Российская политика “раздачи паспортов”

Новыми поправками к российскому Закону о гражданстве Кремль создает правовой предлог для  угрозы или фактического применения силы на базе утверждения о необходимости защиты российских граждан, проживающих в соседних государствах.

Photo copyright: pixabay.com

24 апреля президент Владимир Путин подписал закон о внесении изменений в закон о гражданстве России. Новые положения были быстро приняты российским парламентом, пройдя обе палаты всего за две недели. В соответствии с положениями поправок, названных «революционными» в отношении гражданства России, ключевые группы иностранцев, в частности этнические русские и русскоязычные, проживающие в соседних с Россией государствах, будут иметь право на упрощенную процедуру получения гражданства. По имеющимся данным, в результате принятия этих поправок, Россия надеется добавить  себе от пяти до десяти миллионов новых граждан.

Хотя пересмотр закона о гражданстве отчасти обусловлен необходимостью преодоления демографического кризиса в России, он также является частью смены курса, предпринятой правительством Путина, чтобы поставить этноязыковую идентичность и национализм в основу своей региональной внешней политики. С момента аннексии Крыма и начала войны на Донбассе на Украине в 2014 году, Россия все чаще стремится использовать в своих геополитических целях гражданство на постсоветских территориях, проводя политику «паспортизации» диаспоры – массового предоставления российского гражданства людям за пределами территория России.

Политика эта, однако, не совсем новая. В течение последних трех десятилетий Россия использовала «паспортизацию», вкупе с другими политическими мерами, для продвижения связей с соотечественниками, чтобы усилить свое влияние в соседних стратегических регионах.

В случаях с Абхазией и Южной Осетией в Грузии, Приднестровьем в Молдове, Крымом и Донбассом на Украине эта политика лежала в основе претензий России на то, что она несет уникальную ответственность, которая оправдывает ее участие в сфере безопасности и даже военное вмешательство. Недавние поправки к российскому закону о гражданстве, таким образом, вызывают обеспокоенность в связи с тем, что Россия стремится создать юридическое обоснование для вмешательства во внутренние дела своих соседей, подкрепленной скрытой угрозой военных действий и даже возможной аннексией.

Россия и русская диаспора

После распада Советского Союза в декабре 1991 года, до 25 миллионов этнических русских и десятки миллионов носителей русского языка (тех, кто использует Россию в качестве основного языка, но не являются этническими русскими), живут в новых независимых государствах за пределами России. Поскольку конфликты развивались по периферии России, а правительство Бориса Ельцина подвергалось внутриполитическим атакам за игнорирование русской диаспоры перед лицом предполагаемой дискриминации (особенно в Эстонии и Латвии), российская политика сместила фокус и сосредоточилась на так называемом ближнем зарубежье.

Новая доктрина российской внешней политики и политики безопасности формировалась с 1996 года под влиянием влиятельного министра иностранных дел и премьер-министра Евгения Примакова . Доктрина основывалась на утверждении, что Россия является великой державой в значительной степени из-за ее места в мире и ответственности в сердце Евразии. В рамках этой доктрины этнические и языковые сообщества, имеющие исторические или культурные связи с Россией (соотечественники), были представлены в качестве ключевого российского интереса и краеугольного камня роли России в ее «сфере влияния».

Хотя доктрина Примакова в значительной степени определяла внешнюю политику России и политику безопасности с середины 1990-х годов, внутренние проблемы страны и нехватка ресурсов удерживали Россию от реализации этих идей. Когда Путин стал президентом в 2000 году и впоследствии консолидировал власть в Кремле, доктрина Примакова постоянно применялась, первоначально на постсоветских территориях. Политика диаспоры стала важным инструментом влияния, поскольку Россия стремилась наладить связи с соотечественниками и оказать давление на затяжные конфликты в Грузии и Молдове, а также на Украине.

Хотя Путин проводил сильную национальную политику России, он не был этническим националистом. Российские националистические политики действительно держались на расстоянии вытянутой руки от политики. В целом, Путин стремился найти баланс между русской (этнической) идеей и большей идеей российской гражданской государственности.

Таким образом, в то время как Россия обращалась к этническим родственникам и русскоязычным, она также стремилась установить связи с различными общинами, имеющими исторические связи с Российской империей и Советским Союзом, независимо от этнической принадлежности, в рамках концепции евразийства. Одновременно Москва проводила политику увеличения представленности российского гражданства за рубежом путем паспортизации стратегических нерусских групп.

В 2002 году Москва начала предоставлять гражданство России жителям сепаратистских регионов Грузии – Абхазии и Южной Осетии. Эта политика помогла увеличить число российских владельцев паспортов с примерно 20% населения до более чем 80%. По оценкам, 250,000-500,000 жителей спорного региона Молдовы – Приднестровья также приобрели российское гражданство.

В августе 2008 года, когда Россия и Грузия вступили в войну, Кремль оправдал развертывание российских военных сил в Абхазии и Южной Осетии, заявив, что они необходимы для защиты граждан России.

Путин укрепляет этнический национализм с 2014 года

Поскольку отношения России с Украиной, после Оранжевой революции 2004 года,  ухудшились, эта страна стала особой целью усилий России по укреплению отношений с соотечественниками. Переход Москвы в 2014 году к аннексии Крыма и ее участие в последующей войне на Донбассе ознаменовали, однако, новый этап в отношениях России с диаспорой. Впервые Москва захватила территорию с помощью военной силы на основе этнических притязаний.

В марте 2014 года в своей речи, оправдывающей аннексию Крыма, Путин в значительной степени использовал русский этнический национализм в качестве мотивации своей политики. В своей речи Путин использовал слово русский более 20 раз, и он подчеркнул, что русская этническая общность была разделена границами в результате распада Советского Союза. Он также сослался на концепцию русского мира («Russkii Mir» ), о которой говорят русские православные и славянофильские движения, и подчеркнул стремление к единству.

Использование Путиным (позже в том же году), термина « Новороссия» (термин, обозначающий российские имперские территории к северу от Черного моря, которые в настоящее время преимущественно входят в состав Украины), указывает, по-видимому, на то, что Россия стремится объединить исторические территории, основываясь на этнических и языковых связях. В то время как Путин впоследствии отошел от повестки дня Новороссии, Россия усилила этническую и языковую составляющую своей внешней политики и политики безопасности в отношении Украины и стремилась использовать гражданство в стратегических целях.

В апреле 2014 года, в российский закон о гражданстве были внесены поправки, позволяющие ускорить процесс натурализации новой юридической категории «русскоязычных», чтобы население вновь аннексированного Крыма могло получить российское гражданство. В апреле 2019 года Россия расширила список лиц, имеющих право на получение паспортов в ускоренном порядке, чтобы включить жителей контролируемых сепаратистами территорий Луганска и Донецка на востоке Украины, а затем и всех жителей регионов, даже в районах, находящихся под контролем Украины. По сообщениям, более 200 000 украинцев получили российское гражданство в 2019 году, что более чем вдвое превышает показатель за 2018 год. В то же время, были выданы российские паспорта 227 000 жителям двух спорных восточных областей Украины.

В соответствии с поправками 2020 года к российскому закону о гражданстве политика Москвы в области паспортизации значительно расширена и охватывает большую часть бывших советских территорий. В пересмотренном законе Россия де-факто разрешает двойное гражданство, отказываясь от прежнего требования, согласно которому лица, претендующие на российское гражданство, должны представить подтверждающее примечание, которое они подали для отказа от своего нынешнего гражданства в своих странах. В то же время гражданам Беларуси, Украины, Молдовы и Казахстана предоставляется упрощенная процедура подачи заявления на получение ускоренного получения российского гражданства. Лицам без гражданства в Эстонии и Латвии также предоставляется упрощенная процедура получения российского гражданства.

Паспорта и геополитический национализм

После аннексии Крыма, президент Путин все больше подчеркивает этнические и языковые элементы российской внешней политики и политики безопасности. В рамках этого подхода Россия стремится создать транснациональное гражданство, ориентированное на соотечественников по всему бывшему Советскому Союзу.

Таким образом, поправки 2020 года к российскому закону о гражданстве знаменуют собой значительный шаг в проекте российского национального строительства за пределами российского государства. Эти меры, по-видимому, направлены на дальнейшее ослабление юридической значимости государственных границ соседей России и на усиление претензий России на региональное право на защиту [своих граждан], подкрепленное угрозой применения силы.

Автор: Neil Melvin (Нил Мелвин)
Д-р Нил Мелвин является директором по международным исследованиям в области безопасности Королевского института объединенных служб (RUSI).
Источник