Скажите: «Сыр»

Скажите: «Сыр»

Несколько лет назад в вечернем эфире одного из музыкальных каналов (кажется, MTV, тогда еще была его русская версия) увидел один из выпусков шоу «American Idol». И так понравилось, как все там было выстроено, снято и показано, что тот сезон досмотрел до финального концерта. А потом – и часть следующего сезона, поскольку очевидными оказались профессионализм съемок, монтажа, режиссуры и сценария.

Кроме этого, приятно поразило и то, как уважительно, даже деликатно все четыре члена жюри относятся к каждому из выступающих там конкурсантов.

Вспомнилось это сейчас, когда смотришь эфиры различных конкурсов на российском ТВ.

Но почему-то пример американской программы музыкальной задействован на отечественной почве только в одном – в поддержке выступающих на различных прослушиваниях и показах. При этом, заметно, что, если в американском, так сказать, оригинальном варианте вежливое отношение ко всем участником связано и с заведомой политкорректностью, то в нашем переложении западной традиции все доведено до приторности, до откровенной патоки, до незаслуженных комплиментов, которые должны убедить телезрителей, что перед ними что-то достойное.

Хотя, как правило, это отнюдь не так и вовсе не всегда.

Понятно, когда речь идет о выступлениях с вокальными номерами как бы самодеятельных вокалистов в шоу «Ваш выход» (Россия 1) или «Большая перемена» (НТВ). (Заметим, что, как правило, и здесь самодеятельность есть нечто спорное, ведь нередко тут показывают свои таланты те, кто всерьез занимается пением по роду деятельности или вне своих непосредственных служебных обязанностей.)

Несомненно, что члены жюри в данном случае учитывают то, что участникам программ все же не приходилось до того выступать в студии и перед камерами. Поэтому похвалы их пению тут закономерны и полезны. Кроме того, еще и потому, что таким образом поддерживаются не только те, кто исполняет песни здесь и сейчас, но и те (а это важнее всего), кто смотрит передачи, понимая, что и ему не закрыта при благоприятном стечении обстоятельств дорога на сцену. Пусть и не профессиональную, но все же сцену.

Как ни парадоксально, но именно так называемые самодеятельные артисты поют искренно, с душой, редкой самоотдачей, потому что делают это исключительно для удовольствия, не будучи частью шоу-бизнеса. Частично это касается и конкурсов «Голос» со взрослыми участниками и с детьми, хотя, среди взрослых большую часть являют собой певцы, имеющие опыт работы перед публикой

Когда же на подобных конкурсах оказываются профессиональные артисты, то количество хвалебных определений начинает зашкаливать.

Связано это и с тем, что сразу в начале очередного сезона подобного шоу не определяются четко критерии оценки конкурсантов – участников его.

Вот на Первом канале есть программа «Точь-в-точь», а на канале «Россия 1» – «Один в один». По ходу их участники должны спеть в образе звезд советской, российской и зарубежной эстрады. И вот тут начинается путаница. Нет, не между программами, что само собой разумеется, потому что они копируют друг друга. А по тому, что требуют от участников.

Говорится, что речь идет не о пародировании оригинальных исполнителей, а о совпадении с их манерой пения.

Но в обоих случаях основной упор делается на грим, на который уходят часы. Зрителям, таким образом, показывают картинку – похож очередной исполнитель на того, кто является в этот раз прообразом номера, а жюри судит вокальные совпадения. При том, что из четырех членов жюри реальным вокалистом является кто-то один. Другие же – умеют петь, но все же не как профессионалы, а как драматические или эстрадные артисты, что все же далеко от вокала в сугубо конкретном смысле слова.

После каждого выступления в обеих программах каждого исполнителя хвалят так, как будто он совершил нечто экстраординарное. При том, что с ним/с нею работали режиссер, постановщик танцев, педагог по вокалу, стилист и гример.

Несомненно, что некоторые номера получаются в результате очень удачными, точными, безоговорочно победными, как это происходило с шоу «Точь-в-точь» на Первом канале в прошлом сезоне.

Но, вне зависимости от того, как участники шоу тут выступают, их поддерживает жюри так, будто бы перед нами не те, кто десятилетия не сходит со сцены и телеэкранов, а новички, в первый раз показавшие свои возможности на публике.

Критика обычно сводится к вниманию к каким-то мелочам. И выходит, как в песне из репертуара Леонида Утесова: «А в остальном, прекрасная маркиза, все хорошо, все хорошо».

Если бы так, а то смотришь, как известные певцы и певицы кривляются перед камерами. И видишь только мастерски сделанный грим, несовпадение с оригиналом интонационное и внутренне-характерное.

А потом удивляешься мнению членов жюри, которые по чьей-то указке говорят о том, что только что виденное было практически шедевром, высочайшим мастерством, высшим пилотажем вокала и артистизма.

Получается, что здесь члены жюри реально вводят телезрителей в заблуждение, выдавая исполнителям такие авансы, которых они не заслуживают.

В данном контексте совершенно провальной оказалась программа «Три аккорда» на Первом канале.

В ней популярные певцы и певицы показывали свои варианты песен самодеятельных прошлых лет.

В профессионализме участникам проекта отказать никак нельзя. Но дворовые, авторские песни получились слащавыми, неискренними, банальными при том, что пели их правильно и старательно. Под явное одобрение членов жюри.

Если говорить о работе жюри на таких передачах, то самым строгим и нелицеприятным оно было в программе «Универсальный артист». Там каждую передачу отсматривали новые члены жюри, корифеи того конкретного жанра, в каком каждый раз должны были выступить участники шоу.

Иногда оценки жюри оказывались чересчур строгими и нелицеприятными. Но так задавалась высокая планка исполнительства. И явным было то, что судят показанное не просто профессионалы, а те, кто относится к своему жанру в вокальном исполнительстве со знанием его и преданностью ему.

Если о вокальном исполнительстве судить могут все же не все, имея в виду специальный разбор пения в образе или вне его, то уж в разговорном жанре, как в футболе, разбираются все без исключения.

Критерий тут один – смешно или нет.

Понятно, что разные поводы могут быть для юмора (про сатиру говорить не приходится на российском ТВ). Но все же тут обмануть зрителя практически невозможно. Как бы громко ни звучали закадровые аплодисменты после окончания каждого из номеров в программах «Повтори!», «Театр эстрады» – обе на Первом канале.

Когда шла программа «Повтори!», неудобно было за уважаемых членов жюри, которые заслуженно пользуются наработанным за годы и десятилетия авторитетом. Им приходилось говорить какие-то поощрительные слова тем и тогда, когда номера были откровенно слабыми и далекими от смешного. Просто, глубоко и явно не смешными.

А вот в программе «Театр эстрады» членов жюри нисколько не жалко. Они сознательно восторгаются тем, что не просто самодеятельно по исполнению, не только не кажется даже смешным, а вообще оказывается чем-то таким, что и показывать нельзя было даже на «капустниках» для своей аудитории.

Надо сказать, что все перечисленные здесь программы на Первом канале – песенные и эстрадные – становятся бенефисами Геннадия Хазанова. Такое впечатление, что они и создаются под него, под его участие в них. Но видишь все того же студента кулинарного техникума, который с тем же комплексом неполноценности творческого человека, дорос теперь до члена или председателя тележюри.

Именно Геннадий Хазанов задает тон и уровень оценки тех или иных конкурсантов. Его мнение бесспорно и амбициозно, всегда подкреплено какими-то воспоминаниями из собственной биографии.

И потому – никто из других членов жюри во всех перечисленных здесь передач Первого канала, кроме «Голоса», где в жюри только действующие вокалисты эстрадного рода, с ним не может конкурировать в авторитетности, граничащей с авторитарностью.

Смотришь и думаешь – ну, нельзя же так лажаться, не видеть, что перед вами нечто слабое, межеумочное, недостойное похвал и высоких оценок.

Ну, зрители ведь не дураки, они могут не понимать что-то в вокализах, но смеются или нет от увиденного, несмотря на то, что про конкурсантов говорят члены жюри.

Ну, есть же, наконец, профессиональная гордость, чувство стыда, ощущение того, как должно быть по-настоящему. Как же можно так врать в эфире, так выдавать плохое и банальное за достижение, за успех?

Но, видим, что можно, поскольку у отечественного шоу-бизнеса, если он есть на самом деле, есть свои неписанные законы.

Они есть везде в шоу-бизнесе, но у нас они почему-то похожи на пародию, отдают чем-то купеческим и циничном.

Хвалить ведь тоже надо уметь. Этому тоже надо учиться, а не просто копировать чужой опыт безоглядно и некритично.

Потому, что получается – грима много, вроде бы правильные слова. А по существу, как бы это помягче сказать, ангажированность.

Как минимум и как данность.

Понятно, что «American Idol» – передача не столь простая, как кажется на первый взгляд. И там есть свои интриги, столкновение интересов, не только финансовых и творческих.

Но, тем не менее, представлен конкурс вокалистов в ней интересно, честно и увлекательно.

Когда жюри никому не подыгрывает, а ко всем относится с должным интересам, насколько это возможно при таких массовых просмотрах участников конкурса.

На российском же ТВ, к сожалению, переняли политкорректность членов жюри, доведенную до апофеоза, так что получается лживо, демонстративно и скучно, вызывая мысли о том, почему одни так истово восторгаются другими.

И почему-то приходят выводы,которые далеки от искусства, скажем так, за гранью призвания, хорошего вкуса, профессиональной этики.

Почему-то именно так, а не иначе воспринимается в телешоу-конкурсах отношение членов жюри и конкурсантов.

Поэтому, хоть рейтинг таких программ может и быть высоким в зрительских симпатиях, художественный потенциал их явно снижается от проекта к проекту.

Хвалить ведь тоже надо уметь, чтобы не переборщить, выдавая то, что недостойно внимание за нечто оригинальное и интересное.

И дело не в том, что не научились хвалить. А в том, что в формате названных выше передач хвалить надо всех и за все, вне зависимости от того, стоит это делать в каждом конкретном случае или нет.

Значит, речь тут идет просто о концерте, который загримирован под конкурс. И члены жюри нужны лишь для того, чтобы поддерживать иллюзию соревнования, чтобы зрителям казалось, что оно есть и его итоги важны для конкурсантов.

Такая вот игра в поддавки. Но в прайм-тайм и для широкого зрителя, как правило.

Илья Абель