Сирийская стратегия Трампа

Трамп коренным образом изменил доктрину борьбы с терроризмом в США, особенно в том, что касается психологической войны против джихадистов.

Photo copyright: Official White House Photo by Shealah Craighead. Public domain

Многие критики президента США Дональда Трампа настаивают: он понятия не имеет, что делает в Сирии. Убийство лидера ИГИЛ Абу Бакра аль-Багдади в выходные спецназом США показало, что эта критика неуместна. Трамп имеет очень хорошее представление о том, что он делает в Сирии, не только в отношении ИГИЛ, но и в отношении различных конкурирующих там участников конфликта.

Что касается ИГИЛ, то очевидный урок рейда против Багдади – утверждение критиков Трампа о том, что вывод им американских войск с границы Сирии с Турцией означал, что он собирался позволить ИГИЛ восстанавливаться, было совершенно беспочвенным.

Рейд сделал больше. Убийство Багдади и обсуждение Трампом смерти массового убийцы показали, что Трамп не просто поддержал веру в борьбу с ИГИЛ и его союзническими джихадистскими группами. Он коренным образом изменил доктрину борьбы с терроризмом в США, особенно в том, что касается психологической войны против джихадистов.

После терактов 11-го сентября администрация Буша начала кампанию публичной дипломатии в арабо-исламском мире. Вместо того, чтобы атаковать и подрывать доктрину джихада, которая настаивает на том, что религиозная обязанность мусульман – борьба с целью завоевания немусульманского мира и создания глобальной исламской империи или халифата, стратегия Буша состояла в том, чтобы игнорировать джихад в надежде успокоить его приверженцев. Основная линия кампании публичной дипломатии администрации Буша заключалась в том, чтобы принять мантру “ислам – это мир”, и утверждать, что США любят ислам, поскольку США стремятся к миру.

В 2005-м году тогдашний госсекретарь Кондолиза Райс запретила Государственному департаменту, ФБР и спецслужбам США использовать в официальных документах «спорные» термины, такие как «джихад» и «радикальный ислам».

Администрация Обамы продвинулась еще дальше в угодническом подходе к стратегическому взаимодействию администрации Буша. Президент Барак Обама и его советники изо всех сил старались выразить сочувствие «исламскому миру».

Администрация Обамы поддержала джихадистское “Мусульманское братство” против многолетнего президента Египта и союзника США Хосни Мубарака и поддержала свержение Мубарака с полным осознанием того, что единственной силой, достаточно мощной, чтобы заменить его, было “Мусульманское братство”.

Что касается шиитских джихадистов, то отказ Обамы поддержать попытку “Зеленой революции” продемократических протестующих в Иране в 2009-м году поставил США на сторону джихадистского, империалистического режима аятолл и против иранского народа.

Короче говоря, Обама принял риторику Буша об умиротворении и превратил ее в реальную политику Америки.

Низкопоклонство Буша-Обамы ничего не дало США. Аль-Каида, которая возглавляла мятеж против американских войск в Ираке при поддержке Ирана и Сирии, не уменьшила свою агрессию и ненависть к США из-за усилий администрации.

Именно в годы Обамы ИГИЛ построило свой халифат на трети иракско-сирийской территории, открыло рынки рабов и развернуло массовую кампанию обезглавливания на камеру во имя ислама.

В своем объявлении о смерти Багдади в воскресенье Трамп бесцеремонно отказался от стратегии своих предшественников – ублажать джихадистов. В отличие от Обамы, лезшего из кожи, доказывая уважение, которое силы США, убившие Усаму бен Ладена, оказали телу террориста и массового убийцы «в соответствии с исламской практикой», Трамп издевался над Багдади, «халифом» убийств, изнасилований и рабства.

Багдади, сказал Трамп, умер «как собака, как трус».

Багдади умер, сказал Трамп, «скуля и плача».

Трамп опубликовал на своей странице в Твиттере фотографию боевой собаки Delta Force, которая привела к смерти Багдади, преследуя его в туннеле под его комплексом и спровоцировав его привести в действие пояс со взрывчаткой, который он носил, убив себя и двух бывших с ним детей.

Трамп позже описал животное, которое убило самозваного представителя Аллаха на земле, как «Наш “К-9”, как они его называют. Я называю это собакой. Красивая собака – талантливая собака».

Представители администрации Обамы гневно осудили высказывания Трампа. Например, бывший заместитель директора ЦРУ Майк Морелл сказал, что его «беспокоит» трамповский «вульгарный язык», который, по его словам, «вдохновляет других людей» проводить атаки мести.

Его коллега, бывший зам. председателя Объединенного комитета начальников штабов, отставной адмирал Джеймс Виннефельд, сказал, что «нагромождение слов» Трампа, описывающее Багдади как «собаку», послало его последователям сигнал, «который в результате может вызвать более жесткую реакцию».

Эта критика смешна. Террористы ИГИЛ убедительно доказали, что им не нужно провокаций для совершения массовых убийств. Им нужна только возможность.

Более того, постоянное применение Трампом термина «собака» и использование кинологических образов очень важно. Собаки считаются «нечистыми» в исламе. В исламских обществах «собака» – худшее из ругательств, которым вы можете назвать человека.

Трудно представить, что смерть Багдади в лапах собаки может сплотить вокруг него многих мусульман. Напротив, это, скорее всего, деморализует его последователей. Какой смысл присоединяться к группе неудачников, верящих в лжепророка, который умер как трус, преследуемый «прекрасной собакой – талантливой собакой»?

Еще есть Россия.

Критики Трампа настаивают на том, что его решение отказаться от позиции США вдоль сирийской границы с Турцией фактически передало полный контроль над Сирией России. Но это далеко не так. Американское присутствие вдоль границы не вредило России. Оно помогало России. Оно освобождало президента России Владимира Путина от необходимости иметь дело с Турцией. Теперь, когда американцы покинули пограничную зону, президент Турции Реджеп Эрдоган стал проблемой Путина.

И он не главная проблема, которую Трамп создал для Путина в Сирии.

Самая большая проблема Путина в Сирии – финансовая. Российская экономика погружена в глубокую рецессию из-за падения мировых цен на нефть. Путин планировал финансировать свою сирийскую операцию за счет доходов от сирийской нефти. С этой целью в январе 2018-го года он подписал соглашение с президентом Сирии Башаром Асадом, которое фактически передало права на сирийскую нефть России.

Но Путин не принял во внимание Трампа.

Американские силы не ушли со всех своих позиций в Сирии в прошлом месяце. Они остались на авиабазе Ат-Танф, которая контролирует сирийскую границу с Иорданией и Ираком.

Что еще более важно, с точки зрения России, США не отказались от своего военного присутствия рядом с нефтяными объектами Сирии в провинции Дейр-эз-Зор на восточной стороне реки Евфрат. На самом деле, согласно сообщениям средств массовой информации, США усиливают свои войска в Дейр-эз-Зоре, чтобы обеспечить постоянный американо-курдский контроль над нефтяными месторождениями Сирии.

Чтобы понять, насколько высок приоритет контроля над нефтяными объектами Сирии для Путина, стоит вспомнить, что произошло в феврале 2018-го года.

7 февраля 2018-го года, через месяц после того, как Путин и Асад подписали свое нефтяное соглашение, крупные объединенные силы, состоящие из российских наемников, сирийских коммандос и сил Иранской революционной гвардии, пересекли реку Евфрат с целью захвата города Хушам, близкого к нефтяным полям Conoco. Перед ними находились сорок американских спецназовцев, развернутых вместе с курдскими и арабскими силами СДС. Силы США совершили массированный воздушный налет против атакующих, в результате которой было убито около 500 солдат, и атака прекратилась. Счет количества убитых российских наемников начинается с 80 и достигает нескольких сотен.

Американская контратака нанесла серьезный ущерб российским силам в Сирии. Путин снизил численность российских вооруженных сил в Сирии, передав большую часть боевых действий российским военным подрядчикам. Цель неудачной операции состояла в том, чтобы дать этим наемным силам возможность захватить ресурсы для финансирования своих операций и снять их с содержания Кремля.

С тех пор Путин пытался вытеснить американские войска из Хушама, по крайней мере, еще один раз, встретив массированную демонстрацию силы.

Продолжающийся американо-курдский контроль над сирийскими нефтяными месторождениями и установками для добычи требует, чтобы Путин продолжал напрямую финансировать свою войну в Сирии. Пока это сохраняется, Путин, учитывая финансовые ограничения России, вероятно, приложит все усилия для сдерживания своих иранских, сирийских и хезболлашных партнеров и их агрессивных планов против Израиля, чтобы предотвратить дорогостоящую войну.

Другими словами, предотвращая захват Россией сирийских нефтяных месторождений, Трамп заставляет Россию вести себя так, чтобы защищать американские интересы в Сирии.

Центром большей части критики в отношении политики Трампа в Сирии был его предполагаемый отказ от сирийских курдов, оставивший их на милость турецкого врага. Но за последнюю неделю мы узнали, что это не так. Как объяснил Трамп, продолжающийся контроль США и курдов над нефтяными месторождениями Сирии предоставляет Сирийским демократическим силам, контролируемым курдами, финансовые и военные средства для их операций и для поддержки и защиты своего народа.

Более того, подробности убийства Багдади указывают на продолжение тесного сотрудничества между американскими и курдскими силами. Согласно отчетам о рейде, курды предоставили американцам ключевые разведданные, которые позволили силам США точно определить местонахождение Багдади.

Что касается Турции, то и Багдади, и официальный представитель ИГИЛ Абу Хассан аль-Муджахир, который был убит военнослужащими США во вторник, находились в районах восточной Сирии, контролируемых Турцией. Американцы не пытались скрыть этот факт.

Турецкая операция в восточной Сирии, как сообщается, повышает популярность Эрдогана дома. Но далеко не ясно, насколько эффект, которую он получит от своих действий, будет продолжительным. Сирийская операция Турции разоблачает тесные связи члена НАТО с ИГИЛ и его союзными террористическими группами. Это разоблачение само по себе дает основания для сокращения стратегических связей США со своим бывшим союзником.

Еще хуже для Турции, что из-за публичных “объятий” Трампа с Эрдоганом демократы выбрали турецкого самодержца в качестве врага №1. Во вторник при поддержке республиканских законодателей, которые давно признали враждебность Эрдогана к интересам и союзникам США, возглавляемая демократами Палата представителей подавляющим большинством приняла резолюцию о всеобъемлющих санкциях против Турции.

Убийство аль-Багдади и связанные с ним события демонстрируют, что Трамп не действует вслепую в Сирии. Он реализует многоплановый набор политик, основанных на сильных и слабых сторонах и приоритетах различных действующих там сил таким образом, чтобы продвигать интересы США за счет своих противников и на благо своих союзников.

Оригинал: статья Кэролайн Глик Al-Baghdadi and Trump’s Syrian Chessboard

Источник

P.S. Реакция критиков Трампа на отдельные его ходы в Сирии заставляет вспомнить поговорку “Дураку полработы не показывают”. Теперь, когда переформатирование более-менее завершено, все выглядит вполне разумным и логичным.

ВАМ ПОНРАВИЛСЯ МАТЕРИАЛ? ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШУ EMAIL-РАССЫЛКУ:

Мы будем присылать вам на email дайджест самых интересных материалов нашего сайта.