Рихард Вагнер и Александр Блок

Можно ли сказать, что поэт Александр Блок, призывавший «слушать музыку революции», намного лучше композитора Рихарда Вагнера, призывавшего уничтожать eвpeeв? Конечно, вопрос этот риторический. Блок явно лучше, потому что напрямую к yбийcтвaм не призывал, да и расплатился за свои заблуждения безвременной смертью, в отличие от Вагнера. И всё-таки, взгляды как одного, так и другого, приобретя материальную силу, стоили миллионы убитых и замученных.

Photo copyright: Derek Johnson, CC BY 2.0

В оправдание обоих деятелей искусства нужно сказать, что они проповедовали недоброе не в одиночку. Идеи буквально витали в воздухе, отравляя дух мыслящих людей. В России проблематичная отмена крепостного права привела к неуклонному росту терроризма, оправдываемому интеллигенцией. Осуждать терроризм было дурным тоном – за это грозила социальная кара – отлучение от «приличного общества». Террористка Вера Засулич, стрелявшая в полицейского начальника, была оправдана судом присяжных – шокирующий факт массового безумия и беззащитности властей.

В застойные годы моей юности в Москве мне объясняли разницу между интеллектуалами и интеллигентами. Интеллектуалы – люди образованные, зарабатывающие деньги умственным трудом. Интеллигентов же отличает душевная тонкость, высокая духовность, причём образование для интеллигента не является определяющим признаком. Вот интеллигенты-то и несут большую долю ответственности за постигшую Россию катастрофу. В конце XIX века в России произошёл неимоверный рост духовности, вызвавший взрыв мозга и проложивший дорогу в ГУЛАГ. После победы террористов беспокойная, ищущая правды интеллигенция стала не нужна. Ленин обозвал её «гoвнoм» и расправился с ней.

Когда я читаю стихи Блока и других поэтов «серебряного века» (или пробую читать, потому что много в меня не влезает) меня не оставляет впечатление, что эти авторы блуждают в потёмках и абсолютно не понимают времени, в котором живут, заблудились в своих вымышленных пространствах. Ощущение мировоззренческой фальши абсолютно непереносимо. Гораздо больше я ценю комиссарские стихи Эдуарда Багрицкого, красочно и правдиво отразившие своё время, при том, что убийц-комиссаров ненавижу. Даже агитки Маяковского, ей-богу, лучше, реальнее, чем морок символизма.

Сейчас, через сто с небольшим лет, вновь происходит революция, на этот раз в США, и интеллигенция вновь хочет изменить мир, сделать его справедливым. За несогласие с прогрессивными идеями опять грозит остракизм, ярлык «реакционера». К этому прибавилась масса других определений: «фaшиcт», «pacиcт», «ceкcиcт», «кceнoфoб», и так далее. Если сто лет назад речь шла об уничтожении классов, то теперь под прицел попадают pacы и пoлы. Гeнoцид бeлыx мужчин – один из мыслимых вариантов. «Ярость благородная» против тех, кто стоит на пути исторических свершений, набирает градус. Пока этот градус пониже, чем тот, что был в России в канун революции или в Германии в период прихода к власти национал-социалистов – всё-таки, у нас общество потребления! Но коллективное безумие – это самоподдерживающийся процесс, имеющий тенденцию к усилению вплоть до катастрофического взрыва.

В том, что имеет место безумие, нет никаких сомнений, потому что нет никакого другого объяснения широко распространённой ненависти к президенту, который не сделал ничего плохого. Он просто «чуждый элемент», не обладающий требуемой высокой духовностью и утончёнными манерами. У президента народный дух, противоположный интеллигентскому, и своим присутствием он мешает наступлению «светлого будущего», в котором антагонизируемые для совершения переворота pacы и гeндepы вновь сольются в неразличимую счастливую массу под управлением заботливого правительства, готового лоботомировать всех несогласных, не исключая лезущей вперёд паровоза интеллигенции.

Дмитрий Гаранин