Скандал в нефтяных королевствах

арабские государства, нефтьВсе последние дни ситуация вокруг Украины продолжала оставаться в центре внимания мировых СМИ, а в израильских еще и широко освещался перехват судна с иранским оружием для террористов Газы. На этом фоне происшедшее одно очень важное для ближневосточного региона и беспрецедентное по своей сути событие отошло на второй план. Монархи Саудовской Аравии, ОАЭ и Бахрейна приняли решение об отзыве своих послов из Катара, а чуть позднее к этой дипломатической атаке присоединился и Египет.

СА, ОАЭ, Бахрейн, Катар, Оман и Кувейт являются членами Совета сотрудничества арабских государств Залива, созданного в 1981 году. Целью этого шага была координация усилий в ряде основных сфер, таких как экономика, внешняя политика и т.д. В принципе можно констатировать, что, несмотря на взлеты и падения, сторонам как-то удавалось поддерживать тесные отношения. Так, еще в 2012 году организация даже декларировала планы создания конфедерации. Всерьез обсуждается (при этом сроки все время откладываются) введение Саудовской Аравией, Катаром, Кувейтом и Бахрейном единой валюты, поднимается также вопрос о создании единых вооруженных сил.

Ничего подобного нынешнему шагу трех государств по отношению к другому члену Совета не наблюдалось за всю его более чем 30-летнюю историю. Корни конфликта, прорвавшегося наружу в эти дни, уходят довольно глубоко. За промежуточную точку отсчета стоит взять конец ноября, когда 6 стран подписали соглашение, обязующее их не оказывать политическую и военную поддержку каким-либо силам, угрожающим безопасности и стабильности членам Совета, а также не поддерживать “враждебные СМИ”. В грубых нарушениях этого соглашения главы МИДов Саудовской Аравии, Бахрейна и ОАЭ обвинили своего катарского коллегу во время встречи в Эр-Рияде. Поводом стал выход на свободу в Катаре некоего лица, признанного в ОАЭ виновным в терроризме. Но это лишь вершина айсберга. Так, Катар обвиняется оппонентами в последовательной поддержке исламистских организаций, угрожающих их и их союзников внутренней стабильности. Кроме того, СА, ОАЭ и Бахрейн имеют серьезные счеты к телекомпании “Аль-Джазира”, принадлежащей семье катарского эмира.

Что касается исламистов, претензии к Катару лежат в двух направлениях. Первое – серьезная поддержка египетского движения “Братья-мусульмане” и его ответвлений по всему Ближнему Востоку, например, ХАМАСа в Газе и иорданского филиала движения. И это в то время, когда политическая и масштабная финансовая помощь свергнувшему “Братьев-мусульман” новому режиму в Каире является важнейшим проектом СА и ОАЭ. Катар, активно поддерживая данное движение, а также ХАМАС, фактически противостоит реализации данного проекта.

“Братья-мусульмане”, кстати, официально объявлены Египтом террористической организацией. ХАМАС находится в шаге от получения этого статуса, а пока поставлен “просто” вне закона. В свою очередь саудовцами палестинское исламистское движение воспринимается не только как угроза Египту, но также и ПА с Иорданией, являющихся союзниками Эр-Рияда. Такое же отношение к иорданским “Братьям-мусульманам”, которые в Хашимитском королевстве не запрещены (пока).

Если эта группа исламистов воспринимается Эр-Риядом как прямая угроза союзникам и лишь косвенная  своей безопасности, то другая группа считается уже угрозой непосредственной. Это группировки, идеологически близкие к “Аль-Каиде”, набирающие в последнее время серьезный вес. В первую очередь речь идет о “прославившейся” в Сирии “Джабхат ан-Нусра”, а также об ИГИЛе (“Исламском государстве Ирака и Леванта”), действующем в Сирии и Ираке. Несмотря на единство взглядов с Катаром по поводу борьбы с режимом Асада, взгляды оппонентов с берегов Залива насчет означенных выше организаций разнятся.

Чтобы предельно четко разъяснить свою позицию, Саудовская Аравия почти сразу после объявления об отзыве посла из Катара опубликовала список организаций, признанных в королевстве террористическими. Среди прочих в него включены “Аль-Каида”, “Братья-мусульмане”, “Хизбалла”, а также “Джабхат ан-Нусра” с ИГИЛом. Кроме того, власти Эр-Рияда поставили жесткий ультиматум своим гражданам, воюющим в Сирии: немедленно вернуться домой, в противном случае им грозят длительные тюремные сроки.

Ни в коем случае не стоит видеть в этом шаге изменение саудовской политики в Сирии. Борьба с режимом Асада остается приоритетной, просто Эр-Рияд не устраивает любая поддержка его врагов, стоящих на позиции глобального джихада, направленного чуть ли не в первую очередь на властей Саудовского королевства. Если же говорить об угрозах в адрес воюющих в Сирии сограждан, здесь тот же самый интерес: в Эр-Рияде не без оснований считают, что подавляющее их большинство набирается боевого и идеологического опыта как раз в рядах “Джабхат ан-Нусры”, ИГИЛа и подобных им группировок. При всем этом поддержка СА, ОАЭ и Бахрейном других сил, противостоящих Асаду, особенно “умеренных” исламистов, продолжается.

Вторым важнейшим камнем преткновения стала “Аль-Джазира”, чья роль в событиях “арабской весны” очень велика и которая не без оснований, воспринимается оппонентами как важнейший инструмент влияния в руках катарского руководства. Телекомпания – основной оппонент новых египетских властей, она в позитивном свете освещает ХАМАС, и именно ее в Эр-Рияде, Дубае и других столицах Залива считают тем самым враждебным СМИ. Несколько журналистов “Аль-Джазиры” находятся в эти дни под судом в Египте, а решение о закрытии ее филиала в Саудовской Аравии принято местными властями. Эр-Рияд тоже располагает весомым игроком на ближневосточном медиапространстве – телекомпанией “Аль-Арабия”, но по своему влиянию она существенно уступает “Аль-Джазире”.

В освещении ситуации в Египте и Газе позиции двух арабских медиагигантов разнятся зачастую кардинальным образом, а вот по Сирии они довольно близки. Еще одним важным фактором является освещение “Аль-Джазирой”, происходящего в тех же СА, Бахрейне и ОАЭ, что последним, мягко говоря, не по душе.

Кстати, одно из главных действующих лиц в этом контексте – бывший депутат кнессета Азми Бшара. В 2007 году, будучи подозреваемым в шпионаже в пользу “Хизбаллы”, он сбежал из Израиля, нашел приют в Катаре и устроился политическим комментатором на “Аль-Джазиру”. На днях еще один известный в Израиле персонаж, заместитель начальника полиции ОАЭ Дахи Хальфан (после ликвидации в Дубае палестинского террориста Махмуда аль-Мабхуха он прославился на весь мир многочисленными “разоблачениями” израильской разведки “Мосад”, часто принимавшими характер клоунады), “разоблачил” уже Бшару, обвинив его в заговоре с целью свержения лидеров конфликтующих с Катаром стран Залива. Все бы неплохо, но, по мнению Хальфана, сговаривался Бшара… с Израилем. Засим, весельчак-полицейский предложил беглому экс-депутату убираться назад в кнессет и доложить там, что план провалился.

Если три страны вкупе с Египтом своих послов из Катара отозвали, то Доха на такой ответный шаг пока не пошла, выразив лишь глубокое разочарование происшедшим. В рамках всей этой “холодной войны” правительство ОАЭ также заявило о прекращении финансирования строительства ряда объектов в Газе, тем самым фактически сведя к нулю собственные отношения с ХАМАСом.

Само собой, политика Катара на этот счет остается неизменной, а вдобавок к этому правящим в Газе исламистам наконец-то удалось более-менее восстановить отношения с Ираном. Своего рода практическим подтверждением тому стал перехват ЦАХАЛом судна с оружием, предназначенным для Газы. 10 марта о нормализации отношений официально заявили один из лидеров организации Махмуд аз-Заар и председатель иранского парламента (меджлиса) Али Лариджани. По словам последнего, это объясняется тем, что “ХАМАС является движением сопротивления”. Причиной разрыва между сторонами стало отношение к гражданской войне в Сирии, после того как хамасовцы, будучи суннитской организацией, повернулись спиной к своему недавнему союзнику Асаду, ведущему борьбу против суннитского большинства страны.

Косвенное участие в этой региональной свалке принял и премьер Ирака Нури аль-Малики, открыто обвинивший Саудовскую Аравию и Катар в поддержке террористов-суннитов в его стране. Здесь надо отметить, что Эр-Рияд в самом деле последовательно поддерживает суннитское меньшинство в Ираке, однако опять-таки часть действующих там организаций, причем наиболее активных, являются чуть ли не в первую очередь врагами именно правящего в СА режима.

Есть разные варианты дальнейшего развития событий “катарского кризиса”… Маленькое богатое государство, скорее всего, продолжит и дальше вести свою особенную политику, но не надо забывать, что у его соседей при желании найдутся серьезные рычаги давления на Доху.

Происходящее является неплохой иллюстрацией того, о чем в последнее время открытым текстом говорят члены израильского руководства: у еврейского государства и ряда суннитских режимов имеется очень много общих интересов, и они не ограничиваются одним лишь отношением к Ирану.

Давид Шарп, «Новости недели» – «Континент»