С Днем Освобожденного [почти] Иерусалима!

Сегодня – День Иерусалима. Вообще-то он завтра, но из-за того, что, если он выпадает на пятницу, мы отмечаем его накануне.

Photo copyright: Chris Hoare. CC BY 2.0

День Иерусалима празднуется в честь освобождения оккупированной Иорданией восточной части города. На третий день Шестидневной войны. Именно эта победа была центральной в той войне – потому, что 19 лет именно отрезанный от нас Старый Город с Храмовой горой был открытой раной для всех израильтян.

Узи Наркис, командующий Центральным Округом в ту войну, родившийся в Иерусалиме, переживший в нем ребенком погромы 1929 г. и сражавшийся за город в Пальмахе в 1948-ом, вспоминал о своей поездке вдоль демаркационной линии, разделявшей Иерусалим, накануне Дня Независимости 1967 г. Вместе с ним был его друг и соратник по совместным боям в Пальмахе, поэт Хаим Гури.

Глядя на вырванный из Израиля Старый Город, Гури спросил: «Скажи, мы так и будем учить детей на ТАНАХе, когда почти вся Страна ТАНАХа находится вне нашей досягаемости… неужели мы отказались от нее?» Ответ Наркиса был – «…Не отказались. Мы должны надеяться, стремиться к ней, мечтать о ней!» Так думало то поколение, те, кому повезло – последним – жить в единой и неразделенной Эрец-Исраэль.

Парадоксально, но именно после освобождения нашей страны 53 года назад, выросли израильтяне, у которых в сознании Эрец-Исраэль разделена пресловутой «зеленой чертой» на «правильную» и на «проблематичную». Та, где находится неизвестная страна «Штахим». Многие из них не знали ее, не изучали по ТАНАХу, как Гури и Наркис, и для них она чужая [почти] как заграница. Они ее не видят и чувствуют частью своего мира и пространства.

Есть классический опыт в психофизиологии, когда берут только что родившихся котят, и сажают в две банки – в одной есть черно-белые только горизонтальные полосы, а в другой – только вертикальные. У выпущенных через месяц котят есть проблема – выросший в банке с горизонтальными полосами не видит вертикальных предметов – идет на ножку стула и в упор не видит ее, и наоборот.

Так же и с нами. Многие, лишенные семьей и нашей ущербной школьной программой знания ТАНАХа, не бывавшие никогда в Шхеме, Шило, Иродионе и Хевроне, «не видят» этой части нашей страны, и не ощущают ее в окружающем их пространстве. И всю страну в целом, и Иерусалим – ее сердце – в частности. Это трагедия нашего поколения, и репатриантов особенно. Многие не бывали физически во многих местах даже внутри «зеленой черты», не говоря уж об Иудее и Самарии, а если и бывали – не знают нашей, национальной, истории тех мест.

В преддверии распространения суверенитета на всю Эрец-Исраэль нужно еще много сделать, чтобы все ее части «воссоединились» в нашем сознании в одно целое – и географически, и исторически, и просто визуально и эмоционально. Чтобы мы ощутили нашу страну вокруг нас – и нашу связь с ней. Так, как это чувствовал главный раввин ЦАХАЛа Шломо Горен, который в ответ на сообщение командира бригады десантников Моты Гура, что есть приказ не штурмовать Храмовую гору, ответил ему:

«Лучше быть в тюрьме всю жизнь, но Иерусалим и Храмовая гору будут освобождены – чем жить на свободе, но Иерусалим будет оставаться в плену…»

Кстати, знаменитый шофар Горену велел взять с собой на штурм города Узи Наркис.

С Днем Освобожденного [почти] Иерусалима!

Михаил Лобовиков