Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Блоги | Русская канарейка. мифы и реальность

Русская канарейка. мифы и реальность

В соответствии с историческими документами, первые канарейки появились в  России  еще в допетровские времена, то есть, около четырех веков назад. Они потеснили диких пернатых певцов, содержавшихся в клетках ради своего приятного пения (чижей, щеглов, соловьев). Своей неприхотливостью к условиям содержания, легкостью размножения в неволе, мелодичным пением и удивительной способностью к подражанию канарейка быстро завоевала любовь всех слоев населения.

В начале позапрошлого века стоимость хорошего певца была не меньше цены на офицерскую лошадь. Известные центры разведения канареек в Павлово, Полотняном Заводе, Туле и многих городах и селах поставляли в Москву, Петербург, Нижний Новгород канареек многими тысячами. Ни одна ярмарка не обходилась без канареек.

Русская канарейка. мифы и реальностьС середины ХIХ века в Москве, Санкт-Петербурге, Астрахани стали проводиться регулярные конкурсы пения канареек. Их спонсорами и покровителями были великие князья. Царь Николай II был большим любителем канареечного пения. Птиц ему поставляли из Павлово-на-Оке. Используя замечательные способности канареек к звукоподражанию, канареек часто обучали популярным мотивам. В разные времена они пели «Боже Царя храни», «Вдоль по Питерской», «Пастушку», а после 1917 года «Интернационал», демонстрируя лояльность властям.

В России существует Фонд поддержки русской канарейки (президент фонда Р.Н.Скибневский, учредитель – А.В.Разуваев), который совместно с Московским обществом испытателей природы (секцией «Биотехнологические основы разведения певчих птиц», председатель – профессор  Московского государственного университета И.Р.Бёме) ежегодно проводят мероприятия, направленные на популяризацию русской канарейки. Ежегодные московские весенние конкурсы пения постепенно превратились во всероссийские. На них проводится отбор наилучших представителей породы, определяются дальнейшие пути развития канареечного пения.

В статье обсуждаются некоторые «секреты» выращивания, воспитания и обучения канареек. Для получения хорошего певца надо затратить не меньше сил и времени, чем для подготовки и обучения солиста оперы. Более подробно с информацией о русских канарейках можно познакомиться на сайте (http://www.rus-canary.ru).

О ТЕРМИНОЛОГИИ

В среде разрозненных по всей России «канареечных охотников» существует много слов и обозначений для песни русской канарейки. Иногда они не совпадают в разных местностях, но, тем не менее, любители вполне понимают друг друга.

Так, например, в Павлово слову «колено» иногда предпочитают слово «песня». Встречаются разночтения в терминах «отбой», «отбойная овсянка», «дин-дон». Под термином «тройник», вопреки логике, частенько понимают исполняемые кенаром четыре, а то и пять «ниток» – высоких россыпей, сравнимых отчасти по звучанию со стрижиными свистами. Поэтому сам я предпочитаю термин «запевка», независимый от числа «ниток». Под термином «ход» здесь я буду понимать строй песни, отличающийся определенным набором колен. В истории «ходы» присваивались чаще всего выдающимся канареечным охотникам, чьи птицы «гремели» по России. Знаменитый в прошлом веке музлановский ход, отличался, в том числе, красивыми бубенцами с раскатами.

Термин «линия», больше используемый в животноводстве, нужен для обозначения многолетней селекционной работы, ведущейся по каким-то определенным признакам. «Зеленая линия» Фонда поддержки русской канарейки выводится уже в течение 20 лет по трем показателям: тембровые характеристики голоса, способность к лучшему усвоению новых колен и звукосочетаний и, в меньшей степени, по «рубашке» – зеленому оперению.

Подробный словарь канареечных терминов размещен на сайте www.rus-canary.ru еще в 2003 году и был напечатан в первом нашем сборнике «К вопросу о русской канарейке».

КОГО УЧИТЬ?

Вопрос «кого» тесно связан с вопросом «зачем». Далеко не все канароводы разводят и обучают своих канареек, чтобы пытаться выставить их на конкурсе и получить заслуженные медали. Много и таких, которые держат канареек исключительно для собственного удовольствия и обучают их другому пению, чем то, которое ценится на конкурсах.

Проблема тесно связана с коммерческой стороной канароводства. Занявший первое место на московском конкурсе самец сразу резко поднимается в цене, да и другие птицы заводчика-победителя тоже начинают пользоваться спросом. Тем самым оценочная шкала невольно стимулирует канароводов обучать своих самцов наиболее ценным по балльной стоимости шкалы коленам, как и их количеству. На сегодня победитель конкурса, как правило, очень высокоголосый самец, пропевающий в быстром темпе не менее 15 колен.

Темп зависит от того, что песня кенара длится в среднем 40 секунд. Потом ему необходима пауза для отдыха. И чем больше в 40 секунд кенар «втиснет» колен, тем большую сумму баллов он может набрать у судей. Так получаются песни-скороговорки, без столь ценимого раньше «расклада» – медленного неторопливого отчетливого исполнения колен. Причем, все с этим соглашаются, но факта, что именно современный вариант оценочной шкалы с неизбежностью приводит к исполнению таких «скороговорок», в упор не хотят признавать.

Второй, не менее важный, вопрос высокоголосости. Берусь утверждать, что отбор по этому признаку ведется канароводами вполне сознательно. Связано это с борьбой с браком – рычками. Дело в том, что россыпи, «основное» колено в оценочной шкале, очень пластичное и изменчивое. Исполняемые в низкой тональности они начинают напоминать грубую малоприятную для слуха трель милицейского свистка, а начиная с еще более низкого уровня, превращаются в грубейший брак – рычок. Вот и стремятся любители разводить наиболее тонко-высокоголосых самцов, у которых рычок даже технически получиться не может, поскольку будет слышаться, как коротенькая россыпушка.

Итак, кого разводить? Во-первых, уши многих людей плохо воспринимают «комариный писк» высочайших овсянок и россыпей. Вплоть до неприятных физических ощущений. Во-вторых, некоторые люди старшего возраста просто перестают слышать высокие частоты, в связи с чем некоторые высокие колена воспринимают как «провалы», «ямы» в песне.

Поэтому я ни в малейшей степени не хотел бы убеждать кого-либо разводить конкретно высокоголосых или низкоголосых канареек. Разводите птиц приятного именно вашему слуху тембра-голоса, и будет вам счастье.

Мне кажется, что кенары среднего тембра наиболее отвечают современной песне русской канарейки. То есть, критерием может быть способность кенара пропевать достаточно низкие звучные отбои и дин-доны, но, вместе с тем, исполнять красивую запевку. Чаще всего мы слышим или отличную запевку с маловыразительным отбоем (высокий тембр) или звучный низкий отбой при невыразительной запевке или ее полном отсутствии.

Очень важным качеством хорошего певца является его экстерьер или анатомия. Только кенар с широкой и глубокой грудной клеткой, к которой помещаются мощные легкие, может петь минутную, а то и дольше, песню. Узкогрудый, выращенный без солнца в зимний период, плохо выкормленный в птенцовом возрасте и рано отправленный в маленькую клетку-одиночку самец, даже обладая замечательными способностями, никогда не будет иметь физических сил пропевать длинную многоколенную сложную песню.

И третьим качеством хорошего певца, как правило, является его спокойный уравновешенный характер. Возбудимые пугливые птицы редко отличаются стабильностью исполнения, и любой внешний раздражитель может сбить их с толку и испортить песню.

Вот от таких певцов надо стараться получить потомство для разведения при условии, что заводчик имеет свою многолетнюю линию, и шансы получить замечательные наследственные признаки его лучших певцов весьма высоки.

ЧЕМУ УЧИТЬ?

Сегодня любой уважающий себя канаровод должен обладать элементарной компьютерной грамотностью. Самый простой способ получить высококачественную звукозапись, это овладеть простейшими звуковыми компьютерными программами Sound Forge или Adob Audition. Я привык пользоваться первой, хотя вторая есть в русскоязычном варианте. Впрочем, существует еще множество подобных программ.

В принципе кенары готовы запоминать и воспроизводить любые звуки в своем диапазоне. Именно таким образом мы записали «дин-дон» с помощью двух специально подобранных созвучных колокольчиков и обучили этому колену молодых самцов. Причем, если в первый год обучения колокольчиковый дин-дон выучили лишь два самца из десяти, то записанный уже с живого голоса, через год его «взяли» семь самцов из десяти. Естественно надо понимать, что каждый новый эксперимент требует не менее года жизни. Таким образом, получив записи своих (чужих не надо и бесполезно!) лучших птиц, можно составить обучающую фонограмму из лучших колен и пытаться обучать ею следующее поколение молодых самцов.

КАК УЧИТЬ?

а) Акустические условия.

Речь идет об акустической обстановке, о возможности (или ее отсутствии) максимально звукоизолировать распевающуюся молодежь.

Во-первых, чем талантливее самцы, тем, естественно, способнее к пению их сестры и матери. В моем хозяйстве самки вне периода разведения живут в больших пролетных клетках на светлой лоджии и, получая достаточно бедный корм, поют (в меру своего дарования), тем не менее, практически всю зиму. Полностью звукоизолировать лоджию от остальных комнат при наличии большого числа членов семьи практически невозможно. В результате молодые самцы, услышавшие поющих самок (достаточно и двух минут однократно) могут сразу пропасть в качестве подающих надежды конкурсных певцов. Старых самцов тоже нельзя слушать: ведь фонограмма бывает отобрана из лучших колен двух-трех самцов, то есть, некие колена могли быть выкинуты, другие повторены, и песня-то, по сути, уже другая…

Второй год подряд молодняк начинает вставлять в песню вызывной сигнал моего городского телефона «панасоник». И звук-то приятный, но песня-то испорчена! Итак: после отделения от родителей и начала самостоятельного кормления молодые птенцы категорически не должны слышать никаких звуков взрослых птиц. Все звуки в диапазоне пения кенаров – дверные звонки, электробритвы, телефоны – тоже должны быть максимально исключены (не говорю, естественно, о «чивкающих» через форточку воробьях).

б) Содержание молодых самцов

Идеально, если пролетка для отсаженного молодняка имеет отделение в шкафу, куда ее можно вставлять. Проигрывать фонограмму надо не менее, а лучше чаще, двух раз в день, утром и вечером. При просыпании и отходе ко сну птенцов. Вот для этого регулирования режима сна-бодрствования и требуется шкаф. Но его наличие вовсе не означает, что птенцов не надо выставлять на солнце, давать купаться и кормить витаминными добавками.

в) Особенности кормления

Кормление молодняка в пролетных клетках должно быть обильным. Лишнюю энергию птенцы реализуют в движении. Тем не менее, надо следить, чтобы зерновой корм, особенно черный, проедался полностью, то есть, давать яичный корм и прочие вкусные добавки можно лишь, когда почти все зерно разгрызено. Для облегчения шелушения твердых зерен еще мягкими клювами полезно давать зерновой корм, промытый горячей водой и подсушенный. Многие старые канароводы активно используют крутосваренную пшенную кашу. Наверняка она упрощает кормление, но, вместе с тем, удлиняет процесс перевода молодых птиц только на зерновой корм.

Даже в пролетных клетках можно настолько раскормить некоторых «обжор», что у них при продувании брюшка легко увидеть начальные жировые отложения.

По мнению многих канароводов прошлого века, подкрепленного книгой Лауниер и Гроссе «Основы разведения и обучения канареек пению», посвященной роллерам, главной составной частью питания певчих канареек должна составлять дикорастущая яровая черная сурепка. В озимой сурепке велик процент горькой и ядовитой эруковой кислоты, а насчет современной генномодифицированной сурепки пока нет сложившегося мнения об ее пользе. Впрочем, канарейки едят ее неважно.

Пожалуй, наличие яровой сурепки есть одновременно и главный миф, и главный секрет правильного обучения. Якобы от нее делается нежный голос (а от канареечного семени – резкий). Якобы на сурепке самец не «ярит» – не просит самку, выбрасывая из песни трудные колена.

По собственному опыту могу подтвердить, что наши лучшие зеленые самцы всегда были «сурепкоядными» и отличались спокойным темпераментом и устойчивым ходом песни. Любители канареечного семени чаще бывают возбудимыми, поют нестабильно, и хотя могут спеть и полную красивую песню, но это уже зависит от настроения «маэстро». Известный московский канаровод И.Мотаев, работавший в тесном содружестве с А.Беловым и Л.Кулаковым, с успехом использовал просо для кормления своих птиц. Просо – хороший корм, но даже у белого проса высыхающие оболочки быстро твердеют, из-за чего канарейки часто отказываются его поедать. Наилучшими качествами в этом отношении обладает итальянское тонкопленочное просо и аргентинское, иногда продающееся в колосьях. Вот его-то канарейки едят с жадностью.

г) Необходимость разделения самцов

Одиночные клетки для обучения имеют смысл только в том случае, если каждая помещается в отдельный шкафчик. Причем эти шкафчики должны быть не «сотами-ячейками» в большом шкафу, а отдельной конструкцией, при необходимости способной перемещаться по дому. Я предпочитаю двустворчатые шкафчики на металлических полозьях, которые могут быть, и вставлены в общую этажерку, и легко выниматься оттуда. Смысл такой мобильности в необходимости разделения самцов по степени различий в особенностях усвоения обучающей фонограммы. По сути, с КАЖДЫМ из молодых кенаров требуется ежедневная многочасовая индивидуальная работа, если речь идет об обучении современной конкурсной песне. Каждый день надо следить за аппетитом самца, за его калом, наблюдать за поведением и состоянием. Только самое пристальное внимание к малейшим изменениям в пении и поведении самца может помочь вовремя корректировать его правильное усвоение фонограммы с помощью изменений в режиме, составе и количестве корма, притемнения и дрессировки.

И если в первые 2,5-4 месяца молодняк еще можно формировать по группам, то позже, когда самцы начнут исполнять длинные связки колен или даже почти полностью проходить песню, совершенно неизбежной становится необходимость акустического разделения молодых кенаров.

Не надо надеяться, что лучший самец будет подавать пример и станет учителем для собратьев. Как правило, другие самцы, например, делающие «затяжки» – длинные повторы – на синицах, овсянках или отбоях, быстро собьют лучшего самца с толку, и он начнет повторять за ними…

Первое и главное, что надо сделать в первую очередь (очередной «секрет»): когда кто-то из молодняка начал пропевать полную песню по фонограмме, необходимо как можно скорее записать его голос, сделать звукозапись именно его воспроизведения обучающей фонограммы. И потом уже проигрывать ему не первоначальный вариант, а его собственный. Только так можно закрепить первые успехи самых способных кенаров.

д) Дрессировка

Здесь мифов существует больше, чем во всех остальных областях канароводства. Мол, и в бочки кенаров сажали, и в чулках подвешивали, и палками с перьями колотили-щекотали. Может, что и было, сам не видел. Могу рассказать лишь об одном известном канароводе, как он «темнил» своих птиц. Клетка вставлялась в ящик, ящик вставлялся в черный мешок, тот заворачивался еще во что-то, и все это хозяйство убиралось в платяной шкаф с полностью закрытыми дверцами. Воздух в какой-то степени в клетку, конечно, проникал, но есть и пить самцу, безусловно, приходилось наощупь.

Вообще, строго говоря, дрессировка – вынужденное занятие, требуемое оценочной шкалой и, конкретнее, ее основополагающим понятием «план».

Выучить кенара петь многоколенную песню «в плане», то есть, в одном и том же строгом порядке пропевания колен без дрессировки просто нереально. Суть ее в том, что кенара останавливают движением руки, пера, палочки, если он начинает песню не с запевки, если сбивается с «плана», путает очередность колен, начинает переставлять их местами. Тем самым самца вынуждают начать песню с начала. Если не заниматься дрессировкой, то практически любой кенар, будучи природным композитором, начнет вводить в песню некие вариации, перестановки, что-то изменять и улучшать на свой собственный вкус. С точки зрения многих любителей, эти изменения лишь украшают песню, но с точки зрения оценочной шкалы неплановая песня ценится весьма невысоко, как бы красиво она не звучала и какие бы прекрасные колена в ней не исполнялись.

ПЕРВЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ – ПЕРВЫЕ РАДОСТИ

Итак, весьма нередко случается, что уже в четыре-пять месяцев молодые кенара начинают, пока еще не в полный голос, робко, но пропевать полностью всю обучающую фонограмму.

Идеально, если эти первые «пробы пера» удалось записать. Поскольку при стабильном режиме питания-темнения самец начинает петь все громче и увереннее, но одновременно выкидывает из песни запевку или кулик, а то и всю связку. А вдруг начинает делать долгую затяжку на овсянке, после чего останавливается. Как правило, все это происходит уже после окончания птенцовой линьки и приобретения птицами яркой взрослой окраски. Казалось бы, канаровод ничего не менял, а птица начинает портить песню. Это естественный процесс взросления молодого самца, увеличение половых гормонов в крови, и, соответственно, изменения в песне. Самец становится более внимательным и чутким, и любой звук, будь-то позывка другого самца, или (тем более!) голос самки, пусть услышанный из самой дальней комнаты, вызывает желание не «медитативного» спокойного пения, а потребность подраться за гнездовую территорию, прокричать наиболее громко свой призыв самке, короче, испытать себя во взрослой жизни.

Этот период наиболее ответственен для канаровода. Чтобы удержать самца на невысоком гормональном фоне, требуется сократить кормление «горячими» кормами и посадить кенара на крайне бедную диету, где именно сурепка и может сыграть свою роль. Плюс, конечно, безжалостное темнение в шкафу и прослушивание обязательно в полутемном помещении, лучше в вечернее время.

Как всегда, профилактика лучшее средство лечения. Гораздо легче не дать самцу бесконтрольно «прорваться», чем задним числом пытаться его успокоить. Именно для того, чтобы не упустить распевающихся кенаров и требуется внимательнейший индивидуальный подход, своевременное регулярное продувание и тщательное отслеживание-мониторинг поведения самцов. В этот самый ответственный период канаровод должен неотлучно находиться при своих птицах.

ВЫХОД НА ГОЛОС И КАК СОХРАНИТЬ ПЕСНЮ

Даже у признанных мастеров обучения стопроцентный успех при выходе кенара на полный голос не гарантирован. Очень трудно «подобрать ключик», а каждому самцу он совершенно индивидуален. Л.М.Люстров любит повторять, что самца надо суметь удержать в «полуяру», когда самец, даже сидя в притемненной клетке, пытается петь вполголоса, но и будучи выставленным на свет, не рвет песню и сохраняет план. Для подготовки самца к конкурсу выставлять его надо ненадолго: минут на 15-20, помня о конкурсных 10 минутах. Но совершенно необходимо делать это в разной обстановке, в незнакомых помещениях, где может быть много людей, яркий свет, новые запахи и другая температура воздуха.

При этом также строго надо следить за четкостью и порядком исполнения колен. Чуть самец начинает сбиваться, его надо останавливать или убирать в сумку-ящик. Надо отдавать себе отчет, что подготовленный к конкурсу самец является очень тонко настроенным музыкальным инструментом. И сохранение этих настроек весьма головобольный и утомительный процесс. Многие канароводы, привозящие самцов на конкурс, пытаются всеми правдами-неправдами протащить своего самца в зал прослушивания, чтобы ни на секунду не расставаться с ним. Не дай бог, начнет в сумке-ящике петь, да не с начала…Кто же его остановит?

Если кенар сохранил свою песню после полной линьки второго года, дело значительно упрощается. Хотя проблемы диеты и притемнения никуда не уходят. Очень редкий самец полностью сохранит сложную многоколенную песню, будучи оставленным целый день на свету и слыша массу посторонних звуков, многие из которых человеческому уху просто недоступны. Не надо думать, что вопросы сохранения песни являются специфическими только для русской канарейки. Те же роллеры, первая певчая порода домашних канареек, будучи предоставленными сами себе, то есть, находясь постоянно на свету, с обильным кормлением и в отсутствии контроля канаровода быстро начинают петь вместо классического набора из десяти колен самые легкие три-четыре колена.

Возникает естественный вопрос: во имя чего столько мучений и птице, и ее учителю? Объяснение может быть, разве что, из области большого спорта или большого искусства. Чемпионство, как и высочайшее исполнительское мастерство требуют ежедневных изнуряющих тренировок-упражнений, без которых нужные навыки быстро утрачиваются. Вот поэтому лучших учителей-кенаров в прежние века не использовали в разведении, держали всю жизнь в темноте, вынимали только на непродолжительное время «урока». Есть ли альтернатива такому тяжкому труду, можно ли просто получать удовольствие от содержания канареек и слушания их пения?

Безусловно! Просто надо забыть о престижных конкурсных наградах, оценочной шкале и учить птиц не на пределе их и собственных возможностей, а другим песням и мелодиям.

ОБУЧЕНИЕ КАНАРЕЕК МУЗЫКЕ

Современная оценочная шкала неизменно вынуждает канароводов учить своих кенаров набору самых «дорогостоящих» колен, да еще и пропеваемых в определенном порядке. В результате пение чемпионов напоминает исполнение одной и той же арии, исполняемой чуть разными голосами и с разными акцентами. Наши предки использовали замечательный музыкальный инструмент – канарейку – гораздо шире.

На конкурсах, в трактирах, в домах у любителей можно было услышать в исполнении кенаров множество мелодий, отражавших вкусы хозяина. На одном из дореволюционных конкурсов кенар Т.Колонина получил большую золотую медаль за исполнение мелодии «Пастушка» – популярной в те времена песенки. Пели канарейки «Вдоль по Питерской…», «Боже царя храни» и множество других мелодий.

Нет сомнений, что кенарам вполне доступно исполнение отрывков классических музыкальных произведений, естественно, переложенных для их голосового диапазона и временного отрезка.

Даже снегири, также относящиеся к вьюрковым, как и канарейки, легко запоминают и воспроизводят несложные мелодии. Что до вкусов любителей, то могу назвать двух представителей павловских канароводов, обучающих своих кенаров по собственному усмотрению.

Так, например, В.Горшков учил своих канареек песням живых вольных певцов, живущих в его доме вместе с канарейками: юлой, синицами, овсянками-ремезами и другими.

Д.Аполлонин обучает своих птиц с помощью живой игры на низкоголосой старинной металлической дудочке. И, надо сказать, его певцы неизменно получают на мартовских конкурсах специальный приз «За лучшую музыкальность».

Не сомневаюсь, что среди любителей России есть и множество других интересных канароводов, которые учат своих любимцев своим собственным, отвечающих их вкусу и слуху песням.

Фонд поддержки русской канарейки и Московское общество испытателей природы приглашает всех без исключения канареечных охотников для участия в Весеннем мартовском конкурсе, который уже традиционно проводится в первую субботу марта в Зоологическом музее МГУ.

Мы работаем над улучшением формата проведения конкурсов, над более демократичным судейством и готовы расширять программы специальных призов. Главное, чтобы привозимые на прослушивание птицы были подготовлены к пению в новой обстановке и не молчали.

ПЕРСПЕКТИВЫ РУССКОЙ КАНАРЕЙКИ

И все же, какие перспективы на сегодня у русской канарейки?

На мой взгляд, весьма неплохие. Конкурсы и в Москве, и в других городах собирают все больше любителей. Популярность русской канарейки не уменьшается, а наоборот возрастает в других странах, чему способствуют Интернет и эмиграция.

В России появляется все больше клубов, объединяющих любителей русской канарейки, увеличивается число молодых людей, увлекающихся канароводством.

Что же касается непосредственно пения, то хотел бы вслед за одним из основателей московского клуба Н.Веллиным предположить, что развитие русской канарейки будет по-настоящему эффективным только в том случае, если любители, города, регионы не будут слепо копировать формат проведения столичных конкурсов, а начнут искать новые пути обучения, прослушивания и оценки канареечного пения.

В среде канароводов есть множество творческих людей, ищущих собственный путь игры на замечательном музыкальном инструменте – русской канарейке. И некоторые возможные пути этого творческого развития я попытаюсь обозначить.

Во-первых, это немаленькое число любителей, обучающих своих кенаров песнями диких вольных певцов. Канарейка, со своими непревзойденными голосовыми данными, вполне может оставить далеко позади себя таких замечательных имитаторов, как варакушки, садовые камышевки и других певчих птиц, чьи песни состоят в основном из заимствованных чужих колен.

Во-вторых, совершенно незаслуженно забытое искусство обучение канареек игрой на дудочках-сопилках, как доказал Д.Аполлонин, находит множество приверженцев, и по красоте музыкальной составляющей на сегодня, пожалуй, даже не имеет себе равных.

В-третьих, и на эту позицию я возлагаю самые большие надежды, это всегда имеющаяся возможность, причем, у ЛЮБОГО разводчика русских канареек, заняться обучением кенаров исполнению музыкальных отрывков. История уже доказала и возможности такого использования канареек и популярность таких мелодий в самой широкой среде любителей музыки.

Проведение отдельных конкурсов по всем трем предложенным вариантам канареечного пения не представляет никаких особых технических или организационных сложностей. Как, впрочем, и подготовка судей, и составление оценочных листов.

Фонд поддержки русской канарейки и МОИП с удовольствием будет оказывать всевозможную помощь в продвижении новых форм развития русской канарейки.

 

Скибневский Роман Николаевич,
президент Фонда поддержки русской канарейки,
член Московского общества испытателей природы
(http://www.rus-canary.ru)

ВАМ ПОНРАВИЛСЯ МАТЕРИАЛ? ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШУ EMAIL-РАССЫЛКУ:

Каждый понедельник, среду и пятницу мы будем присылать вам на email дайджест самых интересных материалов нашего сайта.

Подпишитесь на нашу email-рассылку

В понедельник, среду и пятницу мы будем присылать вам на email дайджест самых интересных материалов нашего сайта:



Яндекс.Метрика