Синтетический спорт

У современной спортивной медицины два лица. Наука дала новые способы восстановления после травм, перспективные методики тренировок, особое спортивное питание и одновременно — теневые технологии и химические победы, за которые спортсмены расплачиваются собственным здоровьем и даже жизнью.

Синтетический спорт

На Олимпиаде 1904 года в состязании марафонцев разгорелись нешуточные страсти. Победу уже праздновал Фредерик Лорз, как вдруг выяснилось, что часть дистанции он проехал сидя в автомобиле. Первое место отдали Томасу Хиксу, но и с ним оказалось не всё в порядке: в течение пути спортсмен дважды терял сознание, и ушлый тренер поднимал его на ноги при помощи бренди со стрихнином. Медаль у Хикса не отобрали: никаких правил, запрещающих применение стимуляторов, тогда просто не существовало.

Чем-то противозаконным допинг не считался довольно долго. «Для тонуса» употребляли вино, коку, гашиш, даже мышьяк. Но настоящая допинговая эпоха началась в 1935 году, когда впервые удалось получить инъекционный препарат тестостерона. Затем в моду вошли амфетамины и анаболические стероиды.

Олимпиада 1968 года стала самой стероидной за всю историю. И это несмотря на то, что за год до этого принц Александр де Мерод, возглавив медицинский комитет, объявил стимуляторам бой. Но оборудования и методик для точного определения следов приёма препаратов в организме не существовало примерно до 1985 года, и «химию» зачастую выдавало только резкое ухудшение состояния спортсмена прямо на соревнованиях.

Ещё в 1970-х годах начали экспериментировать с гормоном роста, затем с инсулином и инсулиноподобным фактором роста. Но эти виды допинга и до сих пор обнаружить довольно сложно. Интересно, что спортсмен считается «натуралом» до тех пор, пока то, что он принимает, не вносится в списки запрещённых препаратов. Иногда доходит до абсурда, как на Олимпиаде 2000 года в Сиднее: разрешение использования препаратов от астмы привело к тому, что 70% олимпийцев оказались астматиками.

Одно из новомодных спортивных веществ — гормон эритропоэтин, который стимулирует созревание эритроцитов для повышения способности крови переносить кислород. Он присутствует в организме каждого, и запретить его невозможно. С этой же целью придумали аутогенное переливание крови. В 2004 году появился прибор, позволяющий обнаружить чужие эритроциты, но определить факт аутогенного переливания он не может.

Несмотря на все медицинские ухищрения, начиная со второй половины 20 века количество рекордов пошло на убыль. Возможно, потому, что утверждаются они теперь лишь при наличии медицинского заключения об отсутствии в пробах спортсмена чего-нибудь неположенного. Но часть учёных считает, что пределы возможностей человеческого тела достигнуты.

Автор Светлана ЗЕРНЕС

Автор Светлана ЗЕРНЕС

А побеждать-то всё равно хочется! И тут синтетические препараты уступают место клеточным и генноинженерным технологиям. Зачем колоть эритропоэтин, если можно генетически заставить организм синтезировать его? Мутация одного из генов, отвечающих за выработку эритропоэтина, встречается и от природы, как например, у финского лыжника Эеро Мантиранты. И хотя спортивная генетика чрезвычайно молода, уже в 2003 году тренер Томас Спрингштейн был уличён в использовании препарата на основе аденовирусного вектора, несущего ген эритропоэтина, и попал под суд.

Пришествие генетики в спорт началось с изучения очевидного факта: чернокожие бегуны сильнее белых, при этом лучшие спринтеры рождаются в Западной Африке, а лучшие бегуны на длинные дистанции — из Кении и Эфиопии. Тут и особенности национальной анатомии, и особенности обмена веществ. Специалисты собираются найти связи между вариантами разных генов и важными для спорта функциями, которые они несут. Для этого понадобится собрать обширную чемпионскую генетическую базу и разработать генетические профили для всех видов спорта. Например, в России, в лаборатории молекулярной генетики Казанского государственного медицинского университета, имеется база генетических данных более трёх тысяч спортсменов. Здесь работают над определением задатков будущих победителей хоть в младенчестве: по результату генетического теста можно понять, куда отдавать своё чадо: в секцию бокса или фехтования.

В начале 2000-ных вышла книга Энди Миа из Университета Абердин о генетически модифицированных спортсменах. По его мнению, генетическая модификация станет серьезной проблемой: с одной стороны, она противоречит принципам спортивной этики (и вообще любой этики), а с другой, определить, проводилась модификация генов или нет, будет невозможно.

Изменить привычный имидж спорта способна именно генная инженерия. Состязание генетически модифицированных спортсменов — это будет то ещё шоу! Хотя пока об официальном одобрении таких технологий речи нет. Да и нам, зрителям, конечно, интереснее верить в то, что там «всё по-честному».

 

Светлана ЗЕРНЕС,
писатель, научный популяризатор,
член The International Science Writers Association. Город Москва»

 

Подпишитесь на ежедневный дайджест от «Континента»

Эта рассылка с самыми интересными материалами с нашего сайта. Она приходит к вам на e-mail каждый день по утрам.