусники уже доказали, что все возможно, если и невозможно вообще. Они же верят в науку, в их науку… лжи.

Ложь во спасение и ложь, возведённая в абсолют.

И общество, которое верит политическим манипуляторам, и те, кто ещё верят в здравый смысл.

До последнего акта Великого американского разлома 6 января ещё жива была надежда на вменяемость общества, прильнувшего к экранам многочисленных вещающих СМИ и просто вещающих из каждого телефона заинтересованных, передающих, делающих перепосты в ожидании развязки. Но уже вечером при всем трагизме ситуации, развязки не произошло. Вернее, произошла великая фермата в ожидании коды и непримиримость прошла точку невозврата ко вменяемости.

Только театр с его висящим на самом видном месте ружьем, непременно должен произвести выстрел. И все вздрогнули…

Ружья не хотели видеть тогда, когда молодая конгрессмен запросто призвала к войне в стране с ее же согражданами, что только лишний раз доказывало о политических метастазах системы, позволяющей таким провокаторам оставаться не просто на свободе, но и заседать в Конгрессе. Ружьё висело тогда, когда о миллионы законопослушных граждан вытирали ноги назначенные законники. Ружьё не замечали все лето, когда громили города, убивали бизнесы и рассказывали о значимости чьих-то жизней по отношению к другим жизням…

Но в стране, перед всем миром показавшей двойное бездонное дно в когда-то работавшей системе политического равновесия, произошёл системный сбой. Страна надломилась.

И маски гнева надели яростные противники логики. Забудьте обо всем: у нас есть только один назначенный враг и он не пройдёт не взирая ни на факты, ни на документы, не взирая на Конституцию, ни на миллионы тех, кто с ним. Он не пройдет, потому что ему нет места в счастливом будущем, нарисованном для нас уже следующим, с шестеркой после четверки. Даёшь примирение и забудем о печали.

Маски перед камерами вещают и оголяют свои мысли в откровениях твитов, заставляя в сотый раз убедиться в рентгене социальных сетей, где все без грима и глупость каждого видна…

И неважно, что прописано в законах – мы сами законники. Маски ухмыляются и ты понимаешь бесполезность разглядеть лица.

И вновь молодая и непримиримая маска: «Единство или война. Выбор за вами.” Выбор языком ультиматума? Опять историческое напоминание от Патрика Генри, о котором все последние месяцы вспоминаешь: «Дайте мне Свободу, или дайте мне Смерть!» – фраза, произнесённая перед началом американской войны за независимость. В 2021 эта фраза-напоминание уже звучит для многих американцев призывом к насилию. Общество, отвергающее культуру, историю и традиции маргинально. Добро пожаловать в новые времена!

Человек же, только вчера пламенно вещавший о единении, уже сегодня отточил голос и жаждет мести. Маску добродушия пора сменить на маску гнева и со всей силой партийной дисциплины добить несчастную Свободу с ее факелом и идеями под ним.

Мир масок и мир виртуальный пришли в мир реальный и убили последний, вычленив из него такие понятия, как совесть, порядочность, человечность, переписав простые такие «любовь, взаимопонимание, эмпатия» на язык программных кодов, в которых есть только ключевые слова, на которые срабатывают тысячи отцензурированных церберов.

Добро пожаловать в новый мир пришедшего уже вчерашнего страшного, в котором были коллективные требования казнить, обвинительные речи партийных прокуроров, коллективный разум единой организующий и направляющей партии, трибуналы и поиски врагов народа. О миллионах, писавших доносы, вы не забыли?

Ах да, пресса, нагнетающая ненависть к врагам, назначенных партией. И списки врагов на первых полосах газет…

Мир коммуникаций отрезает от человека коммуникативную возможность общения, разрешая одним говорить, а других обрекая на безмолвие.

А в далекие жестокие времена вообще язык вырывали… И Великая инквизиция тоже сжигала людей за идеи. Вы забыли? «Идея, которая не опасна, вообще не заслуживает того, чтобы ее называли идеей», – об этом Оскар Уайльд предупреждал. Но кто определяет в современном мире риски и опасность? Люди! Такие же смертные, возомнившие себя носителями Истины. Страшно… Это все уже было и многократно в истории, постоянно поднимая градус безумия на новые уровни цинизма.

Буравчиком сверлит мозг простой такой вопрос: как можно запретить человеку думать, если он Homo Sapiens, т.е. не просто человек, а ещё и разумный?

Но ты песчинка в потоке коллективного разума и за тебя решат, как тебе и о чем думать. Только так, как пропишут, припишут, припугнут и приструнят, заткнув всякую попытку выйти из матрицы. Молчать!

Но мы же… Молчать!

Просто хотим правду… Молчать!

Верните нам свободу слова, без которой нет всех остальных свобод, без которой приходит смерть нашей республике, без которой приходит на смену демократии другое и страшное – диктатура…

И на глазах у всего недоумевающего мира невидимый хлыст уже бьет больно и с оттяжкой по самому главному, по твоему человеческому праву быть свободным, потому что каждый человек рожден свободным и мы не paбы!

Ах да, вспомнили о paбах, которые не мы, которые нЕмы, т.е. лишены главного права – говорить свободно, думать свободно, дышать свободно.

На часах время неумолимо отсчитывает минуты. А часы эти компании Egard Watches, снявшей ошеломляющее в своей правдивости двухминутное видео о нас, разделённых в когда-то единой стране. И уже другой голос без надрыва задаёт вопросы, которые миллионы задают себе сами: «Что такое свобода? Позволено ли другим решать, что лучше для вас, в то время когда запреты не распространяются на тех, кто предписывают вам правила жизни?»

И опять удар плетью по больному – молчать!