Россия, Китай и США: первые залпы

Каждый раз, когда появляется новый президент США, крупные державы ставят перед собой задачу протестировать его и заложить основу для будущих переговоров в потенциальных конфликтах. Иногда торги открывают сами Соединенные Штаты. Так было, когда Вашингтон через своего нового госсекретаря Энтони Блинкена обвинил Пекин в нарушениях прав человека в Синьцзяне и Гонконге и в различных киберпреступлениях. В ответ Пекин назвал Вашингтон серьезным нарушителем прав человека, добавив, что он не может говорить от имени всего мира и не должен на это претендовать. Это был тон для выяснения отношений, а не для приятного представления.

Photo copyright: The White House, kremlin.ru

Все это происходило в преддверии встречи, которая была обречена на провал. Ещё до начала этой встречи, Блинкен и Джейк Салливан, советник по национальной безопасности США, провели переговоры в Южной Корее и Японии, которые выступают против Китая и, несмотря на то, что являются давними союзниками, имеют особые претензии к США (Сеул – по поводу стоимости размещения в стране военнослужащих США, а Токио – по поводу усиления своих вооруженных сил, чтобы противостоять Китаю). Обе встречи прошли хорошо. В другом месте были проведены переговоры с Quad, – диалог по вопросам безопасности с участием США, Японии, Австралии и Индии. Все участники диалога являются военно-морскими державами, враждебными Китаю. Другими словами, непосредственно перед встречей с Китаем, США провели серию встреч со своими анти-китайскими союзниками.

В то время как переговоры были в процессе срыва, президента Джо Байдена спросили в интервью, был ли президент России Владимир Путин убийцей. Он сказал, что был. Это не то, что обычно говорят о главе крупной державы, даже если это правда. У Байдена было достаточно времени, чтобы отказаться от своего заявления, если бы он захотел, но он этого не сделал. Русские были возмущены и отозвали своего посла. Путин ответил: «Кто как обзывается, тот так и называется».

Я считаю, что Байден опередил Китай и Россию и нанес удар первым. Он и его команда хотели дать им знать – и, косвенно, дать понять американской общественности, – что он не будет слабым президентом. Ответы России и Китая, конечно же, предназначались для Соединенных Штатов, а также для союзников США, которые могли сомневаться в их силе.

В дипломатии разговоры обходятся дешево, и подобные вступительные действия мало что значат. Некоторые говорят, что они задают тон на следующие четыре года, но это не так. Они готовят почву для первого месяца, после которого все и каждый, имея возможность фыркать и рычать друг на друга, осваивается с реальностью. А реальность препятствует решительным действиям. США – крупнейший покупатель Китая, и Пекин не может позволить себе потерять его. Приобрести необходимые товары на других рынках намного проще, чем продать на других рынках. Что касается России, она может начать борьбу, скажем, на Украине или в Молдове, но это будет худшим сценарием для неё: НАТО, Германия и другие страны будут наращивать силы в Восточной Европе. Так что давайте исключим и это.

Варианты России и Китая, очевидно, более сложны, чем то, что я здесь излагаю, но они также ограничены этими реалиями. Встречи, проведенные США перед встречей с Китаем, должны были напомнить китайцам о том, что они не должны переоценивать свою силу или недооценивать свою стратегическую изоляцию. Назвать Путина убийцей означало предостеречь Путина от тайных операций и дать ему понять, что Вашингтон знает, насколько слаба Россия, и ему все равно, что Россия думает.

Риск состоит в том, что Байден ошибается и что Россия и Китай не так слабы, как он думает. На мой взгляд, они не в состоянии бросить вызов Соединенным Штатам или предпринять военные действия. Но одно дело писать, а другое – нести бремя действия. Вопрос в том, какие действия могут предпринять русские и китайцы. Логичное решение – создать альянс. Вопрос в том, как это будет выглядеть и будет ли это иметь значение.

Экономический союз был бы неэффективным. Россия и Китай торгуют друг с другом без трений. Ни у одного из них не будет достаточного рынка для удовлетворения потребностей другого. Существует симметрия в том, что России нужны китайские потребительские технологии, а Китаю – российское сырье, но каждый из них уже получает то, что ему нужно, и предоставляет то, чем он может управлять. Экономический альянс, возможно, формализует существующие отношения и, возможно, увеличит торговлю, но не сделает их неуязвимыми для давления третьих сторон.

Военный союз также проблематичен. Ни Россия, ни Китай не могут поддержать стратегические потребности другого. Главная угроза Китаю – военно-морская. Военно-морской потенциал России ограничен, а чтобы попасть в её крупный азиатский порт Владивосток требуется пройти по морским маршрутам, которые контролируются Японией и США. Россия будет сдерживаться той же коалицией, которая угрожает Китаю. Угрозы для России в первую очередь наземные. Возможности Китая направлять войска в районы, вызывающие озабоченность России, ограничены, и Россия не испытывает острой необходимости в дополнительных наземных войсках. Есть области, в которых один может помочь другому, такие как военная техника или кибервойна, но это не настоящий союз.

Может ли российско-китайский альянс начать морское наступление на востоке и наземное наступление на западе одновременно? Возможно. Но это, хотя и политически шокирующее действие, не ослабит ни один из фронтов, потому что это приведет к поражению военно-морских сил, которые не нужны на западе, и сухопутных войск, не нужных на востоке. Это нападение также может потерпеть неудачу. Если оно будет успешным, это будет означать экзистенциальный (ядерный) выбор или создаст непоколебимые антироссийские и антикитайские союзы.

Более логичный и менее рискованный шаг для Китая – достичь политического и экономического соглашения с Соединенными Штатами, а для России – сделать то же самое, по крайней мере, с Европой. Но для этого каждый должен убедиться, что США не заинтересованы в урегулировании. Отсутствие интереса – основа любой позиции для торга. Самое правильное “прочтение” ситуации – США знают о приближающемся торге и поэтому изображают из себя враждебную ему сторону. Китайцы откликнулись на ставку американцев. Русские скоро сделают это. Во всяком случае, сейчас время оскорблений и угроз, прежде чем мы перейдем к делу, которое, несмотря на все это, может потерпеть неудачу.

Источник

Подпишитесь на ежедневный дайджест от «Континента»

Эта рассылка с самыми интересными материалами с нашего сайта. Она приходит к вам на e-mail каждый день по утрам.