Профсоюзный босс Министерства юстиции

Перевод статьи адвоката Симхи Ротмана об опасности от назначения Нисенкорна на пост министра юстиции.

Photo copyright: Marco Verch. CC BY 2.0

Должность министра юстиции в государстве Израиль нелегка. Это демократически выбранный представитель общественности, руководящий министерством, которое является сугубо профессиональным.

В течение многих лет юридические советники правительства, поддерживаемые БАГАЦем, создавали миф, что действия юристов, находящихся на госслужбе, являются профессиональными, и потому министр не может в них вмешиваться. Чтобы якобы избежать политизации судебной системы…

Это началось с криминального делопроизводства, где требование «сохранять дистанцию» политиков от рассмотрения конкретных дел было встречено с пониманием. Народные избранники соблюдали – и совершенно справедливо – «принцип невмешательства» в принятие конкретных решений о судебном преследовании, или подаче обвинительного заключения.

Но очень быстро, тезис «профессиональной неприкосновенности» и отстранения представителей общественности проникли и в другие области работы министерства. Например, такая этическая и политическая тема, как разделение мужчин и женщин на культурных и музыкальных мероприятиях, стала проблемой, в которой в итоге личная позиция заместителя юридического советника стала навязываться общественности.

А в вопросе своих внутренних назначений и тендеров, министерство юстиции и прокуратура превратились в закрытую клику, действующую по принципу «свой приводит своего» – и обеспечивающую внутри себя единообразие мнений, этакий «теплый и уютный» консенсус. Такая же практика сложилась и по вопросу критики руководства прокуратуры. Требования работников прокуратуры, которые в любой другой ситуации звучали бы как реакция профкома, выступившего против посягательства на его привилегии, засияли ореолом «профессионального юридического вопроса». Когда любая критика стала рассматриваться, как вмешательство в «судебное решение», и сопровождаться надрывными криками о «нарушении независимости Прокуратуры».

Борьба за создание аппарата омбудсмена (государственного чиновника, контролирующего соблюдение гражданских прав правоохранительными и силовыми ведомствами. Пер.) и за предоставление широких полномочий этому органу привела «по разные стороны баррикад» многих представителей политического спектра. Ципи Ливни, Яэль Герман и Михал Розин оказались на одной стороне с представителями правых Бецалелем Смотричем и Орит Струк. В итоге эта структура была создана в 2016 г., но оказалась слабой и беспомощной.

Ответственность за подавление критики Прокуратуры должна быть возложена, среди прочего, на ожесточенное сопротивление профсоюза министерства юстиции, которое включило частичную забастовку работников Прокуратуры. Работники самого могущественного органа власти объединились и предотвратили попытки контроля над своими действиями. И тогда попытки ослабли. Представители партии Авода в Кнессете покинули ряды народных избранников, критиковавших действия минюста – и мы увидели, как Шели Яхимович, будучи членом Конституционной комиссии Кнессета, выступает против принципа прозрачности и против критики Прокуратуры. И против ограничения власти, оказавшейся сосредоточенной в руках Прокуратуры.

И поэтому основная задача министра юстиции в Израиле – обеспечить масимальную прозрачность в системе, находящейся под его контролем, и особенно укрепить общественный контроль над самой влиятельной фигурой страны: Генеральным прокурором и его подчиненными.

Может ли человек, который возглавлял Гистадрут, выполнить эту роль? Как и министерство юстиции, Гистадрут – это структура, имеющую колоссальную политическую силу. Силу, поддержанную лояльным лобби, который в силу политических интересов отвечает «Амен!» на все решения Прокуратуры. И точно также Гистадрут действует без тени прозрачности и общественного контроля и надзора.

В отличие от любой некоммерческой компании или амуты, от которых требуется прозрачность действий и публикация своей финансовой отчетности, Гистадрут в течение многих лет получает миллиарды общественных денег – но не предоставляет никаких отчетов.

И это будет очень опасный прецедент, если мы вместо министра юстиции получим де-факто главу профсоюзного комитета, который будет использовать свои полномочия для еще большего усиления самого влиятельного органа государства. Чтобы помочь министерству юстиции избежать столь необходимой общественной критики.

* * *

Симха Ротмана является основателем и юридическим советником «Движения за сильную власть и демократию» и автором книги «Партия БАГАЦа».

Перевод: Лина Кройтору