Путин может объявить о приостановке военных действий и предложить «мирные переговоры»

Почти два месяца тому назад, 15 марта, на этих страницах были названы три варианта возможных действий агрессора:

«В этой ситуации у Путина есть три варианта действий.
1. Признать неудачу агрессии и оперативно вывести остатки российских войск с территории Украины.
2. Сохраняя войска на занятых позициях, попытаться договориться с руководством Украины о Минске-3.
3. Продолжать подтягивать резервы из России, Абхазии, Южной Осетии, Армении, Таджикистана, попытаться заставить Лукашенко направить ВС Беларуси, привлечь наемников из Сирии, Ливии, Ирана и т.п. мест, получить военную и финансовую помощь из Китая».

Спустя 51 день стало ясно, что двух из трех вариантов действий больше нет.
Вероятность первого варианта снизилась до нуля.
Третий вариант был использован, но он не дал желаемых агрессором результатов.

Теперь у Путина остался, похоже, единственный вариант:
Сохраняя войска на занятых позициях, попытаться договориться с руководством Украины о Минске-3.

Формально у Путина есть еще один вариант – создать, так сказать, «Резервный фронт» – т.е. провести частичную мобилизацию военнообязанных (в прилегающих к Украине российских регионах, резервистов отдельных возрастов или отдельных военных специальностей или тех и других), сформировать новые воинские части и подразделения, укомплектовать их расконсервированной и снятой с военных складов техникой, и подтянув боеприпасы и топливо, продолжить атаки в Южной и Юго-Восточной Украине.

Первая проблема с этим вариантом заключается в том, что для подготовки «Резервного фронта» нужной численности и огневой мощи необходимо время – от нескольких недель до нескольких месяцев. Следовательно, для осуществления этого варианта Путину все равно потребуется оперативная пауза, существенное снижение интенсивности военных действий или даже их прекращение с предложением Украине проведения «мирных переговоров». Такая пауза, естественно, будет временной. То есть длящейся лишь до подготовки «Резервного фронта» и возобновления военных действий уже с новыми силами.

Вторая проблема с этим вариантом заключается в том, что теперь время работает против Путина и на Украину. В средне- и долгосрочной перспективе в гонке поставок вооружений и боеприпасов между Россией и коллективным Западом шансов у России нет. Оружие, поставлявшееся в ходе Второй мировой войны по ленд-лизу из практически неисчерпаемого «арсенала свободы» США вооруженным силам Великобритании, Китая, Советского Союза, предопределило исход войны. В условиях массированных поставок оружия в Украину с Запада исход нынешней войны предопределен.

Кроме того, в скором времени Запад, очевидно, введет эмбарго на поставки российских нефти и газа, а затем – возможно, и полностью установит запрет на любую торговлю с Россией. Экономические и финансовые ресурсы путинского режима пусть медленно, но будут усыхать.

Кроме того, Финляндия и Швеция готовятся 16 мая объявить о своем вступлении в НАТО.
Япония уже объявила Курильские острова оккупированными.
В Европе могут вспомнить, что правовой статус Восточной Пруссии с Кенигсбергом по итогам Второй мировой войны так и остался неурегулированным.
Не исключено, что всплывут и другие, казалось бы, давно забытые вопросы.

Для того, чтобы предупредить такое развитие событий, или хотя бы отложить или же ослабить ожидаемые действия Запада, необходимо приостановить (остановить, прекратить) военные действия. Причем срочно.

Но главное заключается в том, что, как показал двух-с-половиной-месячный ход военных действий,
ВСР не могут победить ВСУ.
В чисто военном отношении ВСР оказались не сильнее ВСУ.

Ни при штурме-обороне городов, ни в открытом поле, ни на суше, ни в воздухе, ни на море.

Практически в любых видах военных действий.

Единственное преимущество, пока еще сохраняющееся у ВСР на сегодняшний день, относится к ракетному оружию. Однако, во-первых, это лишь вопрос времени, когда украинская противоракетная оборона приблизит эффективность своей работы к уровню израильского «Железного Дома». А, во-вторых, ракетные атаки сами по себе, какими бы разрушительными они ни были, не в состоянии решить поставленную Путиным задачу – ликвидировать украинскую государственность и «денацифицировать», т.е. «деукраинизировать», украинцев.

Таким образом, сейчас у Путина остается фактически единственный вариант действий:
Сохраняя войска на занятых ими позициях (или же разменивая часть занятых ими территорий), попытаться договориться с руководством Украины о некоем соглашении типа Минск-3.

Похоже, именно этим объясняется остервенелая эскалация атак российских войск в последние дни, нацеленная на максимальный захват украинской территории до возможного объявления Путиным факта «достижения целей специальной военной операции и необходимости проведения мирных переговоров».

Возможно, о подготовке именно такого варианта сценария свидетельствуют и другие события последнего времени:
– извинения Путина перед израильским премьером Беннетом за антисемитские комментарии Лаврова;
– заявление Лукашенко о «затянувшейся операции»;
– обнародование папой римским Франциском информации, полученной им от венгерского премьера Орбана о возможности прекращения Путиным военных действий к 9 мая;
– опровержения представителями российской власти планов проведения мобилизации;
– заявления Кремля о неготовности применять ядерное оружие.

Объявление Путиным о приостановке (или прекращении) военных действий могло бы, по его замыслу, поставить украинскую сторону в более сложное международное и моральное положение, вынуждая Украину либо принять это крайне невыгодное ей предложение, либо же, отказавшись от него и продолжая военные действия, показать себя, так сказать, «агрессивной» стороной конфликта.

В последнее время наблюдаются признаки того, что соответствующие сигналы о возможности приостановки (или прекращения) военных действий путинской администрацией были посланы как в Белый Дом в Вашингтон, так и в Офис президента Украины.

Очевидно, неслучайно, что 4 мая, после длительного перерыва, президент Зеленский внезапно заявил о позиции украинской стороны в переговорах с Путиным:

«Цель любого украинца – восстановить нашу территориальную целостность в международно-признанных границах. Я понимаю, что невозможно все сразу. Сначала нужно сделать соответствующие шаги, чтобы остановить войну, а потом уже будет действовать дипломатия. Второй этап – сделать так, чтобы Россия максимально отошла от нашей территории. Третий этап – максимально восстановить территориальную целостность. Мы понимаем, что восстановить территориальную целостность на временно оккупированном полуострове Крым будет сложно. И все же я считаю, что мы сможем потом, показав свою мощь, перейти на дипломатический путь. Потому что любая война заканчивается дипломатией. И мы не отступаем. То есть на сегодняшний день это уже новый этап. Где-то на каких-то территориях мы стоим, заблокированные российскими военными и техникой. Там мы ждем соответствующей техники, чтобы она появилась с нашей стороны, и мы могли давить и продвигаться вперед. А на некоторых территориях мы продвигаемся вперед. Когда обе стороны хотят прекращения огня – они это делают. Мы это проходили несколько лет с Российской Федерацией на контактной линии в Донбассе. Они говорят, что мы договариваемся, потом нарушают (договоренности о прекращении огня. – Ред.). Если у нас будет встреча с Президентом Путиным, тогда к этому времени будет режим прекращения огня. Поскольку в противном случае не будет встречи. И тогда, может быть, мы с ним договоримся лично. Он лично должен брать на себя обязательство по прекращению огня. И желательно публичные».

Иными словами, Зеленский заявил о своей готовности «остановить войну». То есть о готовности не разгромить агрессора, а «остановить войну».

Во-вторых, он обозначил свои ставки в возможных переговорах: «Мы понимаем, что восстановить территориальную целостность на временно оккупированном полуострове Крым будет сложно».

В-третьих, он напомнил своему потенциальному собеседнику о возможности успеха таких переговоров в прошлом: «Когда обе стороны хотят прекращения огня – они это делают. Мы это проходили несколько лет с Российской Федерацией на контактной линии в Донбассе».

Наконец, он вновь запросил личной встречи с Путиным.

Возможно, также, что вчерашнее еще более внезапное заявление командующего ВСУ Залужного о начале контрнаступательных действий ВСУ:

«Традиционно информировал своего американского коллегу об оперативной обстановке. В частности, о перемещении основных усилий противника на Луганское направление, где в районе Попасной, Кременной и Торского продолжаются ожесточенные бои, а также о переходе сил обороны Украины к контрнаступательным действиям на Харьковском и Изюмском направлениях»,

было продиктовано возросшими опасениями со стороны военного руководства Украины риска реализации сценария, при котором существенно усилившийся в последние недели наступательный потенциал ВСУ в случае приостановки (прекращения) военных действий не будет реализован, и тогда страна вновь окажется в условиях полузамороженного конфликта в значительно более неблагоприятной ситуации – вплоть до возобновления военных действий тогда, когда агрессор вновь накопит значительные силы для нового удара по Украине.

Андрей Илларионов

Андрей Илларионов
Автор статьи Андрей Илларионов Экономист, политик

Экономист, старший научный сотрудник Центра политики безопасности в Вашингтоне, президент Института экономического анализа.

Подпишитесь на ежедневный дайджест от «Континента»

Эта рассылка с самыми интересными материалами с нашего сайта. Она приходит к вам на e-mail каждый день по утрам.