Юрий Моор-Мурадов | Путешествие в страну оптимистов

Знаете ли вы, что не только у дореволюционной России были две столицы? Есть две столицы и у Израиля, нынешняя – и “первопрестольная”. На экскурсию по еврейским поселениям и холмам в Южной Самарии, за так называемой Зеленой чертой, где и располагается эта первая столица еврейского государства, пригласила группу русскоязычных журналистов пресс-служба округа Биньямин.

Мы побывали на “всеизраильском балконе” – знаменитой смотровой площадке в поселении Пдуэль, откуда одновременно видно и Средиземное море на Западе – и иорданские горы на Востоке. В ясную погоду можно увидеть электростанции Ашдода и Ашкелона на юге – и Хайфский университет и гору Кармель на севере.

Здесь воочию убеждаешься, какая она маленькая, наша страна.

Отсюда всего за полчаса можно доехать до Иерусалима, до Тель-Авива, до Мертвого моря. До международного аэропорта имени Бен-Гуриона – 12 км по прямой.

Мы увидели, что здесь полным ходом идет строительство многоэтажных домов нового района Лешем. Поинтересовались, насколько квартиры доступны. Ожидали, что нам назовут смешные цены, но нам объяснили, что субсидирование давно прекращено, и цены на жилье здесь не уступают ценам в пределах Зеленой черты. Спрос тем не менее велик.

Из Пдуэля поехали в Шило – первую столицу еврейского государства, где около 400 лет стояла Скиния с ковчегом завета (если вам кажется, что не так уж и много – то вспомните, сколько существуют Соединенные штаты Америки, сколько просуществовала династия Романовых в России, сколько продержался Советский союз).

Голограмма Скинии и Ковчега

Сюда, в Шило, в 14 веке до нашей эры, прибыли спасшиеся из египетского рабства евреи, преодолев воды Красного моря и разрушив трубами стены Иерихона, и здесь унаследовавший руководство народом у Моше (Моисея) Иегошуа Бин-Нун (Иисус Навин) разделил наделы между 12 коленами Израиля, причем Шило достался колену Биньямина.

Евреи, которые 40 лет носили по пустыне изготовленную из дерева переносную Скинию, наконец-то осели и построили здесь, в Шило, постоянный храм из камня, в центре которого поместили ковчег со скрижалями завета. Как нам наглядно продемонстрировала голографическая экспозиция, в ковчеге хранили и обломки первой версии скрижалей, в гневе разрушенной Моше-Моисеем, и вторую, целую версию.

В Шило давно уже ведутся раскопки; израильским археологам и их коллегам из США удалось найти фундамент Храма-Скинии размерами 25 на 50 метров – в точности как упомянуто в Торе.

Так мы оказались на том самом месте, где 34 века назад в центре храма стоял ковчег завета. Сердце забилось чаще от одной этой мысли.

Рядом археологи нашли фундаменты древних жилых домов, торговых рядов, складов. Сохранились мозаичные полы церквей, построенных позже, в Византийскую эпоху.

Раскопки на месте Храма-Скинии

Округ Биньямина был освобожден в ходе Шестидневной войны в 1967 году, его площадь – миллион дунамов, в нем 46 поселений, в которых живут 65 тысяч человек – десятая доля всех евреев, живущих на территориях. Есть среди них светские, религиозные сионисты и ультраортодоксы. Немало репатриантов из бывшего СССР.

Древний Шило стал столицей Израиля задолго до того, как царь Давид построил в Иерусалиме Храм как духовный центр евреев. В Шило раз в год евреи со всей страны собирались для поклонения Богу; здесь пророк Шмуэль (Самуил) помазал на царствование первого царя Шауля (Саула).

На этих землях Иуда Маккавей разгромил греков, и здесь же во времена восстания против римлян мятежники под руководством Шимона Бар-Гиоры окружили и разгромили врагов. Тут родился праздник любви – Ту бе-Ав.

Не так давно группа энтузиастов обнаружила здесь могилу, которая, по их убеждению, является захоронением Иегошуа Бин-Нуна – и она уже становится местом паломничества ортодоксов и может конкурировать с Уманью.

Автор у дерева, посаженного премьер-министром

Нашим гидом в поездке был обаятельный и остроумный Исраэль Бен-Ари, влюбленный в эти края житель Шило, репатриировавшийся из Прибалтики в 14 лет. Он рассказал, что поселенцы занимаются виноделием, выращивают виноград и цветы. Туристам здесь предлагают экскурсии на тракторах, лошадях и верблюдах.Исраэль показался мне в общем жизнерадостным человеком, но были у него и ламентации. Он поворачивал группу на запад, показывал на арабскую деревню вдали – и обращал внимание на столб дыма, поднимающегося там.

– Это они сжигают мусор. Так у них решается проблема. На наше счастье, ветра сильного сейчас нет, но к вечеру он подует в нашу сторону – и мы будем дышать гарью.

Потом он повернул нас на юг – та же картина: арабская деревня и поднимающийся над ней столб дыма. То же самое – на востоке, на севере.

– Так и живем, – вздыхает наш гид.

Израиль, по его словам, предлагает соседям помощь в утилизации мусора, в том числе и финансовую – дело продвигается очень туго.

Наш гид был настолько любезен, что в Шило подвел нас к оливковому дереву, посаженному премьер-министром Израиля Биньямином Нетаниягу. Дерево еще совсем молодое, но на нем уже есть первые плоды – сочные маслины.

Побывали мы и у прекрасной художницы Греты Кузнецовой. (Если окажетесь в Шило – посетите ее дом-галерею).

Картина Греты Кузнецовой

Всюду нас сопровождали и сотрудницы пресс-службы Тамар и Мири. Лейтмотивом их речей было: мы здесь по праву, а не по чьей-то милости, мы вернулись к своим истокам. Они рассказали о планах убедить правительство расширить проходящие здесь две транс-израильские трассы 60 и 90, чтобы избавить от нескончаемых пробок 2-ю и 6-ю трассы в прибрежной зоне. По их мнению, нужно расположить в округе новые промзоны; это не только привлечет сюда еврейское население: на будущих заводах и фабриках найдут себе заработок жители арабских сел.

– Арабы никуда отсюда не денутся, и мы, евреи, никогда не уйдем со своей древней земли, – сказала нам Тамар. – Здесь есть место для всех, и я убеждена, что мы будем жить здесь в добрососедских отношениях, – завершила она на оптимистической ноте свой рассказ.

Мой резонный вопрос, не спровоцирует ли это демографическую проблему, заставил задуматься наших милых хозяек.

В завершение мы посетили дегустационный зал винодельни Псагот. Мы смаковали белое шардоне и сравнивали с белым же вайонье, красное мерло – с красным же сухим эдом.

Виноделы Псагот тоже поделились своими далеко идущими планами: намного увеличить производственные мощности, расширить виноградные плантации и превратиться из небольшой винодельни, поставляющей свое вино в специальные винные магазины, где они стоят 120–150 шекелей за бутылку, в винзавод с ежегодным выпуском миллиона бутылок, которые будут продаваться в торговых сетях намного дешевле.

Потягивая особо мне приглянувшийся эдом, я был уже менее критически настроен в отношении мечты о добрососедских и взаимополезных отношениях между нами и жителями мусоросжигающих деревень, и в мозгу вертелась умиротворяющая фраза:

Зачем размахивать топорами,
Когда конфликт решаем штопорами?

Фото: Алекс Авни

ВАМ ПОНРАВИЛСЯ МАТЕРИАЛ? ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШУ EMAIL-РАССЫЛКУ:

Мы будем присылать вам на email дайджест самых интересных материалов нашего сайта.