Сможет ли поколение Z спасти мир?

Будучи профессором колледжа более 35 лет, я познакомился с тремя поколениями студентов: поколением X (родившимися между 1965-м и 1980-м годами), поколением миллениалов (1981–1996), а теперь и поколением Z (1997–2012 годы). И поскольку я преподаю риторику, то прочитал тысячи их работ, что дает существенное представление о том, как они думают.

Безусловно, в каждом поколении были хорошие ребята и яркие умы. В целом, однако, я обнаружил, что миллениалы представляют собой уникальную проблему. Они, как группа, были наиболее авторитарными, склонными к осуждению и высокомерными из всех студентов, которых я обучал, часто основывая завышенное чувство собственной значимости на скудных доказательствах.

По сути, они являются поколением «призов за участие», невольными жертвами бесчисленных искусственных экспериментов образовательных учреждений по «привитию самоуважения», не говоря уже об их собственных родителях. Это те дети, которым в детском саду рассказывали, какие они особенные, и, к сожалению, они этому поверили.

Их эссе и устные комментарии характеризовались плохой аргументацией, несостоятельными доказательствами и преобладанием пафоса над логикой наряду с глубоко укоренившейся квазирелигиозной убежденностью. Заметно, что они не чувствовали необходимости обосновывать свою позицию. Они были правы просто в силу того, кем они являлись: самыми умными детьми на свете. Разве родители и учителя не говорили им это всегда?

Я, конечно, обобщаю. Как я уже сказал, в те годы у меня было некоторое количество отличных студентов, со многими из которых я до сих пор общаюсь. Тем не менее, то, что я только что описал, основываясь на моем опыте общения с тысячами миллениалов, достаточно точно.

Таким образом, я не был удивлен, увидев, что происходит в нашей стране прямо сейчас, когда эти «дети» стали отвечать за правительство, промышленность, образование и большинство других аспектов жизни. Учитывая то, что я наблюдал среди своих студентов-миллениалов, сегодняшняя пострациональная, свободная от фактов культура с ее ядовитой смесью незнания, высокомерия и абсолютного невежества (вспомните Александрию Окасио-Кортес) была неизбежна.

Однако не стоит отчаиваться, помня, что все циклично. За миллениалами не обязательно будет последнее слово. Возможно, это их время, их возможность беспрепятственно разрушать нашу цивилизацию, но этот момент (как всегда) мимолетен. Следующее за ними поколение ярких молодых людей, поколение Z, идет по пятам, и в этом может заключаться наше спасение.

По сравнению со своими предшественниками-миллениалами, мои студенты из поколения Z, как правило, более открыты, больше интересуются фактами и логикой, больше склонны ставить под сомнение статус-кво и больше привержены свободному рынку. Они также не столь догматично смотрят на историю и, по сути, не доверяют идеологам с обеих сторон. (Опять же, я говорю в целом.)

Например, недавно я провел в группе дискуссию о Христофоре Колумбе. Мои студенты из поколения Z пришли к единому мнению, что, хотя они не обязательно одобряют все его действия, первооткрыватель обладал некоторыми «замечательными» качествами. Что еще более важно, они признали, что он был продуктом своего времени, и поэтому о нем следует судить по тем меркам, а не только по нашим современным стандартам.

После более чем десятилетнего общения с миллениалами я обнаружил, что это довольно таки освежает.

Поколение Z может быть более социально либеральным, чем бэби-бумеры (хотя, возможно, меньше, чем миллениалы), принимая такие вещи, как однополые браки и трансгендеризм, как факты жизни. Но как группа они кажутся почти либертарианцами в своем желании, чтобы их оставили в покое.

По большому счету, они не активисты. Когда вы видите на улицах беспорядки Антифа и BLM, это в первую очередь не представители поколения Z. Под масками и капюшонами вы найдете в основном разочарованных миллениалов – 30-летних неудачников, все еще живущих в подвалах своих родителей. Или молодых профессоров колледжей.

Вот почему на прошлых выходных я был впечатлен, увидев, как все эти студенты поколения Z выступили с заявлением по национальному телевидению, когда они набивались на стадионы студенческого футбола и радостно скакали перед камерами – при нулевом социальном дистанцировании и без каких-либо масок в поле зрения. «Мы не боимся», заявили они своими действиями, «вируса, который менее опасен для нас, чем многие другие болезни, не говоря уже о некоторых глупых поступках, которые часто совершают 20-летние. Мы просто хотим жить полной жизнью».

Я нашел это зрелище положительно вдохновляющим – это самый обнадеживающий знак, который я видел за последние месяцы. По сути, это был крупномасштабный телевизионный бунт против разжигания страха, бессмысленных жестких ограничений и ползучего авторитаризма. И я считаю, что у него есть потенциал стать гораздо более мощным, чем любые протесты взрослых на собраниях школьных советов, каким бы важными и достойными восхищения они ни были.

Когда я это пишу, мы еще не знаем, что выйдет из этого юношеского восстания. Возможно, даже вероятно, что количество «случаев» может «резко возрасти» во многих из этих университетских городков. Но я искренне сомневаюсь, что большое количество молодых людей серьезно заболеет, попадет в больницу или умрет по той простой причине, что этого не происходило последние полтора года, несмотря на частые «всплески».

И если я прав, то с COVID фактически покончено. Конечно, несмотря на отсутствие ужасных последствий, правительство и СМИ, несомненно, будут в восторге от «случаев». Не обращайте внимания. Если очень мало юных отправляются в отделение неотложной помощи, не говоря уже о смерти, тогда инфекции – это хорошо, они еще больше подталкивают нас к эндемичности и коллективному иммунитету.

Так было всегда, и мы знаем это по крайней мере с апреля 2020-го года. К сожалению, мы сделали прямо противоположное тому, что должны были сделать, а это то, что сделала Швеция (и, в меньшей степени, Флорида): защитить уязвимых, позволяя всем заниматься своими делами без вмешательства государства. Если бы мы следовали этой стратегии с самого начала, сейчас нам было бы намного лучше.

Но, возможно, еще не поздно. В конце концов, как публично продемонстрировало поколение Z, правительство не может помешать нам жить, если у нас хватает на это смелости.

Мой перевод из Will Gen Z Save the World?

Интересные наблюдения. Некоторый проблеск надежды, тем более, что на стадионах происходило кое-что еще.

Игорь Питерский
Источник