ПСИХОЛОГИЯ ЭМИГРАЦИИ

Автор Рамис Юнус

Вы никогда не задумывались над тем, почему люди преклонного возраста непосредственны в своих проявлениях, как маленькие дети и отчего в общении и с теми и с другими, в первую очередь трудно приходится людям среднего поколения? Давайте взглянем на извечную проблему «отцов и детей» с позиции жизни эмигрантов из бывшего Союза. Согласитесь, что США именно та страна, где кризис среднего возраста проявляется во всей своей палитре.ПСИХОЛОГИЯ ЭМИГРАЦИИНынешние дедушки и бабушки это в основном эмигранты первой волны времен «застоя», когда после подписания в 1975 г. «Хельсинского Заключительного Акта», наступила разрядка в международных делах и на некоторое время «железный занавес» открылся. Вторая волна эмиграции началась во времена горбачевской перестройки, которая потом плавно перешла в третью, уже после развала Союза, и которая продолжается по сегодняшний день.

Первая категория эмигрантов уезжала из тоталитарного государства, развала которого, уверен, в ближайшем будущем они не предполагали. Им психологически было намного легче. Во-первых, их было не так много и главным для них была социальная защищенность, которую они получали в США сразу. И сравнивать жизнь оставшихся в Союзе со своей, здесь, им было нетрудно. Они не присутствовали также при крушении такой огромной империи как Советский Союз, в которой за 75 лет сменилось несколько поколений людей.

Через многие катаклизмы крушения и краха Союза прошла вторая и, особенно, третья волна эмигрантов, ведь для них произошло обесценивание всего нажитого во времена перестройки – как в моральном, так и в материальном плане. А когда начались межнациональные конфликты и количество уезжающих резко увеличилось, то стали уезжать даже те, кто не планировал этого делать. Если проанализировать миграцию из республик бывшего Союза, то многие сначала уезжали в Россию, еще до конца не веря в крах страны, и только поняв, что страны уже нет, они стали эмигрировать за рубеж.

Единственное, что объединяет всех людей, эмигрировавших в разное время в Америку это, как сейчас модно говорить, «совковый» менталитет. Ведь крушение Союза, а вслед за ней и эмиграция, для многих оказались не только сменой государственного устройства, – это был переход в совершенно другую систему координат, к которой они психологически не были готовы. Здесь ломались судьбы людей, многие из которых (в первую очередь старшее поколение) по сегодняшний день не хотят мириться с тем, что их жизнь прожита за зря в стране с «кривыми зеркалами», придуманными мифами и легендами.

Все эти люди, в основном, и есть сегодня так называемая русскоговорящая эмиграция, проживающая компактно в Бруклине, Майями, Сан-Франциско, Балтиморе и т.д. Тут очень важно отметить, что США – огромная страна, в которую огромными потоками стремятся попасть люди со всего мира, но, несмотря на многие сложности в иммиграционной сфере, Америка их по-прежнему принимает, так как эту страну в своё время тоже создали эмигранты. Это страна больших возможностей, особенно для людей молодых и энергичных, не имеющих «совкового» менталитета, которые сумели безболезненно вписаться в новую для себя систему координат. Поэтому дети, которые здесь пошли в школу, а потом в университет, чувствуют себя превосходно. А вот их дедушки и бабушки, приехавшие в Америку после 65 лет, лучшей страны для себя и не желали бы.

В США, как и во всем мире, для многих пожилых людей жизнь в одиночестве тяжела и скучна. Многим требуется особенная помощь и, живя вдали от родных, они сталкиваются с проблемами ежедневно. Даже обычная покупка продуктов вызывает множество сложностей. Именно для таких людей в США предусмотрены замечательные возможности обратить старость в удовольствие. Для этого уже много лет государством совместно с частными структурами создаются Центры дневного ухода (day care), где обслуживаются пожилые люди, нуждающиеся в уходе в дневное время, но не нуждающиеся в стационарном уходе. В такие услуги, наряду с прочими, включаются организация питания, личный уход, отдых, учеба, развлечения, восстановление физических и профессиональных способностей и медицинское обслуживание. В последние десятилетия в Америке много усилий было направлено на увеличение числа таких центров дневного ухода и увязывание их в единую сеть услуг в рамках различных общин (для русскоговорящих, китайцев, индусов, испаноязычных и т.д.), что также очень важно, поскольку языковый барьер не является «барьером» как таковым и пожилые люди спокойно общаются на родном языке. В этой связи вспоминается фраза, которую я услышал в беседе с одним преподавателем научного коммунизма из Баку, посещающим такой центр в Балтиморе: «В своё время Хрущев обещал нашему поколению, что мы будем жить при коммунизме. Жаль только, Хрущев тогда нам не сказал, где же это будет. Вот мы, советские старики хрущевского поколения, здесь в США и живем при коммунизме». Сказал и грустно рассмеялся. Наверное, из-за своей судьбы «строителя коммунизма», которому всё это предоставила страна, в ненависти к которой его воспитывали долгие годы, и которая так гостеприимно и щедро приютила его. Воистину, пути Господни неисповедимы…

Труднее всего психологически в эмиграции приходится представителям среднего поколения людей, вот среди них то и встречается проблема «среднего возраста». Особенно это заметно среди тех эмигрантов, которые в Союзе, получив начальное, среднее, а иногда и несколько высших образований и начавшие себя реализовывать, вдруг остановились «как птица на взлете». Не все из них, оказавшись в Америке, внутренне были готовы вписаться в чужую культуру, и многие чувствовали себя ущербными и незащищенными. Человеческий фактор, к которому они привыкли в Союзе, здесь был дозирован законами рыночной жизни. Многие из таких эмигрантов проходят через стрессы, депрессии… Это и многое другое и дает кризис среднего возраста в эмиграции.

Одна близкая мне семья, очень дружная, я бы сказал с патриархальными взглядами на жизнь, волею судьбы оказалась под Вашингтоном сразу же после развала Союза. Несмотря на то, что они оба были докторами наук и у себя в Азербайджане считались хорошими специалистами в своих областях, здесь в США они оказались невостребованными. Полжизни уже было прожито, но, к сожалению, в эмиграции у них нет выхода энергии, и КПД жизни в их менталитете приближался к нулю. Вдобавок, начались проблемы с детьми, которые вписывались быстро в американскую жизнь и удалялись от них ментально, благо юный возраст и воспринимает всё новое совершенно по-другому. Мощное здание жизни, что они строили почти 25 лет, стало трещать по швам. И таких примеров здесь тысячи…

Есть ли от этого эффективное противоядие? Что надо делать в первую очередь, чтобы люди не оказывались в такой ситуации? Все эти годы я часто задавался этими вопросами, поскольку и сам проходил через многие сложности жизни в эмиграции. Прожив много лет в США и став полноправным её гражданином, могу уверенно сегодня сказать: куда бы нас ни забрасывала судьба, надо чтить традиции своей культуры и уметь это так правильно организовать, чтобы это гармонировало с окружающей вас действительностью, тем более что традиции многих народов постсоветского пространства имеют тысячелетнюю историю. Кстати, такой подход к эмиграции я впервые заметил у эмигрантов из Китая и Индии, которые, живя здесь годами, свято чтут свои культурные традиции и, в то же время, прекрасно адаптируются в американскую действительность. А тем эмигрантам, которые этого ещё не сделали, я бы посоветовал то же самое, что сказал моим друзьям из Вашингтона: «Если ты не можешь поменять жизнь вокруг себя, то постарайся поменять свое отношение к жизни».

Автор статьи — известный политолог, имеющий опыт работы, как в высших эшелонах власти Азербайджана, так и за рубежом. Он был руководителем аппарата Правительства Азербайджана, Управляющим Делами Парламента страны. Кроме этого, он несколько лет проработал в Йемене и Саудовской Аравии. Хорошо знает политический истеблишмент, менталитет, культуру и языки стран, про которые пишет. В настоящее время проживает в США, где консультирует в качестве политического эксперта многие американские СМИ, независимые фонды и аналитические центры.