Розочка

Автор Артур Кангин

Розочка

1.

Обратилась к московской знаменитости, парапсихологу Сергею Лазуткину. Сам он себя просил называть Сержем. Иностранный привкус сигнализировал о глобальности знания.

— Что же вас, матушка, привело ко мне? — прислонясь к дверному косяку, г-н Лазуткин скрестил на груди руки молотобойца.

— Я не матушка, а Розалия Моисеевна. Можно просто, Роза.

— Итак?

— Они все умирают.

— Человек, увы, смертен.

— Я говорю о своих возлюбленных.

— Сколько летальных исходов?

— Семь. Это не считая бабушек и дедушек, дядек и тетей.

— Последний случай?

— Тибетский монах Рама.

— Ого! У вас сексуальные связи с монахами?

— До посвящения в сан гуру он был Васей Зозулиным. Промышлял подержанными авто в Балашихе. К нему обратилась, как к вам. Припала, так сказать, к стопам. Он меня обрадовал сообщением, что смерти нет. Есть лишь череда перевоплощений.

— Стара песенка…

Серж достал из стола пузырь виски «Белая лошадь». Хлебнул из горла.

— Сергей Игнатьевич, вы — алконавт? — вскрикнула Роза.

— Был. Иногда возникает душевный зажим, его нужно снять… Так от чего же умер этот, как его, Рама Зозулин?

— На баобабовой опушке его задушил молодой шимпанзе.

— Странная смерть.

— Ошибаетесь. В Тибете это сплошь и рядом. Во время весеннего ристалища шимпанзе принял Васю за самку. Тот, понятно, не дался.

Серж опять глотнул, с мучительной задумчивостью потер кадыкастое горло.

2.

Розочка лукавила. Полюбить себя, по совету гуру, как бога, ей удалось. Кушала только в элитных ресторанах. Покупала одежду и обувь в бутиках хай-класса. Денег на себя уходило много. Очень. Благо родственники и любимые все помирали и помирали, оставляя ей по завещанию имущество, движимое и недвижимое.

Нервы, правда, шалили. Роза истерически много ела. Предпочитала перепелов и куропаток. Обожала мучное. И не поправлялась ни на грамм. Хорошей же конституцией ее наградили покойные родители. Осиная талия, тяжелые груди, молодое лицо. Хотя ей под 40!

Вот, хохмы ради, влюбиться бы ей в Сержа. Занятно, какой он смертью помрет? Шагнет из окна своего офиса в Москва-Сити? Сунет голову в духовку газовой печи? Или же утонет в серной ванне Селезневских бань?

Пусть живет пока!

Роза пришла к Лазуткину в юбочке-мини, с серебристой молнией сзади. Пара ее длинных безупречных ног обтянута золотистыми чулками. Серж смущенно отводил глаза.

Ох, и от одноразового мужичка она бы не отказалась. В паху после отменной ресторанной еды разгорался Грааль. Но не похоть. Любовь! Пусть и одноразовая. Солнечный удар, да и только.

— Значит, возлюбить себя, как бога, так и не удалось? — Лазуткин кинул в рот какую-то таблетку.

— Частично. Однако они продолжают умирать.

По щеке Лазуткина зазмеилась алмазная капелька пота:

— После соития?

— Когда как.

— Есть у меня для вас кое-что. Предупреждаю, до чрезвычайности дорого. Пока же еще расскажите о себе. Не стесняйтесь.

3.

На прощание Лазуткин повертел над Розочкой зеркальный шар. Прочитал ее кармический столб. Сказал обидное:

— Плохи ваши дела, Розалия Моисеевна.

— Что так?

— Вы переступили черту. По моим прикидкам, вы являетесь всадником Апокалипсиса.

— Чушь! И коня-то нет. Лишь «Мазда».

— Молчите! У меня есть нечто, блокирующее лучи эгоцентризма. Эксклюзивный костюмчик.

— Если есть, так давайте.

Лазуткин нырнул под стол, достал картонную коробку, а в ней костюм из колючей дерюги.

Брюки он поставил на пол. Они стояли! Экая плотная ткань.

— И как я буду носить? — икнула Роза.

— Согласен, ходить трудновато. А вот лежать — самое то. Можете спать. Наберитесь мужества, ткань немного покалывает.

— Результат пытки?

— Найдете своего единственного.

— И он не того? К праотцам?

— Гарантирую.

4.

Дома натянула дерюгу. Будто стекловолокно. Глянула в зеркало. Ба! Вылитое огородное пугало.

Легла на тахту. Стала вспоминать возлюбленных. Любопытно, что ни одного из них она в гробу не видала. Все они как-то умудрялись отходить вдали от нее.

Сколько же еще лежать в этом скафандре?

Отмучалась часа два.

В дверь позвонили.

Приникла к глазку.

На пороге, переминаясь с ноги на ногу, стояла ее первая юношеская любовь, Олег Байбаков. Мастер спорта по прыжкам с парашютом. Вот парашют-то его и не раскрылся где-то на полигоне под Воронежем. Было это тому лет двадцать назад.

— Кто? — прошептала Роза.

— Конь в пальто, — хмуро пошутил Байбаков.

— Ты же того?

— Живее всех живых. Отпирай!

Прикиду Розалии Олег не удивился. Только сыронизировал:

— Поступаешь в отряд космонавтов?

— Типа того…

— Ясно! А ведь парашют мой тогда раскрылся. Просто я хотел от тебя дистанцироваться. Напрягаешь ты меня, детка. Энергетический вампир ты.

— Зачем явился?

— Расставить все точки над i. Как знать, может зря тогда тебя бросил.

— Я переоденусь.

Роза вернулась в черных брюках и черной же водолазке.

— Одета, как вампир! — усмехнулся Олег.

— Траха не будет.

— Сам не хочу.

5.

И что вы думаете, к Розе вернулась вся гирлянда ее кавалеров. Они чуть расталкивали друг друга локтями.

Олег, Василий, Глеб, Георгий, Митяй, Егор… Всех и не перечислишь. Даже удавленный макакой, и тот оказался живой…

Конечно, Роза могла бы и не надевать этот дерюжный костюм, прервать череду возвращений псевдо-жмуриков, ан женское любопытство удерживало от опускания занавеса.

А дальше стали воскресать из мертвецов ее родственники. Оказывается, они тоже сымитировали свою кончину, отписав Розе все движимое и недвижимое имущество. Квартиры они назад не требовали, с каким-то символическим подтекстом рыдали.

— Баста! — удовлетворив дамскую пытливость, Роза ринулась к Сержу Лазуткину.

Тот в своих апартаментах ходил в черном трико с золотыми лампасами, посасывал чубук вишневой трубки.

— Иногда они возвращаются, — усмехнулся горько.

— Не хочу! К чёрту!

— Верните костюм.

— Вдруг они опять начнут умирать.

— Тогда оставьте.

Роза задумалась:

— Есть тут один… Олег Байбаков. Мне он до сих пор люб.

— Вот и сойдитесь.

6.

Прошел год с лишним.

Розочка вышла за Олега замуж. Понесла плод. В крестные отцы решили позвать Сержа Лазуткина.

Как все срослось?

Очень просто.

Олег Байбаков попросил примерить чудо-костюм. Примерил. И тут с ним случилась метаморфоза. Он запил. Причем, по-черному. Выйдя из запоя, стал писать фантастические романы. Деньги обрушились, будто стихия Ниагарского водопада. Сам Голливуд, в лице Спилберга, проявляет интерес, предлагает переехать на постоянное жительство, пока по зеленой карте.

Да! Чуть не забыл.

Роза отписала обратно всем воскресшим родственникам их жилплощадь. Зачем ей? Живая наличность и так капает. Гонорары мужа, скажем прямо, нешуточные.