Сделка по «Северному потоку — 2» — позор для Евросоюза

Германия и ЕС пострадают от последствий этой постыдной сделки.

Несмотря на опасения некоторых людей, соглашение Ангелы Меркель и Джо Байдена по «Северному потоку — 2» не подвергнет Европейский союз (ЕС) какой-либо прямой опасности. Однако потенциально эта постыдная сделка может косвенно навредить репутации Брюсселя как региональной силы. Она подчеркивает зависимость ЕС от Соединенных Штатов как в энергетике, так и во внешней политике. Вместо заключения этого соглашения Германия должна была возглавить работу по достижению компромисса со странами Балтии и Центральной Европы ради принятия единого европейского решения. Это могло бы стать свидетельством солидарности с восточными европейскими соседями и подтверждением позиции ЕС по вопросу скорейшего отказа от углеводородов, хотя сейчас, в конце эпохи Меркель, у многих европейцев остается неприятный осадок. К сожалению, Германия предпочла проигнорировать проблемы стран Центральной и Восточной Европы и (в одиночку) взялась за старое — уделять первоочередное внимание мнению американского президента.

Решение Германии было неприличным по ряду причин. Во-первых, оно подрывает нормы и ценности ЕС. Несмотря на аннексию Крыма, войну на Донбассе, взрыв склада боеприпасов в Чехии, насильственные действия полиции в отношении протестующих, отравление Скрипалей и Навального, убийство Хангошвили, запрет в России европейских неправительственных организаций (НПО), вмешательство в выборы и бесконечную поддержку президента Беларуси Александра Лукашенко, правительство Германии могло лишь высказывать пустые угрозы в адрес России, пока продолжалось строительство «Северного потока — 2».

Кроме того, решение Германии было постыдным, поскольку оно служит подтверждением представления России о ЕС как о разобщенном, хаотичном и в значительной степени контролируемом Соединенными Штатами. На фоне множества критических замечаний со стороны стран Балтии, стран Центральной и Юго-Восточной Европы, ставящих вопрос о политических и экологических последствиях проекта, а также многочисленных обращений президента Украины Владимира Зеленского, Германия уделила более пристальное внимание Соединенным Штатам и проигнорировала своих европейских союзников и союзников по ЕС.

Германия и ЕС пострадают от последствий этой постыдной сделки. Впрочем, для Европейского Союза негативные побочные эффекты завершения строительства газопровода являются «только» политическими. Россия так же заинтересована в продаже своего газа, как и европейцы в его покупке — еще один случай перебоев с поставками газа зимой только ускорит отказ Европы от (российских) углеводородов. В том, что касается поставок газа в Европейский Союз, Россия будет надежным партнером, как и обещал Владимир Путин. Таким странам, как Эстония, Финляндия и Болгария, которые зависят исключительно от российского газа, не грозит, что Россия перекроет газовый кран. Поэтому риски для ЕС являются лишь косвенными: могут быть подорваны доверие к нему и его репутация. В связи с этой сделкой, скорее всего, снизятся доверие к ЕС и его демократическим и экономическим связям, а также широко распространенные проевропейские настроения на Украине, в Грузии, Молдавии и многих балканских государствах. На мировом уровне ЕС в условиях борьбы с изменением климата также наносит ущерб своему авторитету, подавая пример того, как не следует действовать в плане экологической безопасности. Кроме того, любые евроскептики внутри ЕС и в России могут указать на решение Германии в качестве примера того, почему сотрудничество с Брюсселем подрывает национальные интересы.

Единственная страна, оказавшаяся в прямой опасности из-за решения Меркель и Байдена, это Украина. Российские власти совершенно открыто пытаются обойти страну, которую они считают ненадежным и нестабильным партнером, поддерживая такие проекты, как «Северный поток — 2», а также «Южный поток». В лучшем случае «Северный поток-2» станет причиной возникновения экономических трудностей на Украине. А в худшем случае Россия может использовать газ (в отличие от денег от транспортировки газа) против Украины — в качестве средства принуждения Киева. Власти Германии знают об этом, но, по их мнению, опасность, которая может возникнуть на Украине, является лишь сопутствующим ущербом, с которым можно будет справиться потом — после строительства газопровода.

Лэнс Брэдли (Lance Bradley)
Источник