Специальный прокурор Дарем предъявил обвинение во лжи юристу избирательной кампании Клинтон

Я с осторожным оптимизмом отношусь к вынесенному 16 сентября обвинению во лжи ФБР адвокату Майклу Сассману (Michael Sussman), сотруднику фирмы Perkins Coie, представлявшей избирательную кампанию Хиллари Клинтон. Было невозможно поверить, что что-нибудь путное может получиться из попыток Джона Дарема особенно после истории с Кевином Клинсмитом (Kevin Clinesmith), юристом ФБР, который солгал в суде, изменив свои показания на 180 градусов, чтобы получить разрешение на слежку за Трампом. По-настоящему, если юрист солгал в суде, то это должно означать конец его карьеры. Но Клинсмит не только не провел ни одной ночи в тюрьме, но и получил подтверждение своей лицензии. Дарем просил шесть месяцев, но судья Джеймс Боасберг (James Boasberg) посчитал иначе.

Photo copyright: U.S. Department of Justice

По сравнению с такими писателями, как Дон Сарбер (Don Surber) и Джон Хиндеракер (John Hinderaker), которых я очень уважаю, я выгляжу неоправданно оптимистичным.

Дон Сарбер не в восторге, потому что ни к кому из сообщников – Хилари, Обама, Коми и СМИ, не предъявлены обвинения. Хиндеракер считает, что Дарем занимается мелкими сошками.

Но вот что дает мне надежду, так это возможности предъявления обвинений в сговоре. Срок давности обвинения во лжи ФБР вот-вот истечет, поэтому команда Дарема должна действовать сейчас, даже еще до того, как появятся другие свидетельства, которые позволят предъявить обвинения другим или выставить другие обвинения против Сассмана. Отставной агент ФБР Марк Ваук (Mark Wauck) великодушно разрешил мне процитировать его: «Мы долго ждали подобного обвинения и Дарем нас не разочаровал. Текст обвинения состоит из 27 страниц и включает счета за работу Сассмана и за техническое обслуживание.

Кроме того, там показана общая схема заговора, где Сассман играл главную координирующую роль, но в котором принимали участие также и другие деятели демократической партии. Пока анализ основан на самом документе, в котором Сассман обвиняется в обмане правительства. Но внимание очень скоро переместится к тем, кто еще в этом участвовал».

Марк резюмирует обвинение:

«Обвинение начинается в стиле повествования. Впервые публика услышала об этом деле за неделю до выборов 2016 г., когда многочисленные СМИ стали сообщать, что правительство США расследует предполагаемый «секретный канал связи между командой Трампа и российским Альфа-Банком».

Фактически ФБР инициировало такое расследование с подачи Майкла Сассмана. Сассман, юрист крупной юридической фирмы в Вашингтоне Perkins Coie, представил различные документы главному юрисконсульту ФБР Джеймсу Бейкеру (James Baker), который предположительно поддержал идею о расследовании этого секретного канала связи. Однако Сассман солгал Бейкеру, отрицая, что он действует по поручению клиента. На самом деле Сассман действовал от имени:

  1. Родни Джоффа (Rodney Joff), технического директора Neustar – Интернет-компании;
  2. Предвыборной кампании Хиллари Клинтон.

Фактически, Сассман выставил счет за встречу с Бейкером кампании Клинтон – доказательство того, что он пришел в офис Бейкера от имени Хиллари Клинтон».

Марк подчеркивает, что:

«Если бы ФБР знало, что обвинения против Трампа исходят непосредственно от кампании Клинтон, то их достоверность была бы под вопросом. В ФБР могли бы серьезно подумать, прежде чем начинать такое расследование. И это была причина, по которой Сассман солгал – ему надо было добиться того, чтобы за неделю до выборов СМИ подняли шум о предполагаемом секретном канале связи Трампа с Россией».

Возникает вопрос: Кому это выгодно?

Если – и это очень большое если! – будет доказано, что сама Хиллари и/или высшие должностные лица ее кампании, включая главного юрисконсульта (и в то время партнера Сассмана) Марка Элиаса (Mark Elias), участвовали в планировании и реализации этой мистификации, то это откроет дверь к обвинению в заговоре, а не просто во вранье ФБР.

И такие доказательства уже могут быть представлены:

Расследование Дарема показало, что Джофф, который надеялся получить очень соблазнительную должность в области кибербезопасности в администрации Клинтон, сам воспользовался доступом к закрытым данным для поиска компромата на Трампа и нанял других. Джофф, Сассман и фирма Perkins Coie координировали свои действия с представителями кампании Клинтон, чтобы сфабриковать материал, который Сассман представил Бейкеру.

Согласно обвинительному заключению, роль Perkins Coie в этом заговоре заключалась в том, чтобы прибегнуть к услугам Fusion GPS от имени кампании Клинтон. Фактически это была уловка для отмывания денег, так как использование пресловутой фирмы, занимающейся поиском компромата, и ее скандального директора Глена Симпсона (Glenn Simpson) было бы не так легко связать с кампанией Клинтон. Марк Элиас тесно сотрудничал с Сассманом и Симпсоном, стряпая материалы, которые в конечном итоге Сассман представил Бейкеру в ФБР.

В июле 2016 г. Сассман начал работать над созданием «конфиденциального проекта» – разоблачением мистической связи между Трампом и российским правительством через Альфа-банк. Счета за эту работу, как показано в документах Дарема, были представлены кампании Клинтон.

Я не могу назвать себя экспертом по киберпреступности, но «доступ Джоффа к закрытым интернет-данным» для меня очень похож на хакерство. Хотя Сассман и его бывший партнер Элиас могут являться козлами отпущения, получить тюремный срок и не выдать своих партнеров, я уверен, что Джофф не будет колебаться и назовет тех, кто поручил ему хакнуть интернет-аккаунты.

Гленн Гринвальд, юрист, считает это важным:

Есть и другие люди, которым могут быть предъявлены обвинения в заговоре:

То, что мы узнали о подготовке Сассмана к встрече с Бейкером, указывает на причастность и других к заговору. Сассман постоянно консультировался с Элиасом – ведущим юристом клинтоновской кампании. Мы знаем также, что Сассман и Элиас много раз встречались с Симпсоном из Fusion GPS. Мы знаем также из свидетельских показаний в гражданском суде, что Крис Стил (Chris Steele) присутствовал на одной из этих встреч и, как он утверждает, это именно Сассман и Симпсон поручили ему состряпать один из документов, который и был представлен в ФБР. Без сомнения, все участники имеют основания для беспокойства по поводу последующих действий Дарема.

Ник Арама из Red State также радуется тому, что наконец-то появилась возможность добраться до кампании Клинтон (и, я могу добавить, ее руководителя, Хиллари):

RedState — Durham Indictment Is in and It’s Big After All

Обвинение состоит в том, что Сассман соврал ФБР, говоря, что он не представлял кампанию Клинтон 2016 г., когда он распространял ложные сведения о Трампе и российском банке. Другими словами, само обвинение состоит в том, что он действительно работал на кампанию Клинтон, распространяя эти ложные сведения и официально заявляя (хотя мы все это всегда знали), что за этим стояла кампания Клинтон. Так что само по себе это обвинение стоит многого.

Еще не время разливать шампанское, но осторожный оптимизм кажется оправданным. Мы все были нетерпеливы по отношению к Дарему, но без сомнения, фирма Perkins Coie боролась, как сумасшедшая, скрывая свои счета и другие внутренние документы от расследования. Кроме того, COVID замедлил судопроизводство, поэтому вынесение обвинительного заключения за несколько дней до истечения срока давности свидетельствует, по крайней мере, о решимости довести дело до конца.

Thomas Lifson. American Thinker. Перевод Эльзы Герштейн. 

Источник