Смерть консерватизма

Консервативное движение какое-то время только болело, но сейчас оно уже находится на грани смерти и практически покоится рядом с Богом на кладбище американской истории, потому что если нет Бога, то нет и консерватизма.

Photo copyright: Fibonacci Blue, CC BY 2.0

«Веселая наука» Фридриха Ницше содержит одну из самых знаменитых и запоминающихся цитат 19 века: «Бог мертв. Бог остается мертвым. И мы убили его».

В порыве пророческой страсти Безумец из притчи призывает тех, кто убил Бога, принять ответственность за последствия такого вопиющего поступка и признать, что они должны стать подобны богам, чтобы оправдать это.

Эта узурпация божественной власти человеком и, таким образом, отказ от Божьего естественного порядка проникла в социальное воображение Америки, преобразовав то, что когда-то было невозможным в отношении человеческой идентичности, в нечто возможное и даже обязательное. Консерватизм не избежал этого морального и экзистенциального вмешательства. Консервативное движение какое-то время только болело, но сейчас оно уже находится на грани смерти и практически покоится рядом с Богом на кладбище американской истории, потому что если нет Бога, то нет и консерватизма.

Причина такого мрачного и пессимистического утверждения – не что иное, как реальность того, что основополагающий принцип консерватизма был не только отвергнут культурой в целом, но и предан самими консерваторами. Это не политическое заявление. Вы не найдете здесь поиска виноватых ни в националистическом популизме, ни в трампизме, ни прагматическом либертарианстве или даже пуританстве истеблишмента. Это всего лишь симптомы, предсмертная агония и жалкие попытки наскрести последние остатки американской свободы, хотя зачастую и противоречивыми способами. Проблема здесь культурно-нравственная, и она там, где когда-то билось сердце консерватизма.

Хотя существует множество принципов консерватизма (частная собственность, разнообразие человеческого опыта в противоположность уравниловке, свобода, ограниченное правительство и осторожность при изменениях системы), все они бессмысленны без фундамента, на котором все было построено. Фундамент – это то, как Бог создал природу и человека.

Если и есть какое-то слово, которое лучше всего отражает суть консерватизма, то это «порядок» – порядок самого существования. В книге «Консервативный разум: от Берка до Элиота» Рассел Кирк объясняет это тем, что первый принцип консерватизма, на котором основываются все остальные, это «вера в трансцендентный порядок, или закон природы, который управляет обществом так же, как и совесть. Политические проблемы, по сути, являются религиозными и моральными проблемами».

Цитируя Берка, Кирк говорит, что не зря консерваторов называют «партией порядка». Этот порядок не только внешний, он начинается с каждого человека. «Консерваторы 20 века озабочены прежде всего возрождением духа и характера – вечной проблемой внутреннего порядка души, восстановлением этического понимания и религиозного одобрения того, как жизнь должна быть прожита. Это консерватизм в его высшем предназначении».

Эта идея проходит через всю американскую историю. Все настоящие приверженцы свободы со времен Вашингтона, Адамса и Джефферсона знали, что основа американской свободы – в «трансцендентном порядке». Кирк пошел еще дальше, сказав: «Я могу допустить, что если не существует высшей силы, способной сформулировать и обеспечить соблюдение морального закона, то нет и наказания за любые действия против воли создателя».

Консерватор – этот человек, который дорожит «главными принципами человеческого существования». Если настоящие консерваторы могут не соглашаться по поводу общих вопросов, политических деталей и принципов, то они объединяются в «сопротивлении разрушению принятого уклада жизни, нанесению ущерба основам гражданского общества и стремлению человека к материальному производству и потреблению». И в основе всего этого – признание и подчинение Божьему закону о естественном и моральном порядке.

Кирк пишет: «Бог – автор нашего места в существовании порядка на земле, и направляя нас с помощью своей божественной тактики, а не нашей воли, заставил нас действовать по его воле».

Реальная действительность Божьего контроля над человеческой природой, над тем, кем мы являемся на самом деле, и порядок в обществе являются настолько неотъемлемой частью процветания человечества, что мы должны предпринимать любые меры предосторожности, когда рассматриваем тех, кого мы можем принять политически и кого мы можем приветствовать в среде консерватизма. Кирк говорит: «Если порядок в нашем мире действительно организован в соответствии с Божественной идеей, то мы должны быть очень осторожными, когда пытаемся переделать структуру общества». Усилия по поддержанию социального порядка, основанного на Божественном порядке, «зависят от сохранения хрупкого равновесия, и также, как люди, которые отказываясь от этого равновесия, разрушают себя, так и общество, которое отбрасывает груз только с одной чаши весов, оказывается разбитым и опустошенным».

Наше общество не только потеряло это равновесие, оно выбросило весы, и консерваторы сами частично сыграли роль в своем политическом уничтожении. В основе социального порядка лежит вера в Бога, это Бог сделал человека определенным образом и для определенной цели, и этот принцип абсолютен. При этом, как много консерваторов отметают веру в то, что мы все созданы Богом по его образу, что ceкcуальная идентичность определена Богом и не определяется чувствами индивидуума и психологией самовыражения, что человек, рожденный в грехе, не будет стремиться делать добро, если будет предоставлен сам себе, что индивидуальная подлинность это не просто выраженный индивидуализм, это отношения с Богом и обществом, что каждый индивидуум и семья созданы по Божьей воле, и свобода заповедана нам Богом.

Как много консерваторов, даже если они частично принимают Божественный порядок, приветствуют людей, идеология и убеждения которых противостоят этому порядку, обрекая консерватизм на хаос? «Большой шатер» консерватизма может включать временные союзы с представителями других политических взглядов и направлений для достижения определенной цели, но когда это касается природы консерватизма и его влияния на культуру, то союзничество с представителями других политических взглядов, которые стремятся уничтожить Божественный порядок, не только глупо, но и саморазрушительно. Консерваторы могут дойти до конца Survivor с такими союзниками, но когда истинные намерения и идеологические воззрения тех, кто приходит к власти, будут направлены на искоренение объективной истины и Божественного порядка, то консерваторы не переживут и дня после того, как такие союзники установят свой безбожный порядок.

Те, кто отрицают Богом созданный порядок, когда речь заходит о человеческой идентичности, ceкcуальной ориентации и индивидуальности, не могут быть друзьями цивилизованного общества на длительную перспективу. Они непременно предадут тех, кто до сих пор верит, что Бог правит миром. Слишком много консерваторов забыли об этом, когда приняли в свои ряды, в свои сердца и мысли тех, кто ненавидит Бога и его мораль – и эта их «открытость» привела к предательству консервативных идеалов и прозвучала похоронным звоном по консерватизму в Америке.

Эльза Герштейн по материалам American Thinker

Подпишитесь на ежедневный дайджест от «Континента»

Эта рассылка с самыми интересными материалами с нашего сайта. Она приходит к вам на e-mail каждый день по утрам.